Литература

ЖЕНЩИНА, КОТОРОЙ НЕТ
Пять лет назад книжный мир потряс неожиданный фурор романа «Историк» американки Элизабет Костовой. Исторический триллер о тайнах графа Дракулы, стал популярнейшим чтивом на многих языках.
С первой книгой начинающего писателя так иногда случается. Но вот перед нами второй роман Костовой «Похищение лебедя», и снова удача. Ее новая книга тоже становится мировым бестселлером. Многие даже предсказывают, что интерес к ней превзойдет популярность первой книги Костовой. Причин этому две. Главная в том, что новый роман написан еще лучше первого. А кроме того, «Похищение лебедя» не умещается в рамках интеллектуального детектива или исторического триллера. Костова написала совершенно изумительный психологический роман, сочетающий в себе самые разные популярные литературные жанры. В зависимости от того, что вы больше любите читать, то вы в этой книге и найдете.
Вы питаете слабость к исторической беллетристике? Пожалуйста, в «Похищении лебедя» события частично происходят во времена французской революции. Здесь же вы найдете много интересного о парижских салонах живописи конца 19 века и о том, как появлялись первые полотна французских импрессионистов. Вы увлекаетесь современной живописью? Роман почти весь посвящен работе художников нашего времени. Вас интересует современная американская жизнь? В таком случае роман Костовой продемонстрирует вам такие ее стороны, о существовании которых вы даже не догадывались. Да и сама Элизабет Костова – это не только неизвестная нам сторона культуры современной Америки, но и совершенно особая страница литературы США.
Наконец, если вместо исторической беллетристики вас больше привлекают исторические детективы, роман Костовой вполне вас удовлетворит. И даже те читательницы, которых интересуют в основном только женские любовные романы — даже они прочтут книгу с большим удовольствием.
О чем же этот роман? Сюжет – нарочно не придумаешь. Хотя, на первый взгляд, Костова все, конечно, выдумала от начала до конца. Даже тех персонажей, которые вам покажутся смутно знакомыми, реально существовавшими. Так что можете не искать их имена в энциклопедиях и в поисковиках. На самом деле эти личности сконструированы автором. За исключением, конечно, всем хорошо известных мастеров французской живописи. Таких, как Дега, Сезанн или Сислей и двух-трех исторических деятелей.
На первый взгляд роман «Похищение лебедя» о том, как известному психиатру пришлось столкнуться в своей практике с уникальным пациентом, и к чему это привело. В лечебницу для душевнобольных привозят художника, который по непонятным причинам в музее «Метрополитен» набросился с ножом на знаменитую картину. Она изображает мифологическую сцену соблазнения Зевсом, принявшим облик лебедя, очаровательной жены спартанского царя Леды.
Дело осложняется тем, что с момента, когда художника задерживает музейный охранник, он перестает разговаривать. Врачу никак не удается разговорить больного, поэтому приходится самому взяться за расследование причин странного поведения его пациаента.
Костова, чтобы эту ситуацию сделать психологически глубже, придумывает следующее. Врач у нее тоже оказывается незаурядным живописцем, и все, с кем по ходу дела ему приходится сталкиваться– жена художника, любовница, приятели и случайные знакомые – тоже имеют к живописи непосредственное отношение. А сам пациент тем временем получает возможность продолжать заниматься в лечебнице живописью. Он каждый день стоит у мольберта и с удивительным упорством создает портреты одной и той же женщины.
Кто она – в этом вся интрига. Ясно, что любимая женщина художника. Жена? Любовница? Может быть, студентка колледжа, в котором преподавал больной? Постепенно все эти версии приходится отбрасывать, пока не остается одна единственная: женщина на портрете – это галлюцинация, плод воображения больного. Но и тут, когда врач уже радуется, что решил труднейшую головоломку, в самом апогее романа его версия рушится. И действие искусствоведческого триллера Костовой, читать который становится все интересней, начинает разворачиваться в обратном направлении. Прямо как маятник, который на долю секунды замер в верхней точке, оно устремляется в противоположную сторону. Опять рождаются всевозможные версии и догадки. Врачу приходится много ездить, знакомиться с самыми неожиданными людьми. Но главное, его отношения с художником принимают совершенно неожиданный оборот. Сюрреалистический мир его пациента начинает самым реальным образом в корне менять жизнь его лечащего врача.
В романе богато представлен еще один, редкий сегодня жанр – эпистолярный. Здесь много замечательных писем – и современных, и написанных вроде бы в 19 веке. Книга вообще, как мозаика, вся составлена из этих писем и из бытовых сценок, очень ярких или, может быть, кажущихся такими, потому что их мало. И нет никакого экшна. Реальное действие для автора не главное. Костова оперирует другими инструментами — описанием работы художников и их живописной техники, разбором картин, искусствоведческими заметками. Из этого выстраивается хребет романа. Все, что движет сюжет, состоит из рассказов о том, как создаются картины и что делает их шедеврами. Сюжет в романе разворачивается не наяву, а как бы через творческий акт художника и через восприятие его картин. Прием необычный и, как я понимаю, спонтанно родившийся у Костовой.
Странные вещи происходят и с врачом: он разыскивает, чтобы расспросить, женщин, у которых что-то было с его пациентом, и неожиданно для себя, впускает их в свою жизнь. Он как будто старается искупить перед ними вину своего пациента. И начинает жить жизнью этого художника. Похоже, что показать такую психологическую метаморфозу было главным для Костовой.
И еще что интересно, может быть, Костовой ничего особенно придумывать и не пришлось. Ей в руки попала старая переписка между двумя французскими художниками конца 19 века. Прочтя ее, она решает транспонировать описанные в ней события в наше время и просто конструирует аналогичную ситуацию. С поправкой на время, на нравы и страну. Таким образом, родился сам собой целый роман. По крайней мере, так интересно себе это представить. Он возник из старых писем, как, скажем, болезнь развивается из попавшего в организм вируса. Неспроста в книге можно заметить, если внимательно приглядеться, прямые параллели между персонажами 19 века и нынешней историей болезни пациента психбольницы. Даже в именах и названиях картин. Но главное, что вся дальнейшая судьба и врача, и его пациента в конечном счете оказывается зависимой от того, насколько им удастся выяснить, что же в конце концов произошло с авторами тех старых писем почти сто лет назад.
Порочный круг в романе замкнулся и, чтобы разгадать загадку, его требуется усилием воли разомкнуть. Костова это блистательно проделывает, приводя читателя к неожиданному финалу.
G. G. 2012-2017