ЯЗЫКИ И ПРИЛИЧИЯ
На днях прочитал в одной статье странный вопрос: за что вы любите латышей? А за что мы любим французов, евреев, австралийцев? Или русских? Уж сколько раз твердили миру, что любят не за что-то, а потому что любят. Латышей мы любим просто так.
За что-то можно только не любить. Не об этом ли хотел спросить автор? Тем более, что у него там же опять муссируются вопросы, почему русские не учат латышский и надо ли вообще отвечать человеку, если он обращается к тебе не на государственном языке, а на русском.
Лично я не делю языки на государственные и негосударственные. Это деление я считаю надуманным. Кстати, заметьте, в русском языке нет даже антонима слову «государственный». Негосударственный язык – это какой? Ну, понятно, что русский. У нас это и ворона знает. А как его обозначить?
Недавно в ЕС ввели градацию – политически репрессированный язык. Таким что ли надо считать и русский? А если без политики? Мы все же homo мыслящие, а не homo политические…
Вот поэтому я не отдаю предпочтений какому бы то ни было языку. Латышский для меня такой же, как и русский. Обоими я владею в достаточной степени, чтобы на них говорить, думать и писать. В свое время даже романы переводил с латышского на русский. И ничего, получалось. И должен сказать, всякий раз чувствую какую-то обиду, когда русский продавец, к которому я обращаюсь на чистом русском языке, вдруг отвечает мне на ломанном латышском. Мне не понятно, почему он считает должным не просто ответить по-человечески, а непременно на государственном языке. В глубине души для меня это даже оскорбительно, как будто мне в чем-то не доверяют.
Для чего всегда считалось полезным и приличным знать языки? Для того, чтобы можно было ответить человеку на том языке, на котором он к тебе обратился. И каким же хамом и деревенщиной надо быть, чтобы умышленно создавать ситуацию, когда человек с тобой заговаривает на языке, который ты знаешь, но ты делаешь вид, что не понимаешь, и еще требуешь, чтобы он говорил на другом языке, только потому, что тот считается государственным.
О языках сейчас вновь усиленно заговорили, наверное, потому, что комиссия по госязыку вдруг выразила желание проверить депутатов нового сейма на знание латышского.
Кстати, что касается депутатов — как-то по-страусиному они отреагировали! Мне, как избирателю, кажется странным, что народные избранники, которым мы доверили высшую власть в стране, позволяют эту власть унижать какими-то подозрениями, нелепыми проверками… И что, если вдруг окажется, что депутат не силен в знании госязыка, комиссары отберут у него депутатский мандат? Врученный народом?..
Прямо Кафка какой-то!
Что делать, спросите вы. Не знаю. Но одно дело, когда устраивались языковые проверки в разных бизнес-структурах. Если бизнес себя недостаточно уважает, это его проблемы. Но тут на лицо открытое пренебрежение к власти. И к народу, ее избравшему. Не зарвались ли господа комиссары? Может, после этого, им захочется проэкзаменовать таким же образом президента страны? И что, если его знание госязыка не будет соответствовать установленным ими нормам, они объявят внеочередные президентские выборы?
Будь я депутатом и приди ко мне такие проверяющие, я бы не медля вызвал бригаду с Аптекарской и потребовал бы их самих проверить на психическую вменяемость. Или сдал бы их в полицию госбезопасности. Посягательство на честь и права депутата, имеющего статус депутатской неприкосновенности, есть посягательство на власть. А тут еще какие-то угрозы. Если депутат лучше владеет другим языком, он уже не народный избранник? Может, схватить его и — в застенки, как это уже делали когда-то? И, кстати, что это вообще за организация такая — комиссия по госязыку, с тоталитарными замашками запрещать, не пущать?.. Может, это какая-то новая тоталитарная секта? Одни поклоняются огню, другие – солнцу, а эти — госязыку?
Язык — это самое совершенное средство коммуникации и использовать его надо по назначению. Глупо из него делать политическую страшилку. Неперспективно. Он закостенеет и перестанет развиваться.
G. G. 2012-2017