Литература

ТАЙНА ПРАЖСКОГО КЛАДБИЩА
Собственно, тайны никакой и нет. Кладбище как кладбище. Старое как мир. Разве что еврейское. Это Умберто Эко нагородил вокруг него тайн с целый короб.
Кстати, в Праге существуют сразу два еврейских кладбища. Новое, действующее по сей день, и старое, на котором не хоронят уже со второй половины ХУШ века. Здесь на каменных плитах часто можно увидеть оставленные посетителями записочки с интимными пожеланиями. Говорят, их пожелания иногда сбываются.
Вот на этом старом кладбище в свое время герой романа Умберто Эко Симоне Симонини, изготовитель всякого рода литературных подделок и фальшивых документов, у одной из могил будто бы и подслушал разговор нескольких раввинов о еврейской мечте захватить власть над человечеством и установить новый мировой порядок. На основании услышанного он состряпал свои «Протоколы сионских мудрецов». Скандальную книжицу, считающуюся источником антисемитизма. Вот и вся тайна.
Роман так и называется «Пражское кладбище». Он недавно вышел в свет, но уже наделал немало шуму. «Протоколы» — тоже реально существующая книга, правда, считающаяся литературной подделкой, что и взялся доказать в этом романе Умберто Эко. Все остальное выдумано: сходка раввинов у могилы старого кладбища, их доктрина о всемирном господстве, да и сам автор «Протоколов» Симоне Симонини тоже. Как утверждает Эко, в романе «Пражское кладбище» все другие персонажи на самом деле лица реальные, исторические. И только личность фальсификатора — плод его воображения. Потому что до сих пор истинный автор «Протоколов» не установлен, Умберто Эко его, что называется, сконструировал.
Так что все, что касается тайны, сплошной пшик. Но читать любопытно, потому что писателя интересовало, не кто сочинил «Протоколы», а из чего они возникли и почему оказались столь живучи.
Это старая и грязная история. Умберто Эко взялся за нее не как писатель и популярный автор авантюрных романов, а как историк и ученый, чему похоже, многие ужу не рады. Недовольство их понять нетрудно. Вместо того, чтобы объективно рассмотреть, в чем кроются причины антисемитизма, он чуть ли ни треть книги посвятил впечатляющему рассказу о том, почему евреи всегда и всюду подвергались гонениям и за что их так не любят другие этносы. Писатель выставляет напоказ столько самых неожиданных сведений, обличающих народ еврейский в разных неблаговидных делах, что даже главный раввин Рима всерьез этим обеспокоился и заявил, что смысл книги неясен и вселяет опасения насчет ее пользы. «Что вынесет из нее читатель? — испуганно вопрошает он.— Правда или неправда то, что в ней сказано про еврейский заговор? Ведь читатель так и не поймет: намерены или не намерены евреи разрушить цивилизованное общество и захватить полную власть над миром».
Слава богу, кроме евреев мы сталкиваемся в этом романе и с настоящими заговорщиками: масонами и тамплиерами, коммунистами и социалистами, иезуитами и итальянскими мафиози. Все они бредили властью над миром и человечеством. Правда, и в их среду Умберто Эко склонен внедрять бесчисленных сионских мудрецов. Все в истории тайных заговоров настолько запутано, что очень трудно определить, кому же, в конце концов, понадобилось издание «Протоколов» и кто их сочинил.
Но больше всего поражают две вещи. Книга Умберто Эко как-то очень вовремя у него написалась. Именно в то время, когда в мире, с одной стороны, разразилась череда экономических кризисов, спровоцированных мировой финансовой, а по роману выходит — еврейской элитой. А с другой, теперь все чаще стали говорить о холокосте и о том, что во время войны, когда против гитлеровцев ожесточенно боролись и европейское участники Сопротивление, и советские партизаны, почему-то евреи массово шли на бойню безропотно и покорно, как невинные агнцы на заклание. И второе — чего на самом деле сегодня в условиях хрупкого мира добивается на Ближнем Востоке Израиль? В «Пражском кладбище» прямо об этом не говорится ни слова. Но стрелы в ту сторону летят без конца.
Умберто Эко в «Пражском кладбище» так круто наезжает на евреев, что больше всего переполошилась по поводу судьбы романа его русская переводчица Елена Костюкович. Она написала огромное предисловие к «Пражскому кладбищу». И тут оба автора друг друга стоят. Только если Умберто Эко «очерняет» по ее мнению еврейский народ, то она всю мощь своего интеллекта обрушивает на читателей и русских антисемитов. Чтобы они, не дай бог, не заподозрили в антисемитизме самого Умберто Эко. Но ему антисемитизм, в общем-то, глубоко по боку. Во всей этой истории его больше интересуют причинные связи разных исторических событий, более древние и более серьезные. И соответственно не столько антисемитизм по отношению к евреям, сколько отношение самих евреев к окружающему их миру. Этого Елена Костюкович как-то не учла и получается, что ее предисловие существует несколько обособленно от романа и толкует не совсем о том, о чем пишет Умберто Эко. В конце концов, российская ипостась «Протоколов» и участие царской охранки в русском издании этой подметной брошюрки играет в романе совсем небольшую роль по сравнению с огромным корпусом событий, происходивших несколько ранее в других европейских государсвах.
И роман, кстати, интересен нам тоже совсем не черносотенным характером этих «Протоколов» (в русском звучании), сколько тем, как много знаменитых персон европейского масштаба – и, главное, почему – приложили руку к их созданию. Среди них оказались и такие колоритные фигуры, как Александр Дюма, Виктор Гюго, Эжен Сю, Лео Таксиль и многие другие.
Если бы Умберто Эко исходил только из тех мотивов, которые волнуют его переводчицу, он написал бы скорей всего политический памфлет, и не более того. А так у него получился полноценный авантюрный роман с фельетонным уклоном. Еще и потому, кстати, что, кроме всего прочего, писатель в «Пражском кладбище» пародирует западную беллетристику Х1Х века и читательское отношение к ней. Ирония в романе, пожалуй, главный литературный прием. А все остальное пространство этой фундаментальной книги, если оно не насыщено иронией, заполнено покушениями, дворцовыми интригами, тайными заговорами и психопатическими эксцессами типа раздвоения личности, изгнания бесов и прочей чертовщины, занимавшей умы европейской буржуазии на протяжении многих веков.
Антисемитское содержание «Протоколов» наиболее остро дает себя знать уже в самом конце «Пражского кладбища», когда в романное действие вступает шеф заграничной агентуры российского сыска полковник Рачковский. С этого момента «Протоколы» в России набирают политическую силу. Затем, заново переведенные на иностранные языки, они натворят бед и в Западной Европе, но этот период в «Пражском кладбище» (если не считать предисловия переводчика к роману) никакого отражения не получил. Как и существование «Протоколов» сегодня.
А это уже отдельная, очень серьезная тема. «Протоклы сионских мудрецов»,— и тут права переводчица,- до сих пор многим не дают покоя. В прошлом, 2011 году российская Общественная палата даже обращалась в Генеральную прокуратуру с требованием внести их в список запрещенной для издания экстремистской литературы. Но последовал отказ. Генеральная прокуратура нашла, что они содержат историко-просветительскую ценность. И никакой Умберто Эко со своими переводчиками переубедить здесь никого не в силах.
G. G. 2012-2017