НАГРАДИЛИ ЧЕХОВА И ТОЛСТОГО
Илья Стогов, модный писатель и завсегдатай жюри разных премий, недавно сказал, что на литературном фронте сегодня нет писателей, достойных наград. Поэтому приходится отбирать «не самых худших из того, что есть».
Может, он прав. Только мне ближе другое мнение: награждать есть кого, но премии даются с таким расчетом, чтобы хорошие книги задвинуть в тень или вообще ошельмовать, а писателей второстепенных и посредственных представить новому читателю как создателей новой, передовой литературы.
Жюри «Большой книги» в этой ситуации предприняло совершенно неожиданный ход и удивило всех, кто еще способен удивляться. Несколько миллионов рублей в качестве премиальных жюри отстегнуло Толстому и Чехову. Ну и — для приличия – еще одному современному прозаику.
Получилось все очень просто. Четырнадцать авторов попали в финал «Большой книги», но, во-первых, все они давно уже нам примелькались – уже лет десять они составляют актив всех шорт листов. Во-вторых, ни один из них в безусловные лидеры не годился. Тогда вспомнили только что отмечавшееся столетие со дня смерти Льва Толстого и решили взять это событие за основную точку отсчета.
К столетию Толстого приурочил свою биографическую книгу «Бегство из рая» о смерти классика критик Павел Басинский. Книга, действительно, по современным временам необычная, это в своем роде литературоведческий роман.
Басинский не только пытается по-новому осмыслить причины ухода писателя из Ясной Поляны, но и вспоминает всю его жизнь. Для современного читателя, которому мало что известно о жизни и творчестве Толстого, «Бегство из рая» сослужит хорошую службу. Биография классика, его наследие, философские взгляды и судьба представлены здесь доходчиво и даже увлекательно. В виде современного популярно-научного экшна.
«Бегство из рая» можно назвать даже научным детективом. Ему и присудили премию «Большая книга» первой категории. Только получилось, что престижной российской литературной премией на сей раз все же отметили не столько заслуги самого Басинского, сколько его великого героя.
В списке номинантов кроме биографии Толстого обнаружилось еще одно произведение о великом русском классике. Верней, о том, как Толстой накануне смерти бежал из своего имения в Оптину Пустынь. Это тоже очень необычный роман Виктора Пелевина, название которого состоит из единственной буквы «Т».
Вот и его,- получается тоже не за особые художественные достоинства, а в честь памятной даты, – решили отметить премией «Большая книга», но уже третьей степени. Иначе просто нельзя было. Как-никак роман «Т» написан не хуже «Бегства из рая», а почитателями Пелевина он даже считается чуть ли ни вершиной его творчества.
Но тут среди почти ста членов жюри премии «Большая книга» поднялся ропот – почему, дескать, все достается одному Толстому и его интерпретаторам? Тогда как одновременно со столетием со дня смерти Толстого отмечалось также и не менее значимое для русской литературы 150-летие со дня рождения Чехова?
Претензию сочли вполне резонной и по этому случаю приняли решение отметить заодно и гений Чехова. Только книги подходящей в списках номинантов не оказалось. Пришлось присудить Чехову специальный приз «За вклад в литературу». А денежное вознаграждение, поскольку второго классика никто из ныне живущих писателей не представлял, вручить Чеховской комиссии при Совете по истории мировой культуры РАН.
Неоприходованной осталась только призовая сумма за «вторую категорию» «Большой книги». Это решение принималось трудней всего. Стогов прав, тут уже откровенно пришлось из живых претендентов выбирать не самого худшего.
Остановились на фигуре не бесспорной, но зато опять совершенно необычной. Это Александр Иличевский. Он и получил «Большую премию» № 2 за новый роман «Перс».
Решающей здесь стала неоднозначная реакция критики. Одни от «Перса» отмахиваются руками и ногами, не желая о нем вообще говорить. Другие от него без ума, называя роман Иличевского вершиной поэзии в прозе. Чтобы хоть как-то примирить свое личное мнение с мнением его фанатов, скажу, что «Перс», как и все написанное Иличевским до «Большой книги» — это в известном смысле паралитература. Или, как говорит он сам, попытка вопреки законам прозы «дотянуться в ней до поэзии».
Пусть будет так. Почитайте «Перса» сами, если сможете это читать, и решите, достоин он премии «Большая книга» или все-таки нет. Тем более – рядом с Толстым и Чеховым.
G. G. 2012-2017