ПОСЛЕДНИЙ БОЙ — ОН ТРУДНЫЙ САМЫЙ
Заметки избирателя
Страна опять расколота. Одни за роспуск Сейма. Другие – против. Одни хотят сделать родной язык государственным, другим этого не надо. Бедная страна!
Вот и «пчелы» вдруг проснулись после спячки. Обещают трезво осмыслить происходящее и с новыми требованиями пойти на перевыборы отдельным списком. Но это, конечно, в том случае, если перевыборы действительно состоятся.
Однако, уже заметны признаки, что правящие,- понимая, что на перевыборах больше потеряют, чем выиграют,- могут попытаться мобилизовать все свои возможности, чтобы оба референдума пустить под откос.
Пчелиный рой в поисках нектара
Если же им это сделать не удастся, больше всех выиграют «пчелы». У них появился шанс переиграть судьбу. Им бы еще название организации поменять — на какую-нибудь «Солидарность». Типа революционной польской, чтобы прижучить латышское «Единство». И тогда успех обеспечен.
Только вряд ли «пчелы» согласятся, что причины их поражения на прошлых выборах коренятся в самом словосочетании «за права человека». Правозащитное движение сегодня многими воспринимается как пережиток ХХ века. Своим буйным расцветом в 70—90 годы оно достигло только одного — население бывшей гигантской страны лишилось фундаментальных человеческих прав, которые на протяжении половины столетия гарантировала советская конституция. Это право на труд – массовая безработица и бомжевание, захлестнуло все постсоветское пространство. Право на жилище и крышу над головой – потерять жилье сегодня раз плюнуть. Право на обязательное и бесплатное здравоохранение – медицина превратилась в бизнес услуг. И наконец, право на обязательное и тоже бесплатное школьное и высшее образование.
То, что правозащитники в России, и не только в России, самым активным образом способствовали развалу социалистического государства, провозглашавшего эти права как конституционные ценности, говорит только об одном – право человека на труд, на жилище, на образование и на здравоохранение в круг интересов правозащитников не входили. Кроме того, российские правозащитники скомпрометировали общее дело еще и тем, что приезжая к нам на разные конференции, так и не смогли объективно оценить нашу ситуацию с правами человека и массовым безгражданством.
Так что «пчелам» название партии лучше поменять. Оно им самим уже на не руку. Ведь как «ЗаПЧЕЛ» оказалось у разбитого корыта? Очень просто: правящие вместе с «ЦС» в одночасье взяли и выпихнули их на выборах из политики в совершенно иное, правовое поле. Тем более, что «пчелы» к выборам демонстративно подошли не с политическими требованиями, а с правозащитной программой. Их совершенно не интересовал ни статус русского языка, ни наступление неолиберализма, ни идеология глобализма.
Быть левым – хуже некуда
А почему выпихнули? Потому что, несмотря на на что, позиционно «ЗаПЧЕЛ» представляет левые силы. Тогда как местным правым, кроме прочих задач, вменяется в обязанность не допускать в Латвии возникновения левого движения. И они не допускают.
Как? Способы известны и апробированы. Во-первых, обывателю внушается, что левая риторика неизбежно ведет к тоталитарному режиму и возрождение сталинизма. Во-вторых, любые классовые противоречия выставляются у нас не иначе как в виде примитивной человеческой зависти к тем, кто сумел разбогатеть. И, наконец, в-третьих, как в случае с «пчелами», из политического спектра взашей выталкивается любая глядящая влево и мало-мальски социально заточенная партия. В любое другое поле. Чаще всего в правовое. Используется для этого все, что угодно: риторика этнического противостояния, проблема безгражданства, национальное притеснение, искусственное создание огромного количества коммунальных должников с выселением их из квартир. И все это делается для того, чтобы тем, кого раньше называли народом, а теперь считают маргиналами, было о чем посудачить и по поводу чего протестовать. Лишь бы увести эту «маргинальную» публику в сторону от политики и левых идей как таковых.
«Пчелы» легко поддались на эту обманку и с каждыми выборами все дальше и дальше отходили от политической борьбы. Но дело-то в том, что избирателям нужны в Сейме не правозащитники, а опытные политики, идейные бойцы, способные противостоять не каким-то там зарвавшимся домоуправлениям и домовладельцам, а неолибералам и «новым капиталистам». То есть тем силам, которые создают сегодня условия, когда при затратах минимальных средств современный капиталист мог бы получать максимально высокую прибыль. Это основная задача идеологии неолиберализма. И даже больше — чтобы никто не вставал на пути транснациональных компаний, которым уже и такой прибыли мало. У них руки чешутся превратить целые народы и государства в экономических рабов.
Если «пчелы» сумеют сейчас показать, что они способны политически противостоять этим аппетитам, им есть смысл еще раз попытаться пройти в Сейм. Но это их последний шанс. Тут все зависит, с какой программой и с какими идеями они придут к перевыборам. И в частности, согласны ли они отдать свои голоса за русский язык. Сегодня это — лакмусовая бумажка преданности интересам избирателей.
Правозащитником можешь ты не быть, а политиком — обязан
Если же «пчелы» опять продемонстрируют, что помимо решения правовых проблем (гражданство, русские школы, коммунально-жилищная политика), не намерены заниматься политической борьбой на уровне правых партий, Сейма им не видать. Они там просто не нужны. Ни депутатскому корпусу, ни протестному избирателю. Избиратель в таком случае опять отдаст голоса за «ЦС», как это было в прошлый раз.
Правда, сейчас кое-что кардинально изменилось в пользу «пчел», и будет жалко, если они этим не воспользуются. Прошлый раз обладающий протестной харизмой Линдерман в последний момент позвал русский электорат голосовать за «ЦС». И многие клюнули на идею «мощного кулака» и общих интересов. «ЦС» получил внушительное количество голосов. Но… к такой победе «согласисты» оказались не готовы и просидели все время в оппозиции. Это сильно разочаровало избирателей.
Кроме того, раскрылась удивительная вещь. Оказывается, депутаты в Сейме присягают на верность конституции и это во многом связывает их по рукам и ногам. Интересы избирателей они приносят в жертву своей верности коституционным ценностям. Так, например, депутаты-«согласисты» отказываются поддерживать акцию Линдермана-Осипова «Родной язык» в основном потому, что в конституции (на верность которой они присягнули) записано: в Латвии только латышский язык является государственным.
С интересами избирателей это идет в разрез. Избиратель недоумевает: за двадцать лет впервые нашлись несколько человек, которые делают благое дело – собирают подписи за присвоение русскому языку государственного статуса. Ведь если им удастся довести дело до победного конца, это может в корне изменить положение русских в Латвии. А политики, которым по роду занятий надо было давно этим озаботиться, теперь суют палки в колеса!
Можно не сомневаться, что голоса, которые «ЦС» получил на прошлых выборах благодаря Линдерману, теперь, если, конечно, Сейм будет распущен, опять отдадут «пчелам». И по иронии судьбы благодаря тому же Линдерману — руководство «ЗаПЧЕЛ» уже заявило, что поддерживает его акцию. Так что их электорат скорей всего к ним же и вернется.
Кстати, «согласисты» вообще оказались плохими стратегами, из-за чего и не продвинулись в Сейме дальше оппозиции. На последних выборах они озаботились одной целью – получить как можно больше голосов. Что они и сделали, оттеснив «пчел». И каков результат? Так как «пчелы» выборы проиграли, «ЦС» занял в Сейме их нишу. И победа ничего им не дала. А пройди «пчелы» в Сейм, правящие вероятней всего, чтобы расколоть русскоязычных депутатов, как раз и впустили бы «согласистов» в правящую коалицию, противопоставив их «пчелам». Но получилось, что получилось.
Теперь, конечно, многое для «ЦС» и для «ЗаПЧЕЛ» будет зависеть от их отношения к русскому языку. Но на одном этом политическую программу не построишь. А она сегодня для протестного электората «пчел» должна выглядеть более чем привлекательной, я бы даже сказал — боевой. И, кстати, совсем не обязательно, чтобы эта программа была реализуемой сразу, так сказать, за один присест. В ней должна содержаться оптимистическая перспектива, может быть, даже некая сумасшедшинка, чтобы было чем увлечь избирателя.
Левый марш
Надо заметить, левые политические установки вообще принимаются не столько даже для их полного исполнения, сколько для того, чтобы они отрезвляюще действовали на правых. Левым даже не обязательно входить в правящие коалиции и в правительства, их роль совсем в другом. Чего, между прочим, так и не поняли «согласисты», оказавшись в Сейме в нише «пчел», и потому результат их пребывания в Сейме по большому счету равен «числу Линдермана» — «ноль целых и хрен десятых».
Левые в восприятии правящих должны играть роль нависшего над их головами домоклова меча, не позволяющего им зарываться в своих «непопулистских решениях». Для начала, например, достаточно было бы, чтобы правые постоянно чувствовали за спиной их дыхание и боялись, что те в один прекрасный момент могут оттеснить их от кормушки, к которой они так сладко присосались.
«Пчелам» набрать необходимое число голосов и пройти в Сейм удастся теперь только в случае, если их требования будут, скажем так, не то чтобы фантастическими, но все же «громоподобными». Что лично меня сейчас подвигло бы отдать им на перевыборах свой голос?
Хотелось бы, чтобы как результат роспуска сейма в программе прозвучали бы мысли о необходимости для Латвии не парламентской, а президентской системы правления. И что наше государство из иждивенческого, наконец, должно превратиться в социально ориентированное со всеми вытекающими отсюда последствиями. А еще, что, кроме всего прочего, в ближайшей перспективе Латвии пора, наконец, задаться целью найти возможности для развития собственной тяжелой промышленности с прицелом на реальную конкуренцию и лидерство некоторых ее отраслей в ЕС.
Ну и, разумеется, в предвыборной программе «пчел» должно быть требование ввести государственный статус для русского языка на всей территории ЛР, исходя из того, что это единственный способ для наиболее эффективного и окончательного решения всех наболевших социальных, экономических и политических проблем русской части населения.
Эти требование наверняка обеспечат «новым пчелам» приток избирателей. Но чтобы выиграть выборы стопроцентно, программу можно расширить и некоторыми конкретными задачами, решение которых во многом помогло бы достигнуть поставленные цели.
Одна из таких задач может быть выражена в требовании инициировать закон о том, что депутаты всех уровней и члены правительства на время своей деятельности обязаны приостанавливать свое партийное членство. Кроме того, пора упразднить в Сейме фракционную деятельность. Депутат должен принимать решения свободно, по совести и убеждениям, не подчиняясь текущим решениям партии и опираясь только на свою систему взглядов и мнений, которые сложились у него за время предыдущей партийной деятельности. А сигнал делай как я в виде поднятого вверх или опущенного вниз большого пальца пора уже вообще рассматривать не только как анахронизм, но и как дикость, перенятую у патрициев рабовладельческого Рима.
По части современной идеологии в программе могло бы появиться требование начать подготавливать общественное мнение к тому, чтобы впредь различались бизнес как род деятельности, направленный на создание чистой прибыли (учитывая при этом, что чистая прибыль создается уголовно не наказуемым, но все же криминоемким способом нетрудового присвоения чужих средств), и предпринимательство как род деятельности, направленный на общественную пользу и создающий необходимые обществу блага и ценности.
Ну и, разумеется, в политической программе должна появиться запись о необходимости поэтапного, скажем, за двенадцать месяцев, введения бесплатного медицинского обслуживания на всех уровнях государственного здравоохранения и бесплатного образования.
Ешь ананасы и рябчиков жуй!
Для обеспечения этого можно предложить ввести 80-процентный налог на чистую прибыль для всех видов бизнеса. Чтобы не очень уж пугать нашу бизнес-тусовку, можно оговорить, что налог этот должен сокращаться, предположим, на половину для тех бизнесструктур, которые самостоятельно согласятся частично финансировать работу любых объектов или структур просвещения, культуры и медицины.
В программу можно включить предложение о необходимости принять закон о замораживании всех тарифов на коммунальные услуги, запрещающий их повышение, и решение о ликвидации Совета по тарификации. Этот же закон должен обязывать заинтересованные компании и фирмы самостоятельно изыскивать возможности восполнять недостающие средства непрофильным производством необходимых населению товаров и услуг.
Пора уже на политическом уровне потребовать привести нашу пенсионную систему и размеры пенсий к общему уровню, принятому в ЕС. А также изыскать способы преодоления вайризма (появление бомжей) и искоренения причин бомжевания как социально-психологического явления. Для этого, кстати, достаточно принять согласно Конституции ЛР и Декларации о правах человека закон о том, что запрещается возмещать любые долги путем лишения человека принадлежащего ему жилья. И впредь эти действия расценивать как тяжкое уголовное преступление, приравниваемое к убийству.
Вот такие программные требования сегодня могли бы повысить престиж «пчел» и обеспечить им необходимое количество голосов. Тогда участие в выборах для них стало бы последним боем. Пусть нелегким, но выиграв его, они приобрели бы новое качество. И в Сейме на них уже смотрели бы как на серьезного противника.
G. G. 2012-2017