Литература

ДУБА-ДУБА-АБЗАЦИДЫ
Литература меняется стремительно. Мы этого просто не замечаем, в упор не видим. Одно из таких новшеств: прозу теперь стали писать не сплошным текстом, а как электронные послания, небольшими кусками. Абзацидами. Разной величины абзацами, разделенными интервалом в одну строку.
Так написал свою первую книгу бывший рижанин, московский диджей и модный телеведущий Алекс Дубас. Она называется «Правила аквастопа» и вышла в издательстве «Альпина нон-фикшн». Знатоки поп-музыки говорят, что автор сочинил ее в ритме рок-н-ролла. Не знаю, очень может быть.
Впрочем, необычно здесь не только это, но и все остальное. От фамилии, к литературе имеющей пока что лишь то отношение, что среди модных телеведущих продолжается поветрие сочинять что–нибудь, экстраординарное, и до издательства.
Альпина – это марка немецкого автомобиля. Все издательства, кучкующиеся вокруг этого имени, хорошо живут. По-видимому, за счет автомобилестроения. В основном они специализируются на литературе о бизнесе и только «Альпина нон-фикшн» пошла дальше: стала издавать книги с художественным уклоном. Но и она от бизнеса не отрывается. Ее продукция как раз на бизнес-тусовку и рассчитана. Поэтому издается на высококачественной бумаге, хотя художественным качеством пока не блещет.
Алекс Дубас пристрастился к абзацидам, потому что абзац самый простой элемент текста. Для написания, и, что сегодня многим важно, для восприятия. Текст из абзацев в разбивку не напрягает. Абзациды обычно содержат завершенную мысль или эмоцию и хорошо усваиваются.
Так теперь пишутся книги самого разного художественного и интеллектуального достоинства. В книжном магазине на них натыкаешься сразу – они аккуратно и ярко изданы. Вот, например, сочиненные абзацидами «придурошные истории» Славы Сэ «Сантехник, его кот, жена и другие подробности». У него уже вышло три книги. Издатели его охотно издают, а покупатели охотно покупают. Прикольные книжки Славы Сэ легко читаются в общественном транспорте. Особенно, когда на дорогу с работы домой уходит час или больше времени. Выйдешь на своей остановке, и прочитанную книжку бросить в урну не жалко. Или оставить на скамейке, чтобы лишнюю тяжесть домой не волочить.
А вот книжка посерьезней, и, кстати, тоже дело рук «Альпины». Это перевод с английского. Гарвардские профессора философии Том Карткарт и Дэн Клейн написали в развеселой форме историю мировой философии. С смешным названием как из анекдота «Как-то раз Платон зашел в бар…» Здесь абзациды чередуются по серьезности. Один – философский, а уже следующий шутливый, вплоть до обычных анекдотов. Тоже хорошая придумка – постигать серьезное через юмор. И все путем: одно к другому привинчено так, точно Платон из баров не вылезал.
Книга Алекса Дубаса иного толка. Она как любовный напиток. Это сплошь любовные и прикольные путешествия. Травелоги. Тоже архисовременный жанр. Означает описание путешествий и поездок с любовными и другими приключениями. Правда, здесь есть своя специфика. Эта, так сказать, любовная проза предназначена преимущественно для женщин и геев. Не случайно у нас на книжных прилавках она появилась незадолго перед рижским прайдом.
Да, книга это необычная. Она вышла в серии «Чтения дюаристов». Вряд ли все знают, что такое или верней кто такие дюаристы. Это очень современная публика, декларирующая, что «их ум не скован ни предрассудками, ни рутиной, ни страхами». Мне сразу вспомнился анекдот из предыдущей книги. Один другому говорит: «Наконец-то я разобрался со всей этой чепухой.- С какой чепухой? – С философией, разумеется.- Ну, это зависит от того, что ты считаешь философией».
Так и тут, надо еще посмотреть, что они называют предрассудками, рутиной и страхами. А вообще дюаристы, это молодые парни, живущие в свое удовольствие. Среди удовольствий и ради того, чтобы доставлять удовольствие другим. В таком духе написаны и «Правила аквастопа». Образно говоря, как заметил сам автора, она о тех, «кто не знает свою группу крови, но хорошо знает свой зодиак и все, что с ним связано».
Образно говоря, это книга о милых слабостях тех, кого теперь иронически называют мачо. Влюбленный парень, от которого сбежала девушка, едет искать ее в Барселону. С какого бодуна именно в Барселону, не совсем ясно. Наверное, потому что красиво звучит. Там он работает с какими-то геями уличным мимом. Торчит целыми днями на городской площади, изображая мужчину на унитазе, и орудует туалетной бумагой. Он надеется, что его девушка рано или поздно появится на площади и узнает его…
В конце концов, она действительно появляется. И узнает… Но она пришла с подружкой-лесбианкой. Ну и так далее и в том же духе и тому подобное. Герои Дубаса – маргиналы. Не в старом понимании, а в новом, современном. Не изгои, аутсайдеры или бомжи, а просто те, кто не на виду, а в стороне. С краю. Героям Дубаса всегда хорошо. И делают они всегда тоже только что-то хорошее. Даже, если в представлении других это плохо и даже очень плохо. Герои «Правил аквастопа» — уличные перфоматоры, проститутки, воровки дорогого парфюма, танцовщицы, моряки в портовых притонах и почему-то блогеры. Его герои мечтают о большом: разбогатеть, купить большой дом, много путешествовать. И «не просто в какие-то прозаические командировки в Лондон, а чтобы месяц в Гонконге или два в Австралии…»
Читать «Правила аквастопа» занятно. Они бойко написаны. Кстати, было бы несправедливо всю прозу Дубаса «вешать» на него одного. Как это теперь принято, у книги имеется еще один автор. Он на обложке не указан, но на обороте титула (а не как обычно в конце книги) на почетном месте мы читаем: редактор Полина Суворова. Так что книга оказалась удобоваримо читаемой во многом благодаря литературной обработке этой Полины Суворовой. Нет-нет, ничего худого я сказать не хочу. В «Правилах аквастопа» много солнца, моря, красивых женщин. Мелькают Рим, Амстердам, Барселона,— это все заслуга автора. Скорей всего он надиктовал свои абзациды на диктофон и посчитал этого достаточным. Так сейчас делают многие. Ведь для Дубаса что важно? Совсем не проза как таковая. Он рассказыватель историй. Именно рассказыватель, а не рассказчик, каким был прославленный Чехов, Бунин или, скажем, советский классик Нагибин.
В чем разница? В том, что Дубаса интересуют истории. События как таковые и ничего больше. Для упомянутых рассказчиков-классиков событие тоже дело важное, но их писательское естество было нацелено дальше. На то, чтобы выразить свое отношение к этому событию, передать состояние души. И в этом весь кайф. Для самого пишущего и для его читателя. Согласитесь, разница большая.
Кроме того есть еще одна разница. Классики потому и классики, что они свои тексты отделывали и доводили до кондиции обязательно сами. В этом и состояло мастерство писателя. Тогда как сегодня вместо авторов почти все современные книги до ума доводятся либо редакторами, как в случае с Дубасом, либо вообще литературными рабами, книггерами.
G. G. 2012-2017