А ТРОЯНСКОГО КОНЯ И НЕ БЫЛО…
Вряд ли сегодня найдется много людей, способных прочитать и понять ветхозаветную «Илиаду» Гомера. Тем более в архаичном переводе почти такого же стародавнего русского поэта как Гнедич.
С итальянскими переводами поэмы дело обстоит, очевидно, не лучше. Поэтому итальянский прозаик Алессандро Барикко взялся решить эту проблему по-современному.
Относящий себя к постмодернистам очень модный в Европе писатель подошел к делу хирургически. Он отсек все лишнее. А лишнего в его понимании в «Илиаде» оказалось невероятно много: из полтысячистраничного гомеровского текста в книге Барикко осталось всего-навсего полтораста страниц, и к тому же малого формата.
Первым делом Барикко выкинул из античного эпоса всех богов – у постмодернистов с божественным всегда были сложности. Вытравил непонятную нам архаику, предпочтя современный язык, и тем самым упростил содержание поэмы до кристальной прозрачности. В итоге у него получилась почти басня Лафонтена. Потому что доисторический эпос о кровопролитной войне древних греков за город Трою свелся к подозрительно простой сентенции – не посягай на замужних женщин.
Троянская война, как известно, вспыхнула из-за того, что Парис, сын царя Трои, увел у ахейского полководца жену, Елену прекрасную. И был за это жестоко наказан. Трою в итоге сожгли, а сами троянцы рассеялись по миру.
Да и не стоила, между нами говоря, эта игра свеч. Спустя одиннадцать лет военных действий, когда уже состарились боевые кони, и не стало самого Париса, Елена прекрасная что сделала? Вернулась к ахейцам? Нет, стала женой его брата.
Разобравшись в древней интриге, Барикко, кроме всего прочего, понял, что эта банальная история в своем составе ничего высокого не имела – ни морали, ни штиля, ни идеалов – и поэтического слога не заслуживает. Поэтому что он сделал? Он переписал древнюю поэму прозой, оставив, впрочем, прежнее название — «Гомер. Илиада». И назвал все это романом.
Почему романом? Не знаю. Постмодернисты имели такую привычку называть каждое свое прозаическое сочинение романом. Других жанров в литературе для них просто не существовало. А роман этот действительно постмодернистский. В нем целиком перелицовано и упрощено грандиозное по своей архитектонике самое древнее из всех нам известных, точнее считающееся самым древним, литературное произведение. Почему считающееся? Потому что,- скажу вам, забегая вперед,- есть мнение, что «Илиада» была написана почти на тысячу лет позже, чем считает классическая наука.
В любом романе всегда важен субъективный фактор. Современная публика больше всего любит читать свидетельства фигурантов описываемых событий. Поэтому свою книгу Барикко составил из историй от первого лица. Это сразу сделало роман живым и увлекательным. Его теперь можно читать со сцены по ролям. Сам Барикко тоже не удержался от комментариев событий. Но его замечания незначительны, они выделены курсивом и общего впечатления не портят.
А впечатление получилось сильное. Почище, чем от кинобоевиков с бесконечной стрельбой из легкого оружия, где жертвы огнестрела просто валятся наземь как деревянные манекены. В книге Барикко все картинно, как на полотнах художников-баталистов. Кони, люди, парчовые плащи и медные доспехи смотрятся как на шедеврах старых живописцев. Античные герои отсекают друг другу руки и головы, рекой льется кровь и то и дело души павших воинов по одной или стайками отлетают в Аид. Что поразительно, для античного бойца просто убить противника было мало. Удовлетворение древний воин испытывал, когда с поверженного неприятеля удавалось сорвать медный шлем и доспехи. Вот это победа! И еще надеть их на себя – это был настоящий кайф.
Барикко преподносит нам батальные сцены компактно, но очень зримо, под стать Гомеру. Благодаря такому сочетанию, роман читается почти на одном дыхании. Но что-то щемит душу. Чего-то в нем не хватает. Наконец я понял чего. Барикко, переиначив «Илиаду» на современный лад, снизил тон и градус античной поэмы до сермяжной правды современной прозы. Вместе с этим он весь пафос поэмы тоже вынес за скобки, оставил голый экшн. Читаешь книгу и до оскомины бывает не ясно, чего это ахейцы с троянцами одиннадцать лет не переставая, рубили друг другу головы. Из-за Елены? Так неужели им баб не хватало?
И лишь прочитав другого постмодерниста, постмодерниста от науки академика Анатолия Фоменко, занимающегося математикой и хронологией древней истории, я уразумел, что в «Илиаде» дело совсем не в поруганной женской чести. Не в том, что у какого-то греческого полководца украли жену. Оказывается в древности «женами» назывались религиозные школы и учения. Так что причинной Троянской войны могла стать чья-то поруганная вера. Или, как утверждает Фоменко, религиозный спор о том, чья вера лучше. Только практиковалась такая метафорическая замена совсем не в гомеровскую эпоху, а гораздо позже, в средние века и среди крестоносцев.
Вы скажете нонсенс? Так ведь весь постмодернизм своеобразный нонсенс. У Фоменко, возглавляющего группу московских ученых, это заключается в грандиозной по охвату исторических событий концепции, называемой «Новая хронология». Это такая постмодернистская тенденция в современной науке о хронологии все ставить под сомнение и подозревать во всем фальсификаторство. Причем ничего тут с потолка не утверждается, все «невероятные открытия» делаются при помощи методов математической статистики и современной астрономии.
Фоменковцы считают, что античная культура, как и древнерусская, и библейская, если не во всем, то во многом, ничто иное как позднейшая фальсификация средневековых монахов. «Античность располагалась внутри Средневековья,- утверждают ученые-фоменковцы.— События, якобы происходившие до н.э., на самом деле фантомные дубликаты средневековой истории».
У Фоменко об этом написано уже несколько десятков книг. Главная из них многотомная «Русь и Рим, или Правильно ли мы понимаем историю». Недавно вышла столь же сенсационная книга «Античность – это Средневековье». В ней много внимания отводится «Илиаде» Гомера. Троянские события здесь переносятся из доисторических времен в ХШ век нашей эры.
«Новую хронологию» Фоменко можно воспринимать по-разному. И как лженауку, и как что-то наподобие знаменитого «физики шутят» 60-х гг. Но в любом случае сегодня это созвучно постмодернистским тенденциям в литературе и искусстве. Лучше всех сказал по этому поводу один фоменковский коллега-лингвист: «Не могу отделаться от мысли, что для Фоменко его сочинения на гуманитарные темы – это забавный фарс, мефистофелевская насмешка над простофилями гуманитариями, наука которых так беспомощна, что они не в состоянии отличить пародию от научной теории. Если это так, то главные кролики этого изысканного эксперимента – его последователи».
Такой насмешки очень не хватает роману Барикко. Ведь одно дело, когда мы читаем «Илиаду» Гомера и, например, к Троянскому коню относимся как к поэтическому образу, и совсем иначе, как-то нелепо эта легенда воспринимается в книге Барикко. Тем более, если мы знакомы с версией Фоменко. Кстати, лженаучными можно считать глобальные рассуждения фоменковцев о древней истории. Но в частностях и многих исторических деталях самому Фоменко не откажешь в прозорливости, интуиции и элементарной логике.
Так, например, он доказывает, что никакого деревянного коня ахейцы не строили. Было кое-что другое. Скорей всего под Троянским конем подразумевается огромный акведук в городской стене, по своей конфигурации с четырьмя мощными ногами-опорами очень похожий на туловище лошади. Пока он был исправен, через него в город закачивали воду. Потом он испортился и высох. Им ахейцы и воспользовались, чтобы тайком пробраться в Трою. Правда, это уже относится к версии, что Троянская война велась не вокруг той Трои, которую откопал Шлиман, а за город Неаполь. И намного позже, как считает Фоменко. Доказывает он это очень искусно и остроумно. В частности, исходя и из того, что на языке Гомера конь и водохранилище назывались почти одинаковыми словами.
Что-то мне подсказывает, что Фоменко тут ближе к истине, чем Барикко и тем более Гомер. Хотя, как быть тогда с отрытой Троей Шлимана? На этот счет Фоменко утверждает, что Шлиман достаточно веских доказательств тому, что найденное им поселение было древней Троей, так и не представил.
G. G. 2012-2017