Литература

ПЕРЕКРЕСТНОЕ ОПЫЛЕНИЕ,
ИЛИ
КУКУШКА СЛАВИТ ПЕТУХА
Помните басню Крылова — кукушка хвалит петуха, чтобы тот похвалил кукушку? И петух ей отвечает: «А ты, красавица, божусь, лишь только замолчишь, то жду я, не дождусь, чтоб начала ты снова…»
Насколько это актуально сегодня, продемонстрировала недавно «Литературная газета». В рубрике «Как это делается» здесь публикуется занятная подборка примеров «перекрестного опыления в литературе». Оказывается, этот способ мичуринцев широко используется не только в сельском хозяйстве, но и на ниве литературных премий, издательских заказов и прочей писательской деятельности. Он называется – корпоративная критика. Это когда, скажем, Дмитрий Быков в своей статье не ленится лишний раз лестно отозваться о Захаре Прилепине, чтобы тот при случае сделал тоже что-нибудь аналогичное. В российских СМИ корпоративная критика практикуется очень широко. Авторы модных книг не устают нахваливать друг друга. Вот несколько наиболее ярких примеров.
Быков о Прилепине: «Проза Прилепина вызывает желание жить – не прозябать, а жить на полную катушку. Посмотрите, как он пишет о женщинах. Как любуется друзьями. Как жалеет щенков. Еще десяток его романов, чтобы уж самых ленивых и безграмотных проняло, и в России не понадобится никакая революция!.. В новом году выйдет в свет жизнеописание Леонида Леонова в ЖЗЛ работы Захара Прилепина, и это будет тот рывок, которого от Прилепина ждут давно».
Прилепин о Быкове: «Нежно любимый мой Дмитрий Львович! «Эвакуатор» обязательно станет бестселлером, вернее, уже стал и лидирует в списках продаж наравне с Акуниным». И еще: «Быков – лучший современный поэт, и равные ему отсутствуют». «В том, что Быков гениальный поэт, я нисколько не сомневаюсь…»
Ладно еще, если бы Прилепин и Быков жили в разных концах света и вот так изъявляли свою взаимоприязнь. Но оба часто встречаются на писательских тусовках, вместе ездят на международные книжные ярмарки, голосуют друг за друга на заседаниях жюри разных премий. Международные ярмарки для них особая статья. А чтобы тебя послали на халяву в загранпоездку, надо постараться сколотить «маленький такой оркестрик», коллективчик-корпоративчик, чтобы были только свои. Вот они и стараются. И еще премии — это у них постоянно в фокусе внимания.
Прилепин об Ольге Славниковой, координаторе премии «Дебют»: «В несомненном даре Славниковой есть странный симбиоз природного и механического. Понятно, отчего Славникову так часто сравнивают с Набоковым…»
Прилепин о ее муже Виталии Пуханове, ответственном секретаре премии «Дебют»: «…от многого был в натуральном восторге. Где мне книжку твою взять, когда она выйдет? Мне надо. Хочу».
Славникова о Прилепине (в интервью о том, кого из московских писателей она особенно уважает): «Захара Прилепина и Алексея Иванова!».
Через некоторое время Прилепин уже член жюри премии «Дебют». В этом качестве он протежирует Полине Клюкиной, молодому автору из Перми. Клюкина становится лауреатом. Ее первая книга выходит с предисловием Прилепина.
Клюкина о Прилепине: «Захар Прилепин обладает, что называется, божественной точностью прицела. Все, что он имеет, он имеет благодаря своей силе и таланту…»
Вскоре Прилепин уже верховодит на книжной ярмарке в Перми.
Денис Гуцко о Прилепине: «Событием считаю роман Прилепина «Санька». В нем есть боль, и вера, и страсть, и нежелание мириться с оглупляющей ложью. Этот роман кричит: „Не спи – не проснешься”».
Прилепин о Гуцко: «Его роман «Русскоговорящий» произвел в свое время литературный фурор. Несколько крепких рассказов и повестей укрепили имя Гуцко в числе самых сильных представителей литературного процесса».
Прилепин и Гуцко вместе едут на книжную ярмарку в Каир.
Прилепин о Германе Садулаеве: «Сборник повестей «Я чеченец!» — более чем достойное завершение всей кавказской линии русской литературы — Бестужев-Марлинский, Лермонтов, Лев Толстой».
Садулаев о Прилепине:«Это замечательная литература, серьезная, важная, крепко сбитая. Как читателю мне было еще очень важно, что это читается, что называется, взахлеб. Открыв «Саньку», я прочитал ее за один день. Не спал до утра – не мог оторваться, пока не закончил».
Вместе поехали на ярмарку Book Expo America.
Прилепин об Александре Кабакове: «С Александром Абрамовичем Кабаковым я не согласен в девяти случаях из десяти. Но я всякий раз получаю натуральное человеческое удовольствие от общения с ним.
Кабаков о Прилепине: «Есть очень талантливый молодой писатель Захар Прилепин. Первый роман написал хороший, второй – очень хороший, третий, как говорят, еще лучше…»
Посетили вместе Лондонскую книжную ярмарку.
Прилепин об Андрее Рубанове: «Рубанов, безусловно, мне интересен и как писатель, и как человек. Поговорив с ним, я нисколько не разочаровался: скорее, напротив. Рубанов – тот редкий случай, насколько я могу судить, когда человек равновелик писателю и наоборот».
Рубанов о Прилепине: «Захар — крутой. Уважаю. Он всех сделает, поверьте. Он сейчас — номер один. Прилепин – это Большой Стиль. Никто не умеет, а он умеет».
Ну, прямо и смех, и грех. Не хочу умалять ничьих достоинств, но и прочее учитывать все-таки следует. Что ни говори, литературный престиж всех этих очень модных нынче авторов, если судить по гамбургскому счету, относителен и очень хрупок. Да и сами петухи с кукушками это прекрасно понимают. Потому и выручают друг друга. Их азартные дифирамбы всегда бьют в цель и приносят результаты. Друг о друге они не забывают. Так, например, Рубанов и Прилепин одновременно номинировались на премию «Бронзовая улитка». Лавры достались Прилепину. Чтобы Рубанов в накладе не остался, Прилепин включил Рубанова (кстати, вместе с Гуцко и Садулаевым) в составленную им антологию современной русской прозы «Десятка».
Прилепин о Леониде Юзефовиче: «Большинство тех, с кем вас сравнивают, -одноэтажные, а ваши тексты – они с верандами, надстройками, подземными ходами, тупиками, шпилями. То есть, на мой взгляд, вы не просто рассказчик историй, но человек, способный эти истории обнаружить, понять и преподнести так, что они приобретают звучание иное, философское, метафизическое».
Юзефович о Прилепине: «Проза нижегородца Захара Прилепина говорит сама за себя и ни в каких предварениях и напутствиях не нуждается. Это тот редкий в нашей современной литературе случай, когда талант, интеллект и обжигающий душу военный опыт не разведены по разным судьбам, а слиты в одном человеке».
Да, вероятно, все так и есть. Прилепин, Быков, Юзефович и прочие упоминавшиеся здесь авторы — пусть в разной мере, но люди талантливые. И таких отзывов, вероятно, заслуживают. Но! Почему прочитав все это, я с горьким смешком вспоминаю русскую поговорку — долг платежом красен? И вот эту басню про петуха и кукушку? И почему так совпало, что вскоре после последнего из приведенных здесь обменов любезностями пришло сообщение о присуждении Прилепину «Супер-Нацбеста» — с комментарием, что именно голос Юзефовича на голосовании стал решающим? Вот что значит корпоративная или как ее раньше называли – комплиментарная критика.
G. G. 2012-2017