РУССКИЙ КОЛЛАПС
Удержать сегодня в Латвии русскую культуру на плаву трудно – ее топят все кому не лень. Особенно обидно, когда это делают сами же русские. Иногда, может быть, не вполне сознавая пагубность своих действий, но чаще сознательно. Как будто задавшись целью опустить здесь моральный и интеллектуальный уровень русского населения по возможности ниже.
Наши СМИ сломались на культуре
Первыми мощный удар по культуре нанесли русские газеты.
Если раньше более-менее продвинутый обыватель начинал читать газету с новостей культурной жизни, печатавшихся обычно на последнее полосе, то сегодня ничего такого он там не находит. Читать газеты мы начинаем, как ни странно, со свежих анекдотов. Это теперь непременное блюдо каждого ежедневного издания. Затем прочитывается афоризм – максимы и афоризмы почему-то у нас стали газетными жанрами. Потом, естественно,— гороскоп на текущий день и прогноз погоды.
Но и после погоды, прежде чем перейти к новостям, наш читатель бегло просматривает газету в поисках очередной скабрезной статейки о ком-нибудь из звезд кино, театра или эстрады. Обнаружив таковую, он удовлетворенно откладывает клубничку на сладкое и, наконец, принимается за текущие новости.
Все остальное в газете его мало интересует. Разве что еще политика. Но не потому, что с некоторых пор почти все мы зациклились на политических событиях. Дело совсем в другом.
Политические статьи, в отличие от прочих газетных публикаций, благодаря своей жанровой специфике, содержат еще хоть какое-никакое авторское отношение к описываемым событиям. Это не значит, что читатель сам не способен составить о них собственное мнение. Способен. Просто он его уже составил — вчера, накануне появления сообщений о них в утренней прессе. И в этом все дело.
Газеты в том виде, как они издаются сегодня, перестали удовлетворять наши потребности в информации. Это случилось практически сразу после того, как они пожелтели и вместо аналитических стали строго новостными. А на что нам газетные новости? Их мы сегодня узнаем — из интернета, по радио и телевидению — чуть ли ни за сутки до того, как они появляются на газетной полосе. Читателя сегодня интересуют в газете не сообщения о текущих событиях, а грамотный комментарий, их интерпретация. Ему нужен анализ событий, чтобы сравнить со своим частным мнением и прийти к среднему знаменателю. Чем, собственно, русский читатель и отличается от западного. Ему не достаточно своего амбициозного мнения. Он живет в социуме, и объективное, социумное отношение к чему бы то ни было ему интересно точно так же, как свое собственное. И, может, даже больше.
Желтая пресса дать этого не способна. Аналитику наши газетчики зареклись печатать, похоже, навсегда. Это накладно: политологам-коментаторам приходится платить гораздо больше, чем репортерам-обозревателям. Вот и обходятся сегодня наши русские газеты политическими слухами, сплетнями и очень любят вместо профессиональных комментариев пиарить предстоящие события. Предсказывать, что будет, если…
Так что степень желтизны русской прессы в Латвии определяется сегодня не столько даже наличием в газетах анекдотов, гороскопов, афоризмов и прочей развлекухи, сколько исчезновением культурной аналитики. Культурной – в обоих смыслах. Я имею в виду и культуру анализа, и исчезновении из русских газет вообще аналитической критики — литературной и какой бы то ни было еще. Между тем уровень культурных полос в печатных СМИ обычно во многом определяли их вес, статус и читательский спрос.
Вот и получается, что русские СМИ у нас сломались на культуре. На Западе газетная продукция, между прочим, посерьезней нашей. Там издатель, видно, понимает, что культура в газете определяет если и не все, то очень многое. И главное – стиль мышления. Во всяком случае, в каждой солидной газете там одной только литературе посвящает от восьми до двенадцати полос в неделю. А если нет, выпускается специальное литературное приложение. И театр, кино, изобразительное искусство, музыка там тоже отданы в руки не пиарщикам, а критикам и тем, кто «делает» культуру, профессиональным культуртрегерам.
У нас же в каждой русской газете о культуре пишут всегда одни и те же постоянные репортеры. Они с одинаковым рвением расхваливают сегодня спектакль, завтра выставку, послезавтра гончарное производство. Разбираться в этом профессионально им не надо, потому что от них не требуется ни личного мнения, ни отношения, ни критической оценки. Культура у нас выше статуса нищей приживалки не поднимается, а газетные культурные полосы превратились в дополнительную площадь для рекламы.
Окстись, русский человек!
С таким же пренебрежением к культуре относится в Латвии и телевидение. Тут тоже складывается удивительная ситуация. Посмотреть, что показывают наши русские каналы – диву даешься. И что удивляет, опять же сами русские люди, от которых зависит, что давать по местному телевидению и какие российские каналы транслировать по кабельному, делают все возможное и невозможное, чтобы деморализовать и оболванить своего телезрителя. Малейшее проявление на экране интеллекта выжигается каленым железом, и наоборот вполне целенаправленно насаждаются развлекательные передачи и сериалы самого низкого пошиба.
Можно сколько угодно говорить и писать, например, о том, что нам в Латвии позарез нужен российский канал «Культура». Ах, он вам нужен? Вот мы его для вас и не купим. Под каким-нибудь удобным предлогом – мол, дорого стоит. У нас денег не хватает. Телевизионщикам гораздо выгодней гнать для русского зрителя какую-нибудь криминальную жесть, заливать телеэкран морем крови, насилия и уголовщины… Берешь пульт, начинаешь прыгать с канала на канал, всюду одно и то же – трупы, убийства и пальба из стрелкового оружия.
Как это действует на психику телезрителя, способствует ли развитию интеллекта, объяснять не надо. Все на этот счет уже просвещены. Обидно только, что если копнешь глубже, начнешь выяснять, кто за этим стоит, посыплются русские имена.
Может, эти люди не ведают, что творят? Я думаю, прекрасно ведают! В том-то и беда, что нам месяцами, изо дня в день, показывают одни и те же сериалы «Улицы разбитых фонарей», «Закон и порядок», «Убойная сила», «Спецгруппа» и тому подобную чепуху с одной единственной целью. Чтобы вытравить до последней капли из мозгов местных русских любые признаки нравственности и интеллекта…
Что еще характерно для нашего телевидения – натравливать русских друг на друга. Казалось бы, впервые за последние двадцать лет к власти – пусть в одной только Риге – прорвался думающий русский политик Нил Ушаков (кстати, бывший журналист-газетчик). И что мы видим? Сами же русские, словно с цепи сорвались, катят на него бочку за бочкой. Понятное дело, что он не ангел, не святой – такие в политику не идут. И все же… Вместо того, чтобы его поддержать и, воспользовавшись случаем, сплотиться вокруг него и всем вместе отстаивать свои духовные ценности, русские журналисты-новостники с местного телеканала TV5 совершенно оголтело ставят ему в вину какие-то несуразные вещи. Буквально травят его…
Что канал, что канализация…
Казалось бы, за русскую культуру в Латвии горой могло бы встать кабельное телевидение. Российские телевизионщики славятся своим профессионализмом. Многие тематические, документальные передачи московского телевидения и особенно интеллектуальные и политические ток-шоу всегда пользовались в Латвии большой популярностью. «Тем временем» Александра Архангельского, «Апокриф» Виктора Ерофеева, «Культурную революцию» Михаила Швыдкова, даже скандалезную «Школу злословия» Татьяны Толстой и Дуни Смирновой не только русский, но и латышский телезритель старался не пропускать и смотрел постоянно.
И вдруг начало происходить невероятное. Местные владельцы кабельного телевидения стали последовательно вымывать из программ все более-менее интересные и познавательные передачи. Или выталкивать их из прайм-тайма. Например, «Временно доступен» теперь показывают в дневное, то есть в рабочее время. «Школа злословия» и «Ничего личного» перенесены на поздний вечер. «Тем временем», «Апокриф», «Культурная революция», а также все музыкально-просветительские передачи с некоторых пор вообще не доступны в Латвии.
Кроме того, неожиданно перестали транслироваться российские каналы, демонстрировавшие добротные, заслуживающие внимания художественные фильмы российских режиссеров. Уже год как исчезли из пакетов кабельного телевидения каналы TV 1000 и TV 1000 «Русское кино». Перед тем точно также исчез канал TV ХХ1. Вместо них кабельщики стали поставлять два канала западного фильмового ширпотреба FoxLife и FoxCrime. Сплошь детективы и развлекуха.
Кто-нибудь в руководстве кабельных сетей подумал, зачем русскому человеку в Латвии FoxLife и FoxCrime? Наверное, подумали. И именно поэтому заменили одни каналы другими. Объяснили это, как обычно, очень просто: по техническим причинам. Или по финансовым.
Понятное дело, лишних денег сейчас ни у кого нет. Не понятно другое: почему денег не хватает каждый раз именно на качественную телепродукцию? Сокращайте свои «фоксы» и оставьте телезрителю то, что развивает его интеллект, а не деморализует его. В конце концов, можно же было сделать эти каналы платными, но оставить зрителю право вибирать, что он хочет смотреть.
Заговор или опять «дороги и дураки»?
Почему так происходит? Почему все, что мы ни делаем, опускает русскую культуру, что называется, ниже плинтуса? Объяснить этого никто не берется. Меня же в таких случая всегда смущает одна вещь. Стоит только заговорить о системных причинах, лежащих в корне всех этих – и не только этих – проблем, как собеседник начинает махать руками: только, ради бога, обойдемся без «теории заговора».
И каждый раз мы обходимся, спихивая все на «дороги и дураков». Только ни при чем тут ни русские дороги, ни дураки (во главе газет, журналов, телевидения у нас как раз стоят очень даже умные люди).
Казалось бы, газетное дело и телевидение, хоть и имеют точки соприкосновения, далеко отстоят друг от друга. Главнокомандующие у них разные. А приглядишься повнимательнее, и там, и там явно прослеживается некая общая закономерность в том, с каким упорством и последовательностью они стремятся не поддержать, а наоборот сломать хребет русской культуре. Да так, чтобы она уже не встала на ноги. Тенденция общая – это очевидно. А тенденция – явление системное. Это когда количество переходит в стабильное качество, в систему. Значит, и причины здесь имеют системный характер. И если это не заговор, то что?
G. G. 2012-2017