Литература

ЗАЧЕМ НАМ ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ
Если звезды зажигаются, значит это кому-нибудь нужно. Так же и с потерянным раем. У каждого думающего человека есть свой потерянный рай. Это источник его представлений о жизни, окружающем мире и о том, как жить дальше.
Потерянный рай другими словами – это наша память о прошлом. Отказываться от нее нельзя. Человек беспамятный, как известно, постепенно перестает быть человеком, превращаясь в несчастного манкурта.
Известный московский журналист Андрей Колесников издал книгу о 70-х годах и о том, как по-разному прошлое напоминает нам о себе сегодня. Книга называется «Попытка словаря. Семидесятые и ранее». Милые, теплые воспоминания о своем детстве, родителях и особенностях той жизни, о которой многие сегодня во что бы то ни стало стремятся забыть.
Колесников вышел из семьи номенклатурных советских работников, и рассказывает, как они жили при Сталине, Хрущеве, Брежневе… Это честный, умный разговор о прошлом с попыткой понять, почему успешные в общем для страны 70-80-е годы привели к краху сложившегося тогда уклада жизни. Читать книгу очень интересно особенно тем, кто этот уклад испытал на своем опыте. Каждый живо представит себе, как прожил те годы ты сам.
Кто родился позже, может быть, книгой не заинтересуется. Это нормально. Лично мне не совсем ясно другое. Почему сверстники Колесникова, сменившие свои прежние комсомольские и прочие взгляды на нынешние либеральные, как с цепи сорвались и набросились на «Попытку словаря», готовые порвать книгу в клочья.
Потерянный рай Колесникова для них сродни чему-то постыдному, о чем следует забыть. Они любят говорить о советском периоде своей жизни, как об эпохе репрессий, концлагерей и сталинских жертв.
Но при чем тут концлагеря? Автор пишет совсем о другой жизни. Это во-первых. Во-вторых, Колесников в книге не отрицает, что в биографии его страны были и Сталин и сталинщина. Но ведь надо знать меру. Двадцать лет мы долдоним одно и то же, тогда как это срок достаточный, чтобы разобраться в своей истории и все расставить по полочкам.
Между прочим, если человек сторонний – здравомыслящий, непредвзятый и не страдающий коммунистическими фобиями, просто возьмет и подсчитает, сколько длился сталинский период правления, он очень удивится, почему сегодня все только и говорят, что о концлагерях, репрессиях и сталинских жертвах.
Все это закончилось в 53-ем, со смертью ненавистного всем генералиссимуса. И если вычесть годы двух войн, с большой натяжкой можно сказать, что коммунистический террор продолжался пусть не мало, но все же тридцать лет. Тогда как потом, на протяжении еще почти сорока лет, страна жила совсем иначе! Она стала другой. Потом была хрущевская оттепель, были годы брежневского застоя, и наконец — горбачевской перестройки.
Сорок лет истории страны выбрасывается коту под хвост теми, кто весь опыт советского социума привык сводить к концлагерям и сталинским жертвам. Зачем?
Книга Колесникова предлагает обратить внимание на другое тоже. Период правления Хрущева, как бы к нему ни относились, привел страну к таким условиям жизни, которые сегодня многим кажется потерянным раем по совершенно понятным причинам. В 70-е годы существовали стабильные доходы, бесплатные обязательное образование и медицина, поднимался, а не падал как сейчас, уровень жизни, развивались наука и экономика, жилье и коммунальные услуги были практически бесплатными, соблюдалось право человека на труд и другие социальные гарантии… Это было достоянием и гордостью канувшего в Лету гигантского государства.
В «Попытке словаря» автор честно пытается понять, как и почему при всем этом семидесятые годы привели нас к разбитому корыту. Ну а шквал критики против его книги если и можно объяснить, то только одним. Желанием замазать грязью всю историю страны вместе с нашим прошлым. Наверное, для того, чтобы чище и достойней выглядело все, что они делают сейчас.
G. G. 2012-2017