1
Это перестало входить в круг их задач. Я подозреваю, что и называть их стали такой аббревиатурой специально для того, чтобы газеты перестали восприниматься как «руководящие органы», как средства сплачивания людей. Чтобы их роль строго ограничивалась распространением информации и не более того.
По большому счету это было сделано определенными политическими силами именно для разобщения людей, для раздробления на части любых сплоченных сообществ. Современный мир вообще ориентирован не на сплочение, а на расчленение, на разъединение и раздробленность. Парадокс, но именно это является главным условием его успешной глобализации.
В конце 80-х и начале 90-х гг. русские СМИ превратились в разобщающий фактор общественной жизни в результате утраты доверия к печатному слову и уважения к журналистам и журналистике как таковой. О каком уважении и доверии могла идти речь, если СМИ тогда взяли за моду обо всем говорить отстраненно, «с холодным носом», да еще выбирая исключительно ту информацию, которая пожирней да поскандальней.
И это еще полбеды. На самом деле все гораздо серьезней. Отказавшись от аналитики и формирования общественного сознания, и, следовательно, от публицистики, газеты за два последних десятилетия продемонстрировали свою полную неспособность оперативно и своевременно информировать читателей о происходящем в мире. Как средства информации они постоянно отстают от радио, телевидения и тем более интернета. Некоторые из них уже скатились из пространства бумажных изданий в интернет, где сразу исчезли из виду.
Кроме того, уважение и доверие к СМИ буквально рухнули сразу после того, как они заменили объединяющую идею коллективного социального равноправия и справедливости на приверженность разобщающей идее личной свободы и обогащения. Что бы там ни было, именно СМИ раньше считались могущественней любых других структур, и вступали в борьбу за справедливость и за права человека и, главное, умели побеждать в этой борьбе. За что им и оказывался общественный респект. Теперь они в общественной жизни играют совершенно иную роль.
Ну и, наконец, СМИ поддались на провокацию крайне правых либералов, усматривающих в культуре с ее моральными ценностями и традициями своего главного врага, душителя свободы, и перестали быть рупором и распространителем культуры. В газетах и журналах ей был придан статус нищей приживалки. СМИ стремительно вульгаризировались, а все былое культурное пространство в них превращено в дополнительную площадь для [текстовой] рекламы.
Вместе с этим рухнула и культура издания СМИ в целом. Результат известен. Уровень журналистики резко снизился. Журналистика сегодня деморализована, она пожелтела и утратила влияние. Больше того, растеряв весь свой профессионализм, русские СМИ в Латвии панически боятся и не желают считаться влиятельными. Они и задачу ставят перед собой другую: не влиять, а развлекать. На сегодняшний день в Латвии не осталось русских бумажных СМИ, в частности, газет, которые не были бы в той или иной степени тронуты желтизной.
Что такое желтые СМИ? Это СМИ, которые способствуют снижению уровня читательского самосознания и препятствуют самоорганизации гражданского общества. Признаки желтой прессы в Латвии следующие. Обнаженка на первых полосах и близкие к ней снимки. Анекдоты там же и афоризмы. Гороскопы. Умышленно заниженная культура языка с элементами уголовной лексики. Отказ от аналитики. Замена информации о событиях сообщениями о происшествиях. Повышенный удельный вес рекламы. И наконец, обилие развлекательного материала в виде перепечаток статей из других источников о частной жизни звезд массовой культуры и прочих псевдо познавательных материалов самой разной тематики.
Русские газеты стали широко печатать материалы, никакого отношения к газетному делу и тем более к ежедневным СМИ не имеющие. Проблем социального характера и тем более «русских проблем» они по возможности стараются не касаться. Цели и задачи русских газет в Латвии сводятся не к тому, чтобы сплотить русских читателей, а лишь удержаться их при себе, чтобы не снизить покупаемость газет. Таким образом, из средств массовой информации они уже превратились в своеобразные ежедневники для всякого мусора. В результате прежняя функция прессы, заключавшаяся в просвещении и сплочении массового читателя, свелась к естественной функции СМИ — к оболваниванию читателей и их разобщению. Читатель это чувствует и соответственно к ним относится.
Есть ли будущее у русских газет в Латвии? Произойдет, очевидно, одно из двух. Либо они уйдут в интернет, либо начнут сокращать количество полос с тем, чтобы повысить их качество и профессионализм своих авторов. Газеты должны стать тоньше и злободневней. Иначе им придется уйти в интернет, а там они быстро растворятся в море всевозможных информационно-аналитических источников и прекратят свое существование.
Почему? Получается, что только потому, что они не хотят «пристегнуться» к Русскому миру и отвечать его потребностям. Считается, что их функции сегодня другие, чем были двадцать или тридцать лет назад. Может быть, функции, действительно, изменились, и сплочению Русского мира они служить не должны. Но тогда эти функции гибельны, как недолговечна и гибельна любая коммерческая структура.
Гарри Гайлит
2.
Ну и намусорили!
Ну и намусорили!
28 ноября 2011 («Вести Сегодня Плюс» № 95)
Безграмотные, бескультурные, бессовестные, одержимые исключительно жаждой наживы — такими видят русские общественники Латвии русских журналистов…
Автор: Елена Слюсарева
В свет вышел очередной номер журнала российских соотечественников Прибалтики «Балтийский мир». Темой его «Экспертного клуба» на этот раз стала журналистика в Прибалтике. Эксперты — известные в Латвии общественные деятели — обсуждают такие вопросы:
— Согласны ли вы с точкой зрения, что СМИ способствуют разобщению русского мира в странах Балтии?
— Могут ли виртуальные сообщества заменить полностью или частично СМИ?
— Способны ли они решать задачу усиления общественной связности русского мира?
Слона–то я и не заметил
Дискуссия, в принципе, интересная и где–то даже конструктивная. Так, Мирослав Митрофанов указывает, что «все 20 лет независимости именно русские СМИ работали на сплочение русской общины Латвии. Другое дело, что цели данной консолидации в течение времени менялись… В Латвии жизнеспособная русская община — это во многом продукт латвийских русскоязычных СМИ».
Владимир Соколов отмечает, что «по результатам выборов можно сделать вывод, что русская пресса сплачивает население… Как относиться к этому факту? Профессионализм — дело житейское. Вы говорите, что пресса зависит от денег. Поднимите руки, кто из вас не зависит от денег?»
А не зависят, судя по их высказываниям, к примеру, Гарри Гайлит и Сергей Мазур. Гарри Гайлит пишет: "В конце 80–х и начале 90–х годов русские СМИ превратились в разобщающий фактор общественной жизни в результате утраты доверия к печатному слову и уважения к журналистам и журналистике как таковой. О каком уважении и доверии могла идти речь, если СМИ тогда взяли за моду говорить обо всем отстраненно, «с холодным носом».
Кроме того, уважение и доверие к СМИ буквально рухнули сразу после того, как они заменили объединяющую идею коллективного социального равноправия и справедливости на приверженность разобщающей идее личной свободы и обогащения.
Ну и наконец самый большой грех русских СМИ по Гарри Гайлиту: «Культуре был придан статус нищей приживалки». В итоге, «растеряв весь свой профессионализм, русские СМИ Латвии панически боятся и не желают считаться влиятельными. Они и задачу перед собой ставят другую: не влиять, а развлекать… Проблем социального характера и тем более „русских проблем“ они по возможности стараются не касаться. Цели и задачи русских газет в Латвии сводятся не к тому, чтобы сплотить русских читателей, а лишь удержать их при себе, чтобы не снизить покупаемость газет. Таким образом, из средств массовой информации они уже превратились в своеобразные ежедневники для всякого мусора…»
Не читал, но осуждаю
Впечатление такое, что данный эксперт вообще не читает русских газет Латвии. В конце концов, их у нас не так много, чтоб запутаться. По крайней мере, крупнейшая русская газета Латвии «Вести Сегодня» в каждом номере буквально кричит о русских проблемах. О социальном разобщении. О безгражданстве. О кризисе морали и нравственности в государстве и обществе, о позорном отношении к фронтовикам.
Культуре посвящена ежедневная полоса в нашей газете, на которой печатаются и статьи самого Гарри Гайлита. Кстати, из последнего — недавние впечатления от премьерной постановки «Обломова» Алвиса Херманиса, хотя премьера случилась в начале сентября и ей у нас сразу же было посвящено большое интервью с режиссером. Что подтверждает старый добрый тезис «сам я Пастернака не читал, но осуждаю».
Кто осаждал миссию ОБСЕ, когда шла массовая депортация круглопечатников? А кто поднял крик вокруг надвигающейся реформы русских школ? Кто из номера в номер готовил и публиковал мнения экспертов о надвигающемся кошмаре? Кто бегал по митингам и пикетам, кто на разных декоративных форумах с ервокомиссарами и знатными интеграторами каждый раз совался со своими русскими проблемами? Это были русские журналисты, Гарри. У нас не было ни выходных, ни праздников, ни зимы, ни лета. Другие могли устать, замерзнуть, проголодаться, заболеть, передумать, но только не мы. Покажите тех, кто сделал больше для сплочения русского мира.
Оскудели газеты талантами
А вот мнение Сергея Мазура. Он предъявляет нам такие претензии: «Сегодня одних и тех же своих героев газета может хвалить, а через какое–то время ругать. Также характерно агрессивное содержание, априорно предполагающее собственную правоту во всех вопросах. Неудивительно, что из русских СМИ изгнаны почти все наиболее талантливые журналисты. Интеллигенции нет. От редакторов до журналистов идеалом является образ домохозяйки, внимание которой всеми силами пытаются привлечь к страницам издаваемой газеты.
Вряд ли кого–то после приведенных выше фактов может удивить заявление, что журналистское сообщество крупных русских газет не способно решать хоть какие–то более или менее значимые социальные проблемы. Некому, даже если будут деньги!»
Перспектива, по мнению Мазура, за гражданской журналистикой, которая «связана с медиаактивизмом чаще всего непрофессиональных журналистов, обходящихся без аккредитаций, гонораров и зарплат». И в пику русским газетам приводит в качестве наглядного примера наилучшей деятельности этой журналистики… Дни русской культуры.
По его словам, «акция, поддержанная гражданской журналистикой, в конечном счете выросла в мероприятие, не только латвийскими, но и российскими СМИ». Это называется: слона–то я и не заметил! Лично у меня на стенке висит грамота оргкомитета Дней русской культуры «за сотрудничество и значимый вклад в развитие и поддержку мероприятий Дней русской культуры». И несколько моих коллег награждены такими же. За то, что, мягко говоря, очень активно описывали подготовку и проведение этого праздника. Жаль, что не все это заметили, но ведь как критикуют!
А судьи кто?
Еще Сергей Мазур удивляется, что газеты «сегодня хвалят своих героев, а через какое–то время ругают». Помилуйте, у газет не должно быть героев — их задача передавать читателям объективную информацию. И если русский общественник сегодня клянется лечь костьми за русские школы, а заняв теплый кабинет, начинает им вредить, то верх непрофессионализма это замалчивать. Хотя чисто по–человечески это дается нелегко. Потому не все выдерживают и скатываются к позиции «чего изволите».
Что до мифической категории желающих работать «без аккредитаций, гонораров и зарплат» — о ком это? Вы сами, Сергей, сотрудничаете с данным журналом бесплатно? Или научились обходиться без средств? Жаль, что вы не в курсе, сколько адвокатской работы выполняют журналисты, отстаивая права тех, кого все эти годы власти выселяют на улицу. Нет у людей денег на профессиональных защитников, а мы ложимся костьми перед приставами, — вы не пробовали?
Жаль, что наш бывший коллега Андрей Петров, зная всю подноготную и размер наших гонораров как никто другой, не удержался от соблазна красного словца. Хотя сам покинул журналистику совсем не по доброй воле: «Знаю два издательских дома, так как работал и в „Фенстере“, и в „Петите“, они всегда были конкурентами. Какая у них могла быть издательская политика по разобщению или консолидации русского населения? Никакой! Люди, которые работают в этих издательствах, думают только о деньгах… Что могут формировать журналисты, находясь в этих издательствах? Ничего!»
…Я вовсе не против критики, всегда интересно выслушать иное мнение, обсудить его или поспорить. Но в данном случае «эксперты», похоже, устроили дискуссию ради самолюбования. Или от обиды. У каждого на то свои личные причины. Например, про гуманитарные семинары Мазура мы перестали писать. Не от зависти — дико занудно. А он говорит — неинтеллигентные мы. Какие есть, но каждый из нас и есть часть русского мира.
Люди и деньги
Наталья СЕВИДОВА
Странно, что на дискуссию о русской прессе не пригласили никого из ведущих журналистов и редакторов русских газет. Не политкорректно, знаете ли. Придется высказаться постфактум.
Уважаемый Гарри Гайлит уже хоронил русский театр в Латвии, на днях похоронил местную русскую литературу (в нашей «желтой» «Вести Сегодня»), а теперь справил панихиду и русской прессе. Это, что ли, консолидация?
Выходит, рецензии и размышлизмы самого Гарри Гайлита, которые регулярно печатаются в русских изданиях, тоже мусор? Ну а что у нас там еще попало в печатный «мусорник»? Выдернем наугад любой номер, ну хотя бы субботнюю «Вести Сегодня» (пишу эти строки после того, как все полосы уже сверстаны).
Итак, что у нас «желтого» и «разобщающего»? Интервью с режиссером Александром Гордоном, игра европейской лиги КВН, где участвовала латвийская команда. Прошлое, настоящее и будущее Межапарка, рассказ о рижанине, участвующем в реконструкции исторических битв, письмо Валерия Кравцова Райвису Дзинтарсу, репортаж с подписных участков, статья о ситуации с Latvijas Krajbanka…
Гарри, возьмите любой другой номер и ткните пальцем — где русские журналисты сработали непрофессинально? Где они потакали низменным вкусам обывателя?
И есть ли хоть один номер «Молодежки», а затем «Вести Сегодня» за минувшие 20 лет, в котором не была выражена четкая позиция газеты по самым больным проблемам, затрагивающим русское сообщество.
Зато я прекрасно помню, как на недавней публичной дискуссии, посвященной статусу русского языка, Мазур краснел и вилял, уходя от ответа на вопрос: так нужен ли вообще какой–то статус русскому языку в Латвии? А когда я его спросила об этом в лоб, набросился на меня с неожиданной агрессией. Типа, чего вы пристаете с бестактными вопросами! А что, разве я спросила о чем–то интимном?
Мазур сокрушается, что «журналистское сообщество крупных русских газет не способно решать хоть какие–то более или менее значимые социальные проблемы». Но если наши лучшие люди, русская интеллигенция, к которой наверняка причисляет себя школьный учитель истории, не способны определить свою позицию по ключевым для соотечественников проблемам, то вправе ли она предъявлять претензии к «журналюгам»?
Кстати, насчет того, что из русских СМИ «изгнаны почти все наиболее талантливые журналисты». Нельзя ли поконкретнее? Кого вы имеете в виду, господин Мазур? Я что–то не помню, чтобы из «Вести Сеголня» уволили хоть одного сотрудника вот просто так. Да, уходили от нас люди — в политику, как Марьяна Иванова–Евсеева, на телевидение, как Александр Шунин, Диана Спыну, Харитон Фарбер. Уходили, чтобы попробовать самореализоваться в другой сфере, а не потому, что их гнобили. И сегодня они относятся к родной редакции как к alma mater, где они прошли хорошую профессиональную школу. Иногда талантливые газетчики уходили от нас в мир иной, как незабвенная Лилия Плеснице. Это случается. Не буду говорить о других русских изданиях, но упреки Сергея Мазура в отношении «Вести Сегодня» абсолютно несправедливы и голословны.
И еще. О деньгах. В отличие от глянцевого «Балтийского мира», который выпускается за счет спонсора — российского фонда «Русский мир», «Вести Сегодня» живет благодаря своим читателям. И мы обязаны думать о том, что интересует и волнует этих людей. Не только организаторов философских семинаров и театральных критиков, но и домохозяек, слесарей, дворников, таксистов, торговцев — всех наших соотечественников.
Это они на свои трудовые сантимы покупают газету. И ждут они от нас разнообразной, живой, интересной и полной информации. А вот консолидация и объединение русского мира — это как раз задача общественных лидеров. И если тут что–то не клеится, не надо валить с больной головы на здоровую. Так что предлагаю тему следующей дискуссии для «Экспертного клуба»: «Согласны ли вы с той точкой зерния, что русские общественные организации не способны объединить и консолидировать русский мир в Балтии?».
3.
НАШ ОТВЕТ ЧЕМБЕРЛЕНУ
«Вести Сегодня» недавно разразились гневной публикацией («Ну и намусорили» в номере за 28 нояб., с. 7) в адрес журнала «Балтийский мир», опубликовавшем материалы дискуссии о роли русских СМИ в Прибалтике.
В ней несколько участников дискуссии подверглись полной обструкции, как не понявшие героической роли рижских русских журналистов в деле сплочения русскоязычного населения. Ну и, конечно же, как это принято в лучших традициях выяснения в таких случаях отношений, тексты из «БМ» читателям предоставлены не были. Только цитировались вырванные фразы из моей статьи, написанной в свое время, чтобы «завести» участников дискуссии.
Кроме того, как это часто бывает, когда речь идет о неизвестном читателю тексте, разговор в публикации «Вестей С.» пошел совсем о другом, а не о том, что писал я. Упреки в основном сводились к тому, что газета, видите ли, принимала широкое участие в деле защиты русских школ, в отвоевывании прав неграждан, ветеранов войны, выселяемых квартиросъемщиков и в решении разных прочих русских проблем регионального характера, а я, мерзавец, всего этого не учитываю, когда утверждаю, что газеты потеряли свое влияние на читателя и общество в целом.
Во-первых, хороши бы были «Вести Сегодня», если бы они этим не занимались. Это их хлеб, в конце концов.
Во-вторых, я этого вообще не касаюсь. И вот почему: общий смысл моей статьи в другом. Я говорю о том, как либеральные политики в период перехода к неолибрализму ради того, чтобы нейтрализовать органы пропаганды и печати (приходится для ясности называть вещи своими именами) превращают их в желтые средства массовой информации. И СМИ этому охотно и безропотно поддаются. И еще, судя по публикации в «ВС», оправдывают себя.
В продолжение темы дискуссии добавлю: решение русских проблем, названых выше,- это вообще другое. Это не политические проблемы, а правовые, имеющие региональный характер и относящиеся не к политической сфере, а к правам человека, к правовому полю, к юриспруденции, если хотите. Чего, к сожалению, не хотят (или не могут) понять не только многие наши местные русские политики, но и, оказывается, журналисты тоже.
Речь в моей статье не о региональных делах, а о том, что, как и зачем превращает русскую журналистику в желтый товар. О том, как меняются ее политические цели, задачи и методы влияния на читателей. Замкнув свое внимание на правовых проблемах и правах человека, наши СМИ не хотят (или, может быть, действительно, не способны?) видеть и противостоять ни современному неолиберализму, ни новому, современному фашизму, ни политическим последствиям глобализации. В общем и целом я это имел в виду, когда говорил о состоянии русских СМИ.
Теперь о том, как наши СМИ действуют в целях сплочения общества. Хвастаться достигнутым в таких делах – дурной тон. Повторюсь: хороши бы они были, наши СМИ, если б ничего не делали. Но можно ли утверждать, что СМИ не способствуют разобщению у нас русского мира? Давайте вспомним, как мы готовились к референдуму о роспуске всем тогда ненавистного Сейма? А вот как: очень популярный в русских кругах журналист за пару дней до референдума взял и сочинил статейку о своих трех принципах, почему он не считает нужным голосовать за роспуск Сейма. И почтенная русская газета статью опубликовала. Нет, я понимаю, у нас свобода слова и все такое. Но… это ли сплочение?..
И таких статеек тогда была уйма. А как обстояло дело со сбором подписей за референдум по русскому языку? Издатель газеты, считающей себя крупнейшей в Латвии, вдруг берет и публично рассказывает, что он, дескать, не находит нужным голосовать за референдум по языку — зачем, нет ведь смысла! И это – сплочение? А сколько такой чепухи каждый день мелькало в русских СМИ, когда организаторы сбора подписей уговаривали всех не лениться и пойти подписаться? О каком сплочении мы говорим?..
Наши СМИ не только способствуют разобщению читателей. Они вообще по своей природе очень депрессивны. Не столько даже конкретно по своему содержанию, сколько по влиянию на человека. Нашпигованные крикливой, параноидальной рекламой, желтизной и всевозможной развлекухой – всеми этими неуместными для нормальных СМИ анекдотами, афоризмами, высосанными из пальца гороскопами, статьями, перемывающими косточки звездам – они не поднимают настроение читателей, а наоборот, как наркотики, действуют на читателей угнетающе.
Сегодня об этом только попробуй сказать, и тебя ведь осмеют или опять всех собак навешают. Но давайте зададим сами себе несколько вопросов:
- Вас устраивают наши русские СМИ?
- Не находите ли вы их желтыми?
- Вы им доверяете?
- Считаете ли вы наших журналистов по-настоящему современными, достаточно образованными людьми?
- Нужна ли вам в СМИ эта обильная реклама, как тополиный пух забивающая все щели, телеэкран и радиоэфир?
- Удовлетворяют ли СМИ ваши интересы и потребности?
Ответив себе на эти вопросы, вы сами решите, кто здесь прав.
G. G. 2012-2017