Литература

ПАДЕНИЕ КУМИРОВ
Мы любим читать авторов, чьи книги постоянно в топе и расходятся со свистом. Но вот недавно в «Литературной газете» появилась статья, переворачивающая наши представления о российской литературе и ее корифеях на все сто процентов.
Есть такая премия «Читай Россию/Read Russia”. Речь о ней. Это единственная российская премия за лучший перевод произведений русской литературы на иностранные языки. Она является своего рода навигатором для зарубежного читателя в огромном море русских книг и авторов, так что дело это не шуточное. Да и учредители премии солидные – ее уже второй раз присуждают “Институт перевода” при Федеральном агентстве по печати и Президентский центр Ельцина. Премия ставит перед собой целью популяризацию русской культуры во всем мире, повышение интереса к русской литературе и развитие переводного дела.
В сентябре были подведены итоги за нынешний год. На конкурс поступило почти сто заявок от переводчиков из девяти стран мира. Это Испания, Италия, Франция, Великобритания, США, Китай, Польша, Аргентина и Германия. Имена лауреатов уже названы и премии розданы. Но по мнению «Лит. газеты» многие книги, переведенные ими, вызывают сильные сомнения. Вряд ли эти переводы будут способствовать росту интереса к русской литературе. Верней, речь должна бы быть не столько о выборе переводчиков, сколько о вкусах членов жюри премии.
Не вызывают сомнений только первые два лауреата. Это испанец Виктор Гальеро Баллестеро, он перевел роман Толстого «Анна Каренина» и английский переводчик Джон Элсворт (Великобритания) — перевод «Петербурга» Белого.
А вот дальше… Как пишет обозреватель «Лит. газеты»: «чудеса начинаются со второй части списка лауреатов, где значатся переводы современной российской литературы». Тут вступает в игру политика, верней политкорректность. Странным образом создается впечатление, что призы за современную литературу присуждали за переводы тех книг, авторы которых много ездят за границу, активно выступают за права человека и в России получают награды не за мастерство, а за свои политические взгляды и участие в разных протестных акциях.
Так в номинации «Русская поэзия» лучшим переводчиком назван итальянец Алессандро Ниеро. Он представил на конкурс перевод сборника стихов кумира концептуалистов Дмитрия Пригова «Тридцать три текста». Пригов при жизни был фигурой очень популярной. Но не столько как поэт, а как участник разных провокационных акций. Потом интерес к нему поутих, его стали забывать. И вот теперь в связи с премией «Читай Россию» убийственную характеристику дала ему «Лит.газета». Это стоит процитировать: «Пригов писал, как телеграфом стучал. Пригов — это миф, много лет раздуваемый либеральной критикой. Это заурядный коммерческо-провокативный проект „свободомыслия в России”, за которым нет ни грана таланта, вкуса и даже усердия». Спрашивается, за что дали премию?
Действительно, выбор жюри выглядит странным, если учесть, что вместе с текстами Пригова на конкурс были предсталены замечательно переведенная книги стихов Рейна, сборник классика русской поэзии Серебряного века Анненского, том переписки Цветаевой, Пастернака и Рильке… И все это, действительно, интересные переводческие работы, прошедшие через сито предварительного отбора.
После того, как это получилось с вездесущим Приговым, нетрудно было предвидеть и победителя в номинации «Проза». В шорт-лист вошли переводчики книг самых покупаемых в России модных писателей. Лидерами стали три переведенных автора, постоянно числящиеся в номинантах всех шумных российских премий – Улицкая, Сорокин и Быков.
Победительницей в этом марафоне стала Элен Анри-Сафье (Франция) за перевод книги Дмитрия Быкова «Пастернак». И тут «Лит.газета» опять не удержалась и дала очень нелестный отзыв об этом мнимом романе и его авторе. Досталось в том числе и бедной переводчице, цитирую: «О каком мастерстве переводчика можно говорить на примере поспешных журналистских заметок Быкова на тему «Я и Пастернак»? Да, книга вышла толстая, ибо поток сознания у Быкова бурный, да, мадам Анри-Сафье потребовалась усидчивость… Но где же мастерство?!»
И далее «Лит.газета» сетует по поводу того, что «вместо продвижения на Запад лучших образцов русской поэзии и прозы, вместо того, чтобы награждать зарубежных переводчиков за подлинное мастерство, жюри этой премии с самого начала открыто занялось политикой. Среди множества наших писателей лишь единицы являются активистами Болотной площади. Но почему-то именно эти единицы и оказались среди номинантов премии».
И еще цитата: «Теперь итальянские и французские читатели обречены наслаждаться белибердой Пригова и многословным самолюбованием Быкова, в очередной раз изумляясь загадочной славянской душе и зияющим высотам русской изящной словесности. Не верьте, дорогие зарубежники, вас обманули…»
К чему я затеял это обильное цитирование «Лит. газеты»? А вот к чему. Все течет, все меняется. Незыблемых кумиров не бывает, а топы продаж и ежегодные шорт-листы престижных премий совсем не показатели настоящего мастерства и бесспорности художественных достоинств модных сегодня романов. Свидетельством тому до сих пор можно было считать выступления российских критиков, называющих книги Сорокина, Быкова, Пелевина, Улицкой и других архимодных авторов легкой беллетристикой. И уже открыто говорящих о том, что, к сожалению, эти прозаики имеют мало общего с серьезной, элитарной литературой. А теперь в связи с переводческой премией им даже на уровне беллетристики отказывают в высокой оценке и низводят до второсортного литературного ширпотреба.
G. G. 2012-2017