РУССКАЯ КУЛЬТУРА И РУССКИЕ В ЛАТВИИ –
ОНИ ПОТРЕБИТЕЛИ ИЛИ ТВОРЦЫ?
Текст для обсуждения на заданную тему круглого стола
Дней русской культуры в Латвии
В одном названии у нас сразу три загадки: что такое русская культура? кто ее потребители? и кто — творцы? Если, конечно, не считать четвертой загадки — тоже очень интересный вопрос: кто такие эти русские Латвии? Они ведь очень отличаются и от российских, и от западных русских. И прежде всего именно своим отношением к русской культуре. Но как раз отношение к русской культуре и на каком языке ты мыслишь, сегодня определяет, насколько ты русский человек.
У нас почему-то принято считать, что ты русский уже потому, что говоришь по-русски. Это не верно. Я и на латышском свободно разговариваю. Даже писать могу, но считаю себя русским человеком, потому что Я ДУМАЮ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ.
Это, во-первых. Во-вторых, очень важно, как ты относишься к русской культуре. И прежде всего, к главной ее составляющей – к русскому языку. Если ты сегодня выступаешь против того, чтобы твой родной язык удостоился статуса гражданского или, по крайней мере, официального языка, можешь ли ты считаться русским человеком? Что, между прочим, в общем-то, подразумевает — быть патриотом своего языка. Или для тебя какая-то клятва в сейме значит гораздо больше, чем служение честью и правдой родному языку? Притом, что твои избиратели, в отличие от тебя, депутата, выступают за гражданский статус для русского языка.
Вот такой это непростой вопрос.
Но давайте говорить о русской культуре. Я лично не хотел бы рассматривать ее в предложенных категориях творцов и потребителей. Дело в том, что любая культура существует для того, чтобы ее потребляли. Так что в этом смысле все мы, слава богу, не могильщики русской культуры, а именно потребители. И второе, потребляя русскую культуру, мы одновременно, благодаря самому процессу потребления, ее творим. Значит, мы одновременно являемся и ее творцами.
Вопрос в другом: как мы ее потребляем и, соответственно, как творим. То есть – насколько у нас в Латвии русская культура востребована.
Чтобы не было никакой путаницы, начнем от печки: что такое культура? Искусство и литература? Образование? Просвещение?..
Нет, нет и нет. Это все – производные культуры. Или выражаясь современно – ее продукты, с одной стороны, и одновременно – то, что ее формирует.
Если говорить популярно, КУЛЬТУРА (духовная, а не материальная, не сельскохозяйственная и не техническая) – это не сами по себе искусство и литература, ЭТО НАШЕ ЗНАНИЕ И НАША СТЕПЕНЬ ИНТЕРЕСА К ИСКУССТВУ И ЛИТЕРАТУРЕ.
Если же формулировать научно, можно предложить (чтобы было ясно, о чем речь) такое определение культуры — это непрекращающийся процесс осмысления художественных и духовных проявлений нашего интеллекта. Культура – это умение соотносить и соизмерять эти интеллектуальные проявления, анализировать и классифицировать их с той целью, чтобы, во-первых, трансформировать их в свое эмоциональное состояние, а во-вторых, чтобы сохранить и передать этот опыт интеллектуальной деятельности дальше – следующим поколениям.
К сожалению, в этом смысле мы должны признать печальный факт – местные русские в Латвии сегодня занимаются культурой минимально или не занимаются вообще. То есть русская культура по-настоящему ими не востребована. Хотя для ее успешного функционирования все необходимое у нас имеется в полном объеме. Есть книги, выставки, театры, кино, музыка, просвещение и образование, радио и телевидение…
Но если, например, сейчас провести, скажем, молодежный блиц-опрос среди старшеклассников — на улице или в школе, и среди студентов (не филологов), о том, что они знают о современной русской литературе (каких писателей могут назвать, какие книги читали), результаты будут плачевными. И об искусстве аналогичный опрос даст аналогичные результаты.
Виноваты в том, что востребованность русской культуры в Латвии на всех уровнях чрезвычайно низка, прежде всего русские СМИ и русские школы. И еще в большой мере книжный бизнес тоже. Может быть, бизнес даже в первую очередь, потому что цены на книги выставляются ошеломляющие. Книга из просветительского инструмента у нас давно превращена в прибыльный товар.
Конечно, можно читать книги в интернете. И даже смотреть некоторые спектакли и почти все кинофильмы, и даже живопись. Вообще можно полностью удовлетворять с помощью интернета свои духовные и интеллектуальные потребности. Но беда в том, что для культурного развития и роста (т. е. для востребованности культуры) всегда необходимы хоть какие-то ориентиры и даже наставники. К сожалению, у русских в Латвии, особенно у молодежи их нет. Наши русские школы и СМИ не хотят и уже, вероятно, не могут формировать у русского населения эти самые духовные и интеллектуальные потребности и тем более грамотные запросы. Говорить в таких условиях о русской культуре и тем более о ее влиянии трудно.
Ситуация у нас, к сожалению, такова, что издатели газет даже не скрывают: по части культуры им требуется только пиар и реклама. Переломить эту ситуацию практически почти невозможно. Поэтому ни о каком креативном потреблении русской культуры в Латвии говорить не имеет смысла. (Был бы смысл серьезно обсудить эту проблему, скажем, на научно-практической конференции с участием читателей СМИ, с одной стороны, и обязательно издателей и редакторов средств информации, с другой стороны, но вряд ли такая встреча может состояться).
Что касается, например, низкой востребованности литературы, это происходит по двум причинам. Во-первых, потому, что русским СМИ в Латвии ни книжная, ни тем более литературная критика не нужны. Как иногда говорят редакторы и завы отделами – это не их формат. И, во-вторых, как результат того, что было сказано во-первых: у нас в Латвии профессиональных русских критиков, собственно, и нет. Русский литературный процесс ни местный, ни общерусский в наших СМИ никак не освещается.
Если какая-нибудь информация такого рода иногда и печатается (например, о некоторых, но далеко не обо всех премиях или о чьей-то новой книге), она имеет всегда случайный и исключительно новостной характер. Влияния от этого практически – ноль. Разве что, когда речь идет о книге, человек, может быть, подумает, что хорошо бы ему ее купить. Но культура здесь ни причем — это реклама, пиар. Другое дело, что сейчас и то, и другое настолько распространено, что в последнее время многие даже не хотят видеть разницу между культурой и рекламой или пиаром.
Почти тоже самое можно сказать и о театре, хотя о спектаклях, казалось бы, пишут у нас часто. Каждая премьера Рижского Русского театра и даже некоторые латышские премьеры удостаиваются внимания и русских газет, и радио, и телевидения. Но если разобраться, делается это всякий раз опять только для рекламы и пиара. И всякий раз – не профессиональными критиками, а рядовыми журналистами. К культуре это если и имеет отношение, то минимальное, поскольку никак не формирует (культурного) отношения к театру. Это маркетинг, подаваемый в обертке с надписью «Культура». Не будем забывать, что культура – это все же нечто иное. Не голая информация о т. н. культурном продукте, а постулируемое отношение к нему — мнения и оценки. Это умение и способность квалифицированно о нем судить.
Между прочим, что тоже удивительно, раздел «Культура» сегодня имеется практически в каждом бумажном СМИ. Только публикуемые там материалы, как правило, не представляют сами по себе никакой культурной ценности. Это значит, что они не оказывают на потребителя культуры ровно никакого культурного или как это называлось раньше духовного воздействия – только рекламное. Потому что к культуре они имеют отношение только номинальное. Они носят исключительно информационно-новостной характер. Поэтому, в отличие, например, от газет, в электронных СМИ они проходят обычно по разделу «Общество». Или «Развлечения».
В результате мы имеем, что имеем. Если в советское время можно было смело говорить о позитивном и сильном влиянии русской культуры в Латвии на латышскую литературу и искусство и на латышское население, то сегодня такое влияние сократилось до минимума. Хотя нельзя сказать, что оно исчезло совсем. А вот на местную русскую литературу и русское искусство она перестала влиять вообще. И на русское население, похоже, тоже. Тем более, что местные русские в Латвии теперь стараются демонстрировать, что они – западные русские, и что с русской культурой, кроме, разумеется, языка, у них мало общего.
В заключении я хочу вернуться еще раз к языку. Как к одному из главных носителей культуры. Я живу рядом с русской школой. Часто, выйдя из дома, я вижу школьников, возвращающихся с занятий. И что вы думаете? Я окунаюсь в сплошной поток русского мата. Матерятся все — и ученики младших классов, и старшеклассники. Не только мальчишки. К сожалению, девчонки тоже. Они не ругаются матом — нет, весь ужас в том, что они им изъясняются за неимением в своем словарном запасе других слов.
Между прочим, эти мальчишки и девчонки – ваши сыновья и дочери. Их скудный русский язык как средство общения – это уровень культуры, которую вы им привили. В этой связи возникает вопрос: вы хоть раз объясняли своим чадам, что сегодня в Латвии, при нынешнем отношении латышей к русским, изъясняться на улице матом – это значит публично позорить русского человека? Ведь это уже не просто свидетельство низкого уровня их личного развития. Это позор для русской культуры как таковой. В Латвии — это лишний аргумент в пользу того, что русская культура – такая, сякая, не мазанная, и что она во многом уступает латышской культуре и потому не достойна никакого пиетета. А сами русские – это вообще… и т. д., и т. п. Прошу вас, прежде, чем говорить о нашей русской культуре за разными круглыми столами, постарайтесь вдолбить это в головы своим детям.
Русские либерал-демократы за двадцать лет сделали грязное дело. Они запустили в русскую культуру чудовищный, многоликий вирус разложения – и прежде всего в виде легализации русского бранного, низового языка. Двадцать лет твердя, что русская матерщина «имеет право быть» в русском литературном языке, они опустили русскую культуру с самой высокой полки ниже некуда. Теперь придется приложить огромные усилия и потратить немало времени, чтобы вернуть ее на прежний уровень.
Но сделать это надо, если мы, действительно, хотим сохранить в русской диаспоре и, в частности, в Латвии русскую культуру. Необходимо вылечить, очистить от грязи русский язык детей, а заодно, то есть одновременно с этим вернуть их в прежний ареал чистых и высоких нравственных и моральных понятий. Без этого русская культура просто не мыслима. Это ведь тоже была искусная обманка – что человек должен жить не по понятиям, а по закону. Любая культура как раз на том и держится, что нарушать законы – полбеды, потому что тут все можно исправить наказанием. А вот понятиями пренебрегать опасно, потому что их заменить нечем.
Ну и последнее. Русский язык в нашей диаспоре умирает. Для того, чтобы он у нас побыстрее умер, делается – целенаправленно и успешно – все возможное. Потому что с деградацией языка точно также деградирует и культура. Для спасения русского языка – и, значит, русской культуры тоже – сегодня, как свет в окне, необходим для него особый официальный статус. Иначе он скукожится, как шагреневая кожа. Мы оглянуться не успеем, как везде начнет звучать только латышская речь. И в наших головах, как единственный инструмент мышления, тоже. Вот тогда русская культура здесь точно никому больше не будет нужна – ни творцам, ни потребителям.
G. G. 2012-2017