Автором отредактированный текст –
исправленный, сокращенный и дополненный.
У кого сохранился черновой вариант – delete,
стереть.
Гарри Гайлит
МОЙ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ ДНЕВНИК. 1998—2017.
«Я пришёл к выводу, что не только содержание
обусловливает форму, а ещё что-то другое».
В. Катаев «Святой колодец».
10 января 1998.
Что в жизни главное? Не бояться быть другим, не таким, как все. Что для этого нужно? Только одно — быть другим, не таким, как все.
18 января 1998.
«Я знаю, что ничего не знаю» — это сказал греческий философ Сократ, хотя многие приписывают его слова Геродоту. А французский поэт Франсуа Вийон говорил: «Я знаю всё, я ничего не знаю». И оба правы. Но мне больше нравится, как Сократ сравнивал наши знания с шаром. Он представлял себе это так: если вообразить, что наше знание – это содержание шара, а наше незнание – его внешняя оболочка, то чем больше будет у нас знаний, тем шире будет становиться поверхность шара, символизирующая наше незнание.
2 сентября 1998.
Блеск и острота – вот что характеризует высокую художественность театрального спектакля. Если одно из этих условий не выполнено, о художественности можно не говорить
Формула театрального спектакля:
teatre form
где х – театральная постановка:
a – художественная литература;
b — эмоции;
c — содержание (смысл);
d – зрелищность;
степень – трехмерное пространство.
25 сентября 1998.
Театр, как и всё искусство и литература, существует для совершенно определенных задач:
а) чтобы развивать чувство прекрасного;
б) чтобы прививать и совершенствовать способность перевоплощаться, переживать и сопереживать;
в) и наконец, используя первые два условия, постоянно восстанавливать гармоничную связь человека с окружающей средой.
Если эти задачи отменяются и театр перестает помогать нам совершенствоваться,— а именно повышать постоянно свои качества души и ума,— это значит, что он перестает быть искусством и превращается во что-то другое.
8 ноября 1998.
Что красиво в природе, редко вызывает такое же впечатление на живописном холсте.
20 ноября 1998.
Оказывается, и рижане способны на гениальные высказывания. Нынешний американец рижского происхождения Генис говорит, что постмодернизм – это «когда из первичного сырья создается вторсырье».
Но, если без шуток, постмодернизм – большое зло. Это направление западной культуры, а также мирового искусства и литературы второй половины ХХ века характеризовалось переосмыслением общечеловеческих [и] нравственных ценностей, что привело к стиранию границ между искусством элитарным и массовым и к торжеству потребительских интересов.
Постмодернизм косвенно проявил себя в самых разных областях нашей жизни. И всегда — неожиданным образом. Перевернув весь диапазон ценностей и оценок, исключив возможность трезвых нравственных суждений, он привел, в частности, к отмене смертной казни Тем самым был резко снижен порог общественного порицания по всей шкале правонарушений.
Казалось бы, невинная игра на занижение нравственно-понятийной планки в искусстве и литературе на самом деле оказалась катастрофической. Она привела к настойчивому внедрению в наше сознание вируса культурофобии. Ну, а самым странным результатом постмодернистских игрищ стала легализация гомосекса и создания «голубой культуры» или, как ее еще называют, гей-культуры. Здесь подразумевается не просто культ геев, лесбиаанок и прочих сексменьшинств, а тот образ жизни, мораль, искусство и литература, которые ими поддерживаются. «Голубая культура» по сути дела стала основой и каркасом постмодернизма, главным способом утверждения постмодернистских ценностей и стиля жизни.
2 декабря 1998.
Дольше полувека мы жили в условиях постмодернизма. А это значит, что все поворотные события тех лет мы можем считать постмодернистскими.
2 января 1999.
Как интересно всё складывается – отказ от прошлого и будущего как бы рождает ощущение полной свободы и естества. Но на самом деле полной свободы не бывает. На самом деле это способ оградить себя от какой бы то ни было ответственности за прошлое и от забот о планировании будущего. Тем самым постмодернизм наделяется психоделическими свойствами. Это «товар» одуряющий его потребителя. Отторгающий его от окружающей действительности, у которой было начало (прошлое) и есть будущее.
9 января 1999.
Я столько лет переводил латышскую литературу, и только сейчас до меня дошло, чего мне в ней не хватает. Латышская проза – безличностна. Чего в ней нет (и что всегда присутствует в русской литературе) – это, во-первых, отношения. Отношения авторского, субъективного, личностного (когда дает себя знать авторская личность) к описываемому предмету. Идущему от впечатления. А это значит – во-вторых, нет и впечатления. И наконец — нет настроения. Русская литература чувственна, эмоциональна и темпераментна. Латышская — исключительно повествовательна.
19 января 1999.
Модернизм формировал единое социо-культурное поле, тяготеющее к всеобщему просветительству и просвещению. Тон жизни задавали наука, искусство и литература в своем стремлении к истине.
Постмодернизм понятие истины отвергает как таковое. Просвещение заменяется зомбированием. Любые окультуренные, эстетически выверенные тексты вытесняются рекламными текстами. Фундаментальная наука объявляется нерентабельной и замещается наукой прикладной. Искусство и литература теряют свое ценностное значение и нивелируются до масскульта. Потребность в талантах и гениях удовлетворяется заурядным ремесленничеством и ширпотребом.
***
Резонно задать вопрос, как сегодня отличить постмодерниста от его эпигонов?
Разница в том, что постмодернизм преследует определенные цели и решает поставленные задачи. Суть их сводится к стремлению изменить наше отношение к сегодняшним реалиям и ценностям. А постмодернистские эпигоны используют его приемы всего лишь ради дешевого эпатажа.
7 марта 2002.
Меня часто упрекают, что я не вижу спектакль таким, каким он задуман и как он поставлен. Дескать, я придумываю его. Это неправда. Просто меня интересует не столько замысел режиссера, сколько то, что ему из этого замысла удалось реализовать. Обычно режиссерский замысел воплощается на сцене на 30%. Это проходной средний спектакль. Редко когда режиссеру удается реализовать свой замысел на 50%. Это хороший спектакль. Ну и гениальный, когда — на 70%. Большего и тем более стопроцентного результата не бывает. Во всяком случае, я не видел.
8 марта 2002.
Русский читатель стал самым читающим в мире (и, если присмотреться, продолжает им оставаться) не сразу. Для этого в 20—30 гг. ХХ века была реализована трудоемкая программа ликвидации безграмотности и развития художественной литературы. Интересно, что и теперь, во-первых, чтение книг для нас — это тоже преодоление своего рода безграмотности. И во-вторых, появление крупных авторов сегодня немыслимо без запроса на них или другими словами без литературного ликбеза.
***
Художественный талант — это способность (и постоянная потребность) выражать свое чувство гармонии. А литература – род искусства, призванный посредством слов, словосочетаний и мыслей эту гармонию в читателе поддерживать и стимулировать.
9 марта 2002.
Про Виктюка. «Страшный врун,» — сказал на одной актерской тусовке о нем (и при нем) Константин Райкин.
15 марта 2002.
Когда-то театр считали святилищем. Теперь к нему относятся как к фабрике, производящей штучный товар. Спрашивается, что трудней создать — святилище или фабрику?
16 марта 2002.
Почему в театрах так мало хороших трагедий, много драм и столько плохих комедий? Наверное, потому, что когда трагедию поставить не удается, из нее получатся драма. А вот из комедии ничего другого сделать нельзя. Приходится дурака валять.
***
Танец – искусство матриархальное, можно сказать — это воспоминание о тех временах, когда женщина в сексе была ведущей. Поэтому без женщины нет танца. А солирующий танцор? Это либо неинтересно, либо он – голубой, т. е. полуженщина.
***
Чего ищет зритель в сегодняшнем театре? Может, действительно, как сказал Борис Эйфман – сочетания европейской формы и русской души?
29 апреля 2002.
У нас считается, что, как у природы нет плохой погоды, так и в театрах, кто бы что ни поставил, это всегда хорошо. Почему, не знаю. То ли от всеядности, то ли политкорректность таким странным образом извратила наше отношение к искусству?
Впрочем, и в литературе наблюдается что-то похожее. Но там это пошло от постмодернистов. Наверно, сознавая, что плохо пишут, они выдвинули тезу — нет плохой литературы, есть «другая литература»..
2 января 2003.
Если рассматривать постмодернизм шире, нежели художественное явление (в искусство он ворвался, как комета Галлея в нашу галактику), то определение ему придется дать парадоксальное. Напрасно его считали идеологически непорочным. Постмодернизм – это осмеяние, имевшее четкую социально-экономическую установку — разрушить всё, что выходит за рамки либеральной идеи.
Почему – имевшее? Потому что вот уже пара лет, как постмодернизм в искусстве свое влияние исчерпал и скончался. Комета, возмутив нашу галактику, пролетела ее насквозь и ушла за её пределы. Это плохой симптом для либеральной идеи. Похоже, властвовать ей над умами осталось не долго.
Что касается искусства, музыки, литературы, а значит, и театра, здесь начинается новый период, когда осмеяние, как самый распространенный постмодернистский прием, из почти бытового, уличного вновь становится категорией эстетической. А это значит, что энергетический заряд или посыл осмеяния сменился с негативного на позитивный, с смыслоразрушающего на формообразующий.- в театр вновь возвращается артистизм, изысканность и тонкость. Посредственность, еще вчера душившая всё талантливое, свои позиции сдала. Профессиональный театр, теснимый много лет постмодернистской любительщиной, перенимает у нее немногие удачные наработки, чтобы вырваться в авангард.
***
Постмодернизм ставил себе целью разрушить, стереть грань между культурой и масскультом и тем самым возвеличить человека низкого, падшего.
***
Постмодернизм исчерпал себя. Это явление не ХХ1, а ХХ века. Мы находимся уже в пространстве новых, недемократических отношений и новых «новых ценностей». Предстоит лишь определить, какие они, а не кричать об угрозе реставрации прошлого. Кричат об этом те, кто боится новых отношений и новых «новых ценностей», боится и ничего не хочет в своей жизни менять.
20 мая 2012.
Распространение сатанизма, жестокости и неплодоносящей любви сексменьшинств – это «протест» природы против нерегулируемого прироста населения.
***
Терпимость – это замечательно. Но только когда она не идет во вред нашим собственным правам и достоинству.
***
Почему всё, что делается из хороших побуждений, так часто натыкается на серьезные препятствия?
28 мая 2012.
Голубая культура хочет всех построить – это очевидно. Я не против сексменьшинств, пусть существуют. Но я противник ажиотажа вокруг них и той демагогии, которую в последние годы нагнетают в связи с этим в СМИ наши политики и чиновники. Вот уже не первую неделю мы чуть ли ни каждый день о сексменьшинствах слышим по радио и читаем в газетах. И странно, что при этом никто ничего не говорит по существу.
А то, что сексменьшинства теперь часто называются в одной связке с нацменьшинствами, даже напоминает заранее спланированную кампанию. Как будто кто-то хочет заслонить проблемы нацменьшинств заморочками приверженцев гомосекса. Еще настораживает, с какой агрессивной горячностью официальные лица у нас теперь защищают интересы гомосексуалистов. Послушаешь такого защитника и невольно задумаешься — а сам он какой ориентации? И что совсем уж ни в какие ворота не лезет – так это узость взглядов и невежество этих защитников. Такое впечатление, что их интеллект не простирается дальше представлений о демократических свободах и правах человека, и им ничего не известно ни о сексопатологии, ни о философии Фрейда или Юнга.
Конечно, похвально, что у нас отстаивается право на собственное мнение и осуждается раздувание агрессии в обществе. Но помилуйте, если какая-то агрессия тут и проявилась, то исключительно потому, что как раз мнению большинства в нашем обществе так рьяно стали противопоставлять мнение незначительного меньшинства. Это же надо придумать – превратить, в общем-то, индифферентную к гейкультуре Ригу в еще один Сан-Франциско, на улицах которого и проводятся ежегодные гей-парады.
Вообще надо признать, что пару десятилетий назад кто-то остроумно придумал называть всех носителей половых отклонений сексуальными меньшинствами. С таким прицелом, что, когда все мы с этим обозначением свыкнемся, можно будет сделать следующий шаг и, по аналогии с нацменьшинствами, начать качать для сексменьшинств такие же права, какими обладает сексуальное большинство. Скажем, потребовать предоставить гей-парам право на семью и законный брак. И наши демократы уже охотно их поддерживают.
Но ведь тут не все так просто, как это кажется. Стоит задумаемся хотя бы о том, что такое семья? Геи считают, что если гомосексуальные партнеры любят друг друга, значит, они имеют право, как все нормальные люди, создавать семью. Только это в корне не верно. Хотя на бытовом уровне вроде все так и получается. А, в сущности, в первопричинном смысле это значит ставить телегу впереди лошади.
Ведь на самом деле семья придумана не потому, что любящие люди хотят соединиться, а для того, чтобы их любви ничего не мешало. Но любви – не как удовольствию, наслаждению и счастью от того, что они существуют друг для друга. А исключительно для любви созидательной.
Семья придумана как механизм, стимулирующий деторождение и продолжение рода, т. е. для защиты репродуктивной функции любящих, и ни для чего другого. Права и социальные льготы, даваемые семье, тоже направлены на это. Кроме того, тут неминуемо возникает еще вопрос и о приемных детях. Может ли общество быть спокойно на счет того, что приемные дети геев позднее не будут ими использованы в качестве партнеров? И воспитаны ими подобно им же самим?
Есть во всем этом, применительно к сегодняшнему дню, еще и политическая составляющая. Стремление определенных лиц навесить на противников гомосекса бирку тоталитаризма. Дескать, это в тоталитарном СССР гомосексуализм считался чем-то предосудительном и уголовно наказуемым. А мы уже не СССР, и вообще вступили в ЕС, приняли европейские ценности и обязаны быть к гомосексуалам толерантны.
Все верно, мы уже давно не СССР. Пора оставить эту аббревиатуру в покое. И осмотреться вокруг. Так ли уж все в демократическом мире и, в частности, в ЕС, чьи ценности нам столь близки, толерантны сегодня к геям и лесбиянкам?
И окажется, что за исключением латвийской правящей элиты, лояльно смотрят на гомосексуалов (которых, кстати, совсем не просто отличить от педофилов, из-за чего у нас уже был крупный скандал в Сейме), еще только законодатели Испании, Нидерландов и Бельгии. В демократической Франции, например, запреты в этой области проникли уже так далеко, что там приняли (ну совершенно тоталитарный!) закон, запрещающий загорать нагишом, потому что это провоцирует гомосексуальные настроения. И даже в США – в цитадели демократии! — во многих штатах «невинные» проделки однополых любовников уголовно наказуемы.
Так почему же мы опять дуем не в ту дуду? Не потому ли, что в Канаде это разрешено законом, а один из наших экс-президентов, симпатизирующий сексменьшинствам,- бывшая канадка? Может быть, мы строим демократию по-канадски?
Впрочем, есть и более любопытный нюанс. Латвия декларирует себя проводником демократии и очень критически относится к мусульманскому миру. А в мусульманских странах однополая любовь не просто наказуемы тюремным заключением, как скажем в демократической тоже Индии,— у арабов она карается смертной казнью. Не это ли подвигло наших политиков быть терпимыми к гомосексуалистам со всеми их требованиями и утверждать, что это отвечает европейским ценностям?..
Только тут опять встает вопрос. Почему, если огромная часть всей планеты и общественное мнение конкретно в нашей стране видят в гомосексе некое зло,- почему к этому злу надо быть терпимым? Тогда как, между прочим, сами гомосексуалы, так рьяно стремящиеся демонстрировать нам свои культурные пристрастия, нравственные и эстетически ценности,- разве они так уж терпимы к нашим представлениям о сексе? И вообще как же это получается, что добро у нас часто натыкается на всевозможные препятствия, а вот к тому, что нормальными людьми считается злом, нас постоянно призывают относиться терпимо и демократично?
Так вот все это получается очень просто. Западный образ жизни сегодня насквозь пропитан массовой поп-культурой. А поп-культура, через своих производителей, все больше прорастает широко распространившейся сегодня голубой или, как ее еще называют, гейкультурой. Чтобы было понятней, наверное, стоит здесь процитировать энциклопедию, называющуюся «Альтернативная культура»: «Гейкультура необычайно продуктивна. Отсюда парадокс – при маргинальном статусе самого гомосексуализма, геи-кинорежиссеры, поэты, художники создают лучшие образцы искусства на протяжении всей истории человечества…»
11 июня 2012.
Я знаю простой способ установить в Латвии полную идиллию и создать здоровую почву для мира и общего благополучия. ЛАТЫШИ ДЛЯ ЭТОГО ДОЛЖНЫ ПРОСТО ВЗЯТЬ И ПОКАЯТЬСЯ. Латышский президент мог бы выйти 9 мая к памятнику Победы и покаяться перед всеми:
1. за то, что латышские стрелки поддержали в 17 году Ленина;
2. от имени легионеров за то, что те поддержали Гитлера в войне с Россией;
3. за то, что латыши в 91-ом обманули русских, проголосовавших за выход Латвии из СССР, и лишили их гражданства.
А чтобы президенту поверили, пусть он провозгласит, что в ближайшие два-три месяца все неграждане Латвии могут получить гражданство без всяких проволочек — прийти и в порядке живой очереди обменять паспорта. А для того, чтобы никто не отказался брать гражданство, надо объявить, что каждый, взявший в эти два-три месяца гражданство ЛР, на полгода освобождается от коммунальных платежей и от платы за медицинские услуги. И будет тогда у нас полная благодать. Но беда в том, что латыши… не хотят мирной жизни и всеобщего благополучия.
29 июня 2012.
Для меня бизнесмен и предприниматель не одно и то же. Бизнес – это деятельность, направленная исключительно на получение МАКСИМАЛЬНОЙ чистой прибыли. Бизнес – это, по сути дела, узаконенный грабеж и спекуляция, направленные не на пользу дела, а на пополнение своей мошны за счет чужих денег. Тогда как предпринимательство — деятельность общественно полезная, приносящая ПОЛЬЗУ обществу и предполагающая прибыль разумно допустимую, никому не наносящую ощутимого вреда.
***
Криминоемкость в бизнесе есть присвоение чужих средств криминальным способом (ничем не оправданным изыманием их из чужих кошельков с помощью хитрости, обмана и прочих уловок), правда, «допустимым» законом. Вот пример. Когда все банки брали за коммунальные платежи по 20 сантимов комиссионных за обработку одного счета, я как-то казался в главном офисе Парекса., Дай, думаю, заплачу за квартиру. Гляжу, а у них комиссионные не 20, а 65 сантимов! Разницу в 40 сантимов я считаю ничем не оправданной (кому-то просто надо было хапнуть денег на новый лимузин), именно криминальным способом изымаемой из моего кошелька. Так, этим и подобными способами известный нам банкир и сколотил свое состояние в 150 млн долларов, половину которого при разводе пыталась отсудить у него жена, о чем тогда писали все газеты.
5 июля 2012.
Два слова о свободе. Все разговоры о свободе я считаю либеральным бредом. Той свободы, о которой твердят либералы. нет и быть не может. Если не считать, конечно, «свободу ездить» по заграницам.. Я лично воспринимаю свободу исключительно по-гегелевски — как осознанную необходимость. И больше она мне никакая не нужна. В этом смысле я всегда был свободным человеком и таковым являюсь сейчас. Все остальное я считаю полным идиотством и стремлением либералов показать себя умнее других. Они, дескать, понимают что такое свобода, а ты, как слепец, разницы между тьмой и светом не видишь. Все это виртуальная дурь и кривляние шута.
17 июля 2012.
Существующий Сейм не оправдал себя. Его надо либо упразднить, либо поменять что-то в его структуре. И в первую очередь отказаться от депутатской клятвы. Она связывает депутата по рукам и ногам. Получается, что депутат клянется служить не народу и отечеству, а партии, от которой он прошел в сейм, и лично спикеру.
Второе, коль уж привлекать к этому избирателей, может быть есть смысл создать какой-то расширенный совет избирателей (конкретного депутата), некую контрольную структуру, перед которой депутат ежемесячно отчитывался бы и главное — получал от нее задания исогласие на свои инициативы. Что-то в этом роде просто необходимо, чтобы депутат не чувствовал себя царьком, а наоборот — подответственным лицом, с которого спросится.
И третье: надо отменить и даже запретить голосовать в сейме, повинуясь стадному методу поднятого или опущенного пальца. Депутат должен голосовать по совести и собственному соображению, а не как фракция велит. Повинуясь мнению совета избирателей, а не политике своей партии. Партия его выдвинула, следовательно положилась на его честь, совесть и знания. Все, дальше на все отношения партии с депутатом должен налагаться мораторий. Депутат в сейме должен действовать из двух соображений: политики Сейма и наставлений своих избирателей. Он должен уметь находить между первым и вторым точки соответствия и согласия.
Стань я депутатом, я сразу сделал бы две вещи — отказался бы давать клятву и на время депутатства сдал бы партбилет.
20 июля 2012.
ХХ1 век, по крайней мере, его начало – это век русофобии. И неолиберализма. Антисемитизм тоже актуален, но в меньшей степени. Все эти три феномена сами по себе настолько не достойны внимания, что и говорить о них противно. Но… Беда в том, что сегодня неолиберализм в сочетании с русофобией и антисемитизмом дают то, что называется «новым фашизмом». Только не все это еще понимают.
***
Дмитрий Быков — эпатер и провокатор. Но, хочу надеяться, не платный. Сегодня он может сказать одно, а завтра противоположное. Для него это игра.
Он же не политик. Я например, его принципиально не слушаю. читать его интересней. Он напишет, прочтет и переделает, потом напечатает или издаст. А все его выступления — экспромты. Обычно он сам не знает, что он скажет. А на Болотной площади… Я подозреваю, что там почва какая-то не такая. Недаром зовется Болотной. У всех там крыша едет. Потом не знают, как отмазаться от того, что нагородили. И Быков тоже.
21 июля 2012.
Культурная жизнь, как и умение разбираться в искусстве, литературе, в науке и технике, понимать и знать историю, владеть географией и математикой, играть в шахматы и даже карты — требует большого труда, умения и выученных навыков. А масскульт всего этого не требует совершенно. Когда я пишу о по-настоящему хороших книгах, я часто оговариваюсь — чтобы понять, что книга хорошая, надо уметь читать книги (не в смысле знать алфавит, а понимать, как она устроена и зачем написана). И, мало того, уметь получать от чтения удовольствие, уметь сопереживать и «переселяться на иные орбиты». Многие сейчас книг не читают потому, что не умеют этого делать, не умеют отрешаться от своего мирка, чтобы начать жить миром героев книги. Зачем ему вникать в чувства трех товарищей Ремарка или Наташи Ростовой Толстого? Он лучше реально приведет девицу домой и получит реальный секс. К чему ему книги, еще терять время и вспоминать забытые буквы алфавита?
***
О Донцовой. Подпущу немного метафизики. Вы задумывались вообще, для чего человек придумал литературу и прочие искусства? Не буду уходить далеко — отчасти как терапевтическое средство. (Для гармонизации души с окружающей средой).
Поэтому я не удивился, когда услышал однажды от Донцовой, почему она книги пишет не на компе, а шариковой ручкой. (Всегда по четыре книжки в год). Она сама призналась, что была больна раком, и кто-то из медиков посоветовал ей начать регулярно и подолгу писать что-нибудь «выстраданное». Так, дескать, болезнь, через ручку уйдет на бумагу.
И Донцова считает, что так она, действительно, вылечилась. Опухоль стремительно уменьшается. У меня вопрос к ее фанам: вы уверены, что зачитываясь ее текстами, вы не впитываете в себя и ее болезнь?..
22 июля 2012.
Немало копий сломано вокруг проблемы смены вех и ценностей. Многие заговорили о постхристианских ценностях. Но о каком постхристианстве можно говорить, если христианская эпоха не закончилась? Христианская церковь жива и половина человечества продолжает исповедовать прежние христианские ценности. Даже американцы с своей двойной моралью, прагматизмом и вечной риторикой о демократии и либерализме по-прежнему ходят в церковь и, похоже, с гораздо большим усердием чем европейцы.
Правда, что-то такое твердят о новых ценностях либералы. Но это скорей демагогия и ничего больше. Хотя бы потому, что никто не может сказать, на каких «скрижалях» они записаны. А на нет и суда нет. Скорей всего, разговоры о новых ценностях есть ничто иное, как стремление отречься от старых ради ничем неограниченной личной свободы человека.
Чтобы убедиться в этом, будем рассуждать от печки. Начнем с определения что такое – ценности. В любом словаре можно прочесть, что это – общезначимые принципы, определяющие направленность всей человеческой деятельности и мотивацию любых человеческих поступков. Уточним еще раз, что речь идет не о чем-то осязаемом, материальном, но о понятиях. Они связаны с нашими представлениями об идеально развитом обществе, т. е. таком, которое максимально отличается от животного мира.
Можно называть эти ценности нравственными, моральными, духовными или общечеловеческими. Все они почерпнуты из Библии. Но так как исповедуются они и верующими, и неверующими, то считать их принято не библейскими, а христианскими. Это означает простую вещь — они происходят от философского умонастроения, которое называестся христианским гуманизмом. (Не путать с гуманизмом или с гуманностью. Христианский гуманизм — это всего лишь круг секуляризированных христианских заповедей и понятий гуманитарного толка, которых традиционно придерживаются люди, воспитанные на образцах христианской культуры).
Можно ли в противовес им назвать какие-то ценности либеральными? По-видимому, нет. Либералам хочется считать своими ценностями деньги, успех, престиж, достаток, наконец, свободу, права человека… Но соответствует ли это принципам, направляющим деятельность человека на благо общества людей? Мне кажется, нет. Это всего лишь социально-экономические понятия и ничего более. Деньги – вообще материальная ценность. Да, мы хотим, чтобы их было у нас больше, и что с того? Ведь все это никак не связано с представлениями человека о совершенном разуме, отличающим нас от животного? Скорей, наоборот, это все способствует возвращению человека к животному состоянию. Никогда не забуду, как выглядел один наш известный банкир с пачкой только что завезенных в Латвию евро. Он держал ее в мелко трясущихся от вожделения руках и напоминал собаку, смотрящую на сладкую кость, которую собирается бросить ей хозяин. О каком человеческом превосходстве над животным тут может идти речь, если деньги не возвышают человека, а делают мельче и зависимей?
Недаром либерал-демократы предпочитают жить по законам, а не по понятиям. Понятия – о зле, добре, любви, чести, долге, преданности и о многом другом – не представляют для них практической пользы. Только закон, считают они, должен отличать человека от животного. Тем самым они примитивизируют внутренний мир человека и при каждом удобном случае объявляют традиционные человеческие ценности предрассудками, пережитками, подвергая их осмеянию.
И что же это означает? Лишь то, что либералы отказываются от традиционных ценностей. Так что замены тут никакой не произошло, не происходит и не может произойти. Такова природа человека, что ценности у него могут быть только те, которые даны ему природой. Или Богом. Заменить их человек не властен. Кишка тонка. Отказаться — может. Как, например, если ему взбредет вдруг в голову отказаться от ног, рук, глаз… Но ведь тогда он из человека начнет превращаться во что-то другое. Ему это надо?
25 июля 2012.
Русские в купе с латышами должны совершенно автономно от Москвы попробовать обустроить Латвию. И думаю, им это сделать удалось бы неплохо. Но только если – автономно. Потому что всё, что хорошо русскому, «немцу» плохо.
В смысле, что хорошо России… Ее невозможно обустроить так, как обустроена егодня пропащая Европа. Зато запас прочности у нее выше. И площади больше, и риродных богатств. Не раздавать же свои территории. Думаю, на это Россия никогда не пойдет. Если, конечно, не появится еще один Ельцин.
Путин ли будет управлять страной, или очередной Сталин или Брежнев, Россия никогда не станет такой, как закатанная в глянец, свихнувшаяся на правах человека и голубом сексе Европа. России это не грозит, да и не нужно. Для нее «хорошо жить» означает совсем не то, что для нас в Латвии. Там совершенно другие понятия и ценности. И не дай бог поменять их России на европейские. Потому и что такое «хорошо жить» там понимают иначе. Вообще о России незачем беспокоится, она не пропадет.
28 июля 2012.
Менталитет – это штука интересная, с какой стороны ни посмотри. Вообще о менталитетах заговорили филологи в конце 80-х гг. Я помню, «Литературка» провела тогда две или три дискуссии. А вообще, слово это чем–то неприятное. Как будто привязали к столбу позора. Но оно настолько вошло в наш быт, что все давно забыли, насколько оно все искажает.
С другой стороны между этносами различия есть, так что не очень-то и важно, каким словом их определять. Менталитет, может быть, слово более позитивное, чем «стереотип поведения». Когда говорят о менталитете, мне вспоминаются латыши, а если о стереотипе поведения — почему-то кавказцы. Хотя в обоих случаях я, конечно, субъективен.
Гораздо интересней другое. Мне кажется, что уровень развития любого этноса прямо пропорционален степени преобладания в его культуре и в народном самоосознании следов вот этого стереотипа поведения. Или,- наверное так будет проще,- чем больше на культуре этноса сказывается его менталитет, тем меньше у него потенциальных сил противостоять современным вызовам времени. Чем космополитичней культура этноса, тем он сильней, здоровее и жизнеспособнее.
2 августа 2012.
«Причина латвийских бед (заметьте, не „русских“ и не „латышских“) в том, что некоторые люди продолжают не только жить прошлым, но и отказываются что-то менять в настоящем ради будущего» – не помню, откуда я взял эту цитату.
Но ведт это нормально, так было во все времена больших перемен. Люди эти «тормозят», чтобы мир менялся постепенно, а не сразу, как того хотят манкурты. Кстати, от прошлого сразу отказываются только те, кому хорошо платят. Что совсем не случайно.
Манкурты строят новую жизнь, что есть благо, а те кто тормзит, т.о. цементируют и спасают от разрушения культуру и цивилизацию, что тоже благо.
Я вот что вспомнил. В 60-х гг., когда манкурты выкидывали из домов старые вещи, находились те, кто собирал их,- например, всякую бронзу, медь,— и конструировал из них «старинные» люстры и бра. В комиссионках они выставлялись за большие деньги. До сих пор по рукам ходит этот «антиквариат», олицетворяя собой культуру. Через сотни лет такие бра, например, будут находить археологи, и формировать из них прошедшую цивилизацию.
20 августа 2012.
Мне кажется, определять неолиберализм как сочетание либерализма с марксизмом — это чудовищно. Марксизм сейчас набирает очки, точно так же, как набирает силу и неолиберализм. Только марксизм восстал из пепла, чтобы противостоять неолиберализму. С другой стороны, интересно, что неолиберализм ничего общего со словом «либерализм» тоже не имеет. Это сочетание с «нео» — ничто иное, как хитрая уловка хитрых неолибералов. Неолиберализм — это не новый либерализм, а скорее «новый фашизм». И политический, и — что очевидно — экономический. Потому что главный тезис неолиберализма (и вся его мораль!) сводится к максиме — при минимальных затратах средств получать максимальную чистую прибыль. Т.е. гнобить всех, чтобы по-максимуму выжимать из них пользу. Или лаконичное: человек ничто, деньги — все. При чем здесь марксизм? Фашистская мораль в чистом виде. Неолиберализм — это сочетание либерализма не с марксизмом, а – совершенно откровенное — с фашизмом.
24 августа 2012.
Очень нравится мне эта притча.
Однажды к Илье Эренбургу пришел старый знакомый, и по привычке стал в который уже раз рассматривать висевшие на стене работы Пабло Пикассо.
- Не пойму я все-таки, Илья Григорьевич,- заговорил он, наконец,- Чем вам так нравятся картины этого мазилы? Можете объяснить? Так, чтобы я понял.
- Не могу,- сказал Эренбург.- Если вы до сих пор этого не поняли, то никогда уже не поймете.
28 августа 2012.
О вступлении в Евросоюз. В какой мультикультурной стране вы видели единую политическую нацию? Даже в СССР она оказалась фикцией. На очереди развал США, Франции… Единая политическая нация — это либеральная болтовня, не более того,- стремление желаемое выдать за действительное. Единственное, чего можно добиться в многонациональном государстве — это ситуация, какая было в Латвии в 70-х годах.
Мирного и доброжелательного сосуществования в границах большого многонационального государства. Отдав бразды правления именно государству. У нас есть три пути. Войти в состав РФ. Создать Союз трех прибалтийских республик. Или вместе с Литвой и Эстонией попробовать создать некую федерацию с скандинавскими странами. В любом случае ЕС — это гибельный проект. Он приведет к гибели сперва латышской культуры, потом языка и наконец латышского народа. Создавать в Латвии единую политическую нацию — означает ликвидацию Латвии как культурно-этнического целого и фашизацию власти. Так мне кажется. Вряд ли я ошибаюсь
27 августа 2012.
Сегодня понятия «тоталитарный» и «фашистский» я бы не использовал как синонимы, хотя бы уже потому,.что так поступают либералы. А что значит — так поступают либералы? Это значит — допускать ошибку. Либералы — постоянно и во всем — либо ошибаются, либо сознательно искажают истину.
***
Да здравствует идеолог лавочников и мещан Поппер! Говорите, он, дескать, не самый последний из философов ХХ века? Ну, во-первых, он далеко и очень далеко не самый первый. Вообще из мыслителей. Во-вторых, зачем же смешивать два слова? Философы – это Сартр, Хайдегер, даже Фрейд — философ. Да и много их было в ХХ веке. Поппер — просто социолог. Почему? Потому.что философ — это не только мыслитель и автор концепции. У него, чтобы называться философом, должны быть ученики-последователи, его концепцию развивающие. И тоже широко известные. У Поппера их нет. У него только сторонники. Для философа этого недостаточно.
***
Два слова о фашистах. Все думают, что это только Гитлер, Муссолини, Пиночет и, конечно же, дряхлые латышские легионеры. А фашизм — он ведь тоже меняется. Как все с приставкой «новое» он тоже теперь «новый фашизм». Мы просто еще не заметили, что он пришел, и не осознали, что живем в нем. Как евреи в Германии в конце 30-х. Пока их нацисты за горло не взяли. Что такое «новый фашизм», спросите вы? На мой взгляд, «новый фашизм», это результат случки неолиберализма с национализмом, а фашизм сегодняшний — это спаривание неолиберализма с русофобией и антисемитизмом. Поразмышляйте об этом. Может быть, я прав?
28 августа 2012.
Что такое постмодернизм? Грубо говоря – это отказ от вертикали. В литературе, в частности, это отказ от понятия «литературный процесс» и замена его понятием «литературное пространство». Тем самым аннулируется понятие качества. Писателей перестали делить на хороших и плохих. Вместо соревновательного процесса их теперь располагают в едином плоском пространстве. Здесь они все теперь по качеству как бы равны, просто очень разные. А любить и жаловать всех их, нас просят одинаково.
То же самое произошло всюду. В частности, во всей культуре. Попса и Достоевский поставлены на одну доску. Поэтому из «Братьев Карамазовых» все, кому не лень, делают попсовые спектакли.
Для чего надо было убрать вертикаль? Чтобы выпустить на волю посредственность, и дать ей равные права с гениями. Вот эта выпущенная на волю посредственность и сожрала, как ржа, всю культуру.
13 сентября 2012.
Книги — это, конечно, только часть инструментов духовного САМОсовершенствования. Есть и другие инструменты. Но если от этих других взять и отказаться, то книгочтение их на 90% компенсирует. А вот отказавшись от чтения художественной и научно-популярной литературы (такое сочетание обязательно, потому что второе корректирует первое), человек духовно обнищает моментально и превратится в животную тварь, которых мы лицезрим сегодня повсеместно.
15 сентября 2012.
Не имею, к сожалению, точной информации, но по радио я как-то слышал, что в США создан независимый исследовательский институт, который занялся перепроверкой всех сведений и документов, касающихся осуждения культа личности Сталина. Его сотрудники пришли в ужас от того, насколько было всё искажено и переврано, а личность Сталина оболгана и вымазана грязью истинными виновниками «сталинских» репрессий и расстрелов. Так что лет через пять-десять мы и все «десталинизаторы» из числа российских правозащитников переживут еще один сильный политический шок, когда начнут появляться материалы, снимающие за это — за «сталинские» репрессии — вину со Сталина.
19 сентября 2012.
Для того, чтобы понять, что произошло в Латвии за последние 20 лет, я думаю, достаточно представить себе и сравнить ее с США в случае, если бы Обама (как это сделали Ельцин с Горбачевым) в нескольких штатах предоставил возможность местным индейским активистам и борцам за независимость отделиться от США и управлять своими регионами самостоятельно как отдельными странами. Представляете, сколько идиотских решений реализовали бы у себя в «новых демократиях» народившиеся вдруг неведомо откуда индейские «политики»? Вот ровно то же самое уже 20 лет происходит в Латвии. После сильной советской власти, сумевшей создать из Латвии индустриально, научно и культурно развитую республику, неведомо откуда народившиеся латышские «политики» (вообще хороший вопрос: депутат Сейма и политик — одно и то же?) своими идиотскими действиями все развалили, разрушили и пустили Латвию, как поезд, под откос.
14 ноября 2012.
Народ – как много [смысла] в слове этом! А знает ли кто-нибудь, что значит это слово в современном, т. е. неолиберальном лексиконе? Народ – это, в частности, конкретно в Латвии, госчиновники плюс те, кто непосредственно обслуживают их, в смысле — властную элиту. Все остальные — население.
6 декабря 2012.
Потрясающе! Главное событие сегодняшнего дня, что завтра ликвидируется «Час». И большая группа замечательных русских журналистов выбрасывается на улицу! Остается одна-единственная ежедневная русская газета «Вести Сегодня».
Две газеты – кроме «Часа», еще и «Телеграф» — скупил некий московский олигарх..Купил и через неделю (завтра) Час закрывает. Странно, правда? Вы стали бы покупать автомобиль (да еще в чужой стране и с полным салоном людей), чтобы через пару дней сдать его в утиль? Ни о чем не догадываетесь? А вдруг олигарх этот не свои деньги фукнул? Может, кто-то их ему дал и попросил — ты как бы для себя купи, а мы его — тю-тю…
26 декабря 2012.
Да, это самое главное: кто бы там ни обнаружился под именем Шекспира, он всегда будет оставаться (называться) Шекспиром. И собрание этих гениальных драм, трагедий и комедий будет всегда издаваться как собрание сочинений Шекспира. Так устроен наш мозг. Какой-то умник-издатель год назад издал всем известную сказку Ершова «Конек-горбунок» под авторством Пушкина — только потому, что Пушкин то ли помог Ершову написать ее, то ли чуть ли ни сочинил ее и подарил Ершову… И чего добился издатель? Всего лишь навсего породил ощущение мощного интеллектуального дискомфорта. Сотрясение мозгов. Истина не всегда есть правда, а правда не всегда востребована. Неправда часто,- как в случае с Шекспиром и Ершовым,- гораздо нужнее и имеет больше прав на существование. А с шолоховским «Тихим Доном» получилось еще интересней. Если у первоисточника и был другой автор, а Шолохов просто взял его текст и переработал, так он имел полное на то авторское право. Не имеет значение, с каких цветов пчела взяла пыльцу — важно, что она эту пыльцу переработала в мед. Тот же Пушкин и тот же Шекспир для создания многих своих произведений заимствовали чужие тексты. Но те тексты не сохранились, потому что в художественном отношении они не были так уж хороши, а пушкинские и шекспировские живы, потому что были превращены ими в шедевры. И таких случаев в истории литературы не счесть, просто о них не все знают. А Шекспир он и есть Шекспир. Как египетские пирамиды: бог весть кем и для чего построенные, они для нас — историческая ценность именно как египетские достопримечательности.
31 декабря 2012.
Прогноз на 21 век, по моему наитию.
С наитием какие шутки? Что заслужили, то и получили. Был белый человек, и нет его. Как в Латвии: был русским и гражданином, а стал кем? Негром, в смысле не-гражданином. А вы говорите — конец света! Вот вам и конец света. Кстати, если мне не изменяет память, о закате «белой эры» не мне первому примерещилось. И не надо пугаться. Всегда все кончается вдруг, внезапно. Проснулись в 91-ом, и отвалилась часть географии: Латвия стала независимой. Я, между прочим, до этого никогда матом не ругался. А со дня независмимости матерюсь как сапожник. Прорвало.
Это только американцы загодя о своих военных кампаниях объявляют. А операция по принуждению к миру произойдет в миг и будет как цунами. Хотя началось все с 91-го. Просто американцы (верно о них говорит Задорнов) ни во что не хотят верить. Только процесс распада у них давно идет. Принуждение к миру станет не последней каплей, а точкой в истории «белой эры». И США перестанут существовать. В миг развалятся на несколько осколков. С Россией этого не случилось, потому что у нее огромный опыт «преодоления трудностей»(и то ведь отошли территории). США такого опыта не имеют. Остальной сценарий — вопрос времени. Только вскорости никаких США на карте мира не останется.
Минувшие наши тридцать лет прошли под флагом европейского «нового средневековья». Следующие тридцать лет будут затянувшейся прелюдией к афро-американскому «новому рабовладельческому строю». И тут уж никому не будет до шуток. До тех пор, пока не начнется «новое возрождение». Но до этого придется пережить страшные полвека доминирования какого-нибудь, например, РЮАСа, т. е.. российско-южноамериканского союза, созданного на базе совершенно нового типа оружия. А какие либералы придут уже потом и кому они будут вешать лапшу на уши, мне совсем не интересно. Это дело внуков наших внуков. Хотя нафантазировать можно, действительно, многое. Все там будет зависеть от того, куда вывезет воз цивилизации «новый рабовладельческий строй» и сумеют ли принести себя в жертву человечеству белоамериканцы. Их «перестроечная» участь будет ужасной, настоящий ад.
***
Я хочу предложить новую страшилку. ХХ1 век мне видится пугающе странным. Во второй половине столетия с карт исчезнут США и многие государства ЕС. Правозащитная идеология будет заменена эзотерической. Правозащитников, демократов и нынешних либералов (сколько их там останется) будут отлавливать как редких животных, и содержать в специальных социальных лепрозориях. Это случится после того, как США проведут некую крупную ядерную операцию на территории Северной Африки и в близлежащих мусульманских странах, а Россия их остановит — тоже с применением ядерного оружия. Россия в результате быстротечной военной операции по принуждению США к миру превратит промышленные центры США в руины. Деморализовав т.о. всю Северную Америку, Россия приведет к саморазрушению и Западную Европу. Мир санет неузнаваем. Доминировать будут четыре государства: Риссия, Индия, Китай и Япония. Южная Америка будет играть роль нынешней Африки. В деморализованных атомной войной африканских странах установится «новый рабовладельческий строй». Гигантскими транспортными самолетами сюда будут доставлять белых рабов из возникших вместо США стран и из Канады. Этим белым рабам, накачанным психотропными веществами, придется восстанавливать разрушенные африканские города и государства. Оставшееся население Северной Америки начнет освободительное движение против расовой сегрегации, за «белую независимость» и позарится на экономически сильные и независимые южноамериканские территории. Пережившие вслед за США экономический упадок и технологический коллапс государства бывшего ЕС ввяжутся в военные ракетные конфликты с крепнущими африканскими странами, стремясь избежать такого же порабощения, какое переживет Северная.Америка. Африка окажется гигантской прорвой, заглатывающей все больше и больше белых рабов. На очереди будет «белая православнвя Россия». Единственной в этих условиях опорой и защитой для России станет верная христианской церкви Южная Америка. Тамошний католицизм и российская православная церковь объединятся, и этот духовно-политических союз будет противостоять эзотерической идеологии восточных государств, контролируемых Индией, Китаем и Японией. Как вам такой ХХ1 век?
13 января 2013.
Из письма «неудачливому бизнесмегну», не сумевшему разбогатеть: все проще простого: вы не бизнесмен, вы предприниматель. Цели и задачи у вас другие. Вы не делаете ЭТО только для того, чтобы делать деньги. Бизнесмену все равно каким бизнесом заниматься, ему важно только то, чтобы чистая прибыль росла. Т.е. ЧТОБЫ ПРИ МИНИМУМЕ ЗАТРАТ ПОЛУЧАТЬ МАКСИМУМ ПРИБЫЛИ. У вас не лежит на личном счету 150 000 000 латов. Вы никогда не были валютным спекулянтом, совмещая это с партработой в структурах КПСС. Вы не ставили себе задачу как можно больше денег выдоить из клиента. Да и чистая прибыль у вас мизерная. И состояние из нее вы не сколачиваете, именно потому, что одну часть вкладываете в развитие своего дела, а вторую в мизерную зарплату. Да и в душе считаете это занятие своим делом, а не бизнесом. Да и страну свой «приписки» и проживания вы из-за дикой алчности в мировой кризис не ввергали. Я всё верно говорю? Вот видите. Так что спите спокойно.
Вы не безнесмен. Бизнесмен — это диагноз. Я знаю многих людей, отказавшихся от нормальной жизни ради бизнеса, но не знаю никого, кто по своей воле отказался бы от бизнеса ради нормальной жизни. Бизнес — это болезнь, потомучто вырабатывает у человека совершенно иное отношение к деньгам. Бизнесмен — человек меркантильный, а ведь меркантилизм — это состояние души… И будьте уверены, пройдет совсем немного времени и к бизнесменам отношение резко изменится. Уже сегодня бизнес как род занятия теряет ореол престижности. А затем очень быстро к бизнесменам вновь начнут относиться, как 20 лет назад относились к фарцовщикам, спекулянтам или валютчикам. Обожествление бизнеса — это не шаг вперед на пути эволюции хомо сапиенса, это откат назад. Вряд ли с этим кто-нибудь станет спорить?
8 марта 2013.
По поводу того, что, дескать, «план Даллеса» чуть ли ни литературный вымысел, расскажу одну байку.
В музей принесли картину Рафаэля. С большим трудом удалось констатировать, что это подделка. Но беда в том, что очень талантливая подделка. По технике исполнения она превосходила оригинал. Она была написана гораздо совершенней и интересней оригинала. Следовательно, и эстетически ее надо было признать более ценной, чем оригинал, достойной большего внимания и поклонения.
Таких подделок полотен разных художников прошлых веков, начиная со второй половины века ХХ, в музеях мира появилось целое море. Десятки и сотни копий, с которыми никто не знает, что делать. Потому что — sic! – очень многие из них нельзя отличить от оригинальных работ мастеров старины. Во многих музеях просто уже не знают, оригинальное у них висит произведение, например, Ван Гога или это подделка, копия.
Как относиться сегодня к фальсификациям — одна из острейших проблем современности. Одно ясно, называть эти подделки фальшивками — себе дороже будет. В ближайшие годы эта проблема будет решена, но уже ясно, что не в пользу оригинальных работ старых мастеров. Все случится как с нашей современной напастью мясной промышленности – с «курино-лошадиной колбасой». Какая-нибудь комиссия ЕС узаконит ее как норму колбасного производства, и мы будем ее жрать охотнее, чем нынешнюю бумажную докторскую. Так что не все просто с подделками. Многие вообще не поддаются идентификации как подделки. И это не чья-то «дурь», как некоторые считают. Это наследие постмодернизма, с которым теперь уже приходится считаться. Так что говорил что-то там Даллес об «уничтожении русских» или нет, не имеет теперь уже никакого значения. Важно, что текст такой существует и тиражируется в виде цитат. Это – реальность. Как вы ее назовете — фальсификацией, подделкой — это все эмоции. Важно, как этот текст согласуется с реальностью. Формирует он нашу ре6альность или нет.
И еще одно: чем больше мы будем кричать, что это подделка, тем больше любопытства к ней вызовем. Кстати, что касается доказательства фальсификации, то в случае с «планом Даллеса» таковым может быть только одно — личное письменное заявление Даллеса, что он этого никогда не говорил,— с его личной подписью, заверенной нотариусом и подтвержденное как истинное (т. е. не сфальсифицированное опять же) американским судом. Насколько известно, ничем подобным мы не располагаем.
10 марта 2013.
Умберто Эко входит в первую десятку лучших современных писателей мира. Хотя верно и то, что «Кладбище» и «Остров» у него — романы неудачные. В остальном дело, наверное, в том, что Эко все таки постмодернист. И как все талантливые постмодернисты, он помимо упадочности несет в себе намного превосходящий эту упадочность заряд здорового позитива и роста. Постмодернизм, благо он сдох, современную литературу кое-чем обогатил. Она стала утонченнее, изящней, ироничной и еще умней, чем прежде. Если, конечно, не считать тех авторов, которые сегодня в [покупательском] топе, а брать, скажем, Гладилина «Тень всадника» (сделано гениально), «Волхва» Фаулза или «Синдром Петрушки» Рубиной.
11 марта 2013.
О том, чем книга лучше компьютера и что такое четвертое измерение.
Сегодня уже несколько миллионов человек по всему миру увлекаются блогами и предпочитают читать ЖЖ, а не книги. Привлекает их скорей всего то, что «Живой журнал» можно не только читать, но и писать. Запуская свои записки в мировую Сеть, мы реализуем амбиции «маленького Наполеона», живущего в каждом из нас.
Впрочем, дело не только в этом. Участие в ЖЖ многим, особенно тинейджрам, позволяет чувствовать себя суперсовременными людьми. «А ваши книги,— сказала мне в этой связи одна моя юная собеседница,- это как осетрина с душком. Их же еще надо держать в руках, страницы перелистывать, дышать книжной пылью…»
На эту почти гастрономическую претензию сразу скажу одно. Бумажная книга от электронного чтива отличается как выдержанное вино от крепленого. У него букет другой.
Компьютер, конечно же, замечательное изобретение человечества. Однако это не более, чем совершенный инструмент, тогда как литература, и книга, в частности, – это универсальнейшее средство не только для познания мира, но и себя в нем. Книга открывает нам глаза на внутренние процессы жизни, а компьютер в этом смысле часто приводит к аберрации зрения. Книга для знающих в ней толк – ритуальный предмет. И чтение, особенно художественной литературы – ритуальное действо, можно сказать, изощренный способ медитации.
Зачем пилить сук, на котором сидишь? Отказаться сегодня от книги – ровно, что спилить дерево, рассчитывая на то, что его можно заменить тентом для тени. Книга точно так же, как это дерево, вещь многофункциональная, чего не скажешь об изображении текста на экране компьютера. Да и вообще книга в компьютере не предметна, а человек по природе своей привык к предметному миру. Кроме того, обычная книга еще и удобнее – ее взял с полки и читай, где хочешь. Никаких розеток или батареек – ничего этого не надо.
Книга, кроме всего прочего, считается кармическим изобретением человечества. Точно так же, как колесо, крыша над головой или, скажем, кружка. За книгой стоит целый духовный мир, как за колесом стоит простор и движение, или за крышей – покой, уют и многое что еще. Человек, лишенный крыши над головой, сегодня превращается в бомжа. Выбросив из своего жилища книги, мы лишаемся одного из приспособлений, сделавших нас цивилизованными людьми.
Функциональные возможности книги гораздо шире компьютерных, даже если и то, и другое рассматривать только как источники информации. Текст на экране и в книге вроде как бы одинаковый, но информация информации рознь. Все дело в том, что компьютер создавался как инструмент функциональной информации, т. е. нужной для практических занятий и работы. Но ведь есть еще и нефункциональная или органическая информация. Это все, что касается культуры, наших духовных потребностей, наших эстетических и нравственных норм. Самым эффективным средством передачи такой информации и считается книга, тем более совершенным и действенным, если она сама по себе, т. е. по своим полиграфическим качествам представляет художественную ценность.
Между прочим, стоит заметить, что те, кто говорит о возможности заменить книгу компьютером, по сути дела никакой ошибки не совершают. Во всяком случае, в отношении самих себя. Так уж они устроены – так воспитаны и образованы,— что вполне могут обходиться одной лишь функциональной информацией. Органическая информация им просто не нужна. Они в ней не испытывают особой потребности и могут без нее жить, как аквариумные рыбки без океана. Спросить их, как они понимают четвертое и пятое измерение, они рассмеются и скажут, что все это чушь собачья.
Нефункциональная информация или, другими словами, те же литература и искусство как раз и обладают уникальным свойством переносить человека из трехмерного мира в четвертое и пятое измерение. Причем за счет одного только воображения, навеянного книгой (для чего как раз и надо уметь не только различать и складывать буквы, но еще и держать книгу в руках, ощущать ее обложку и перелистывать страницы, т. е. совершать какие-то попутные «шаманские» действия). В этой второй реальности (заметьте – не виртуальной, а психологической) время и пространство работают уже совсем иначе — в сочетании с категориями эстетического и нравственного порядка, что и может быть названным четвертым и пятым измерениями.
Что нам милей – картинка или буква? Продуктивней всего любая информация считывается с книжного листа – благодаря нашей привычной для глаза двухступенчатости восприятия. На пространстве книжной страницы мы имеем дело непосредственно с буквенными символами, печатными знаками. Обычно они выстроены в ряд, поэтому чтение связано с линейным мышлением. Поступательным, причинно-следственным и поэтому логическим, когда одно вытекает из другого.
А вот в работе с компьютером процесс усложняется. Он становится трех или даже четырехступенчатым. В дело вмешивается картинка. С экрана глаз снимает теперь уже не просто текст с символическими знаками, а прежде всего изображение страницы, на которой этот текст зафиксирован, т. е. картинку. Глазу приходится затратить некоторую энергию восприятия, чтобы перевести изображение в выразительный ряд. Вот и получается, что с книгой общаться нам проще и легче.
Кроме того, книга (как живопись и вообще как все виды искусства) играет в жизни человека терапевтическую роль. Это инструмент настройки душевного, а, значит, и физического здоровья, чего нельзя сказать про компьютер. С ним возникают всякие неприятные проблемы – такие как болезнь глаз, мышечное и позвоночное перенапряжение, психологическая зависимость…
И, наконец, последнее: точно так же, как реклама, компьютер перестраивает наше мышление. А это уже более чем серьезно и чревато всякими неожиданными социальными и психологическими осложнениями. Компьютер преобразует наше мышление из линейного в клиповое. Оно становится рванным, отрывочным, фрагментарным. Трудно ведь на экране долго читать большую журнальную статью. Устают глаза и мозг устает. Человек становится нервным.
Но главная беда — не усталость, а вырабатывающаяся компьютером привычка и желание, верней, предрасположение читать короткие тексты, похожие на картинку. В результате мы отвыкаем и перестаем иметь дело с толстыми книгами. Гораздо охотней мы берем в руки журналы и издания карманного формата.
Понимая это, издатели в свою очередь, чтобы «компьютерный человек» не прекратил покупать газеты и журналы, рекомендуют печатать в бумажных СМИ исключительно короткие и примитивно написанные статьи, которые раньше вообще назывались не статьями, а заметками. Они должны восприниматься даже не как текст, а как рекламный плакат или еще лучше как та же компьютерная картинка, легкая для восприятия. Проходит немного времени и это приводит к тому, что обычным интеллектуальным занятиям — чтению, театру и даже кино — мы начинаем предпочитать прогулки по супермаркетам. Почему? Потому что там наш глаз и мышление ничто не утомляет. Перед нами масса фрагментарных, не перегруженных логическими, т. е. линейными связями картинок — в виде товара, продуктов в ярких упаковках и ценников. Глаза и мозг на созерцании всего этого разнообразия отдыхают. Любопытно, кстати, что идеологи диктатуры бизнеса теперь уже заговорили о том, что мы сегодня вступаем в эпоху нового искусства – искусства потребления.
Но длительный дефицит, недополучение органической информации чревато и более опасными вещами. Компьютер, заменяющий книгу, может оказывать и криминогенное влияние на человека. Мозг имеет свойство уставать от однообразия функциональной информации, выдаваемой компьютером, и начинает испытывать сильный «эстетический голод». Только вот в чем закавыка. Натренированный на нелинейном мышлении мозг, несмотря на этот голод, больше не желает активно воспринимать линейный текст – будь то книжный, театральный и даже музыкальный. Некоторых спасает пристрастие к картинам живописцев (не потому ли многие предпочитают сегодня «вкладывать деньги» в произведения изобразительного искусства). Но если человек и к ним равнодушен, он окончательно теряет способность аккумулировать в себе покой и уравновешенность. Это его тяготит, и тогда он, что называется, отпускает вожжи и пускается во все тяжкие, чтобы жизнь брать натурой. Ему хочется острых ощущений. Порог «криминальной готовности» резко опускается, отчего последствия бывают самыми печальными…
Не случайно говорится, что книги восполняют наше чувство гармонии. И даже в самом прямом смысле – наличие большого количества книг в доме всегда создает совершенно особую атмосферу. Они напоминают о существовании в нашей жизни особой ниши, в которой можно уединиться и черпать из нее душевные силы. Если хотите, книги в домашнем интерьере – это и есть четвертое и пятое измерение нашей среды обитания.
4 августа 2013.
Аксенов умер. И в прямом, и в переносном смысле. Его опусы (для меня во всяком случае) затмил роман его друга Гладилина «Тень всадника».
29 октября 2013.
Многих сегодня отталкивает в книгах многословие. А лично я как читатель многословие в художественной литературе считаю роскошью. Особенно в романе. Чехов, между прочим, краткость назвал не талантом, а лишь сестрой таланта. Потому как писал для газет. Талантлив по-настоящему Достоевский, умеющий своим вроде бы словоблудием усиливать впечатление от прочитанного. И вообще в рассказе работают одни законы (люблю, кстати, читать нелаконичного Нагибина, а Довлатова не люблю, он всего лишь ловкий газетный беллетрист),
а в романе законы другие. Роман хорошо написан, когда язык обилен, богат лексикой и читатель в нем купается. А вот газетный очерк, на мой взгляд, должен быть не на газетную полосу, а в два раза короче. Дмитрию Быкову потому и грош цена, что он на язык по журналистски скуп. Его романы невыразительны и скучны, за исключением остросюжетных, таких как, например, «Код Онегина». Ставший, кстати, библиографической редкостью.
24 ногября 2013.
Мы все очень любим поговорить вокруг да около, часто даже не понимая, что такое права человека, закон, понятия…. А может все проще — очень многие наши беды из-за того, что жить мы стали не по понятиям, а по закону? И потому мы и про понятия забыли, и законы нарушаем? Ведь что законы надо чтить — это тоже понятие. Так что, я считаю, законы обязаны блюсти официальные лица, служивые, а частные лица должны чаще помнить о понятиях.
25 ноября 2013.
С чего все взяли, что никого нельзя принуждать? Образование и воспитание — это в принципе вещи принудительные. Принуждение происходит в разных формах и постоянно. Это норма здоровой жизни. Когда вам велят завтракать, обедать, мыть руки, зубы чистить — это все принуждение.
29 ноября 2013.
Слово «интеграция» для меня пустой звук. Я давно живу в двух культурах и двумя культурами. И все в Латвии, кто успел выучить латышский язык — тоже. Проблема интеграции является проблемой только для тех, кто об интеграции говорит. И они имеют в виду вовсе не интеграцию как сочетание двух равноправных культур, а свое желание, чтобы русские отдавали предпочтение латышской культуре. Чтобы они считали латышскую культуру преобладающей и более достойной внимания. Но это невозможно физически, что во-первых, а во-вторых, это уже ассимиляция. Каждый волен отдавать предпочтение той культуре, которая ему ближе.
30 ноября 2013.
Когда-то я писал рецензию на книгу Харви Дэвид «Краткая история неолиберализма» — М.: Поколение, 2007. — 288 с. В ней всё изложено просто и доходчиво.
Более поздняя литература уже сглаживает острые углы и стремится сделать неолиберализм таким белым и пушистым. Между тем, это человеконенавистническая идеология, во многом близкая к фашизму. Главная идея в ней — создать все условия для процветание «золотого миллиарда», а другую часть населения планеты сгнобить. И делается это сообразно основному тезису — выкачивать из рабсилы максимум чистой прибыли, затрачивая на это как можно меньше средств. Словом, неолиберализм можно считать современным или новым фашизмом. Исходя из формулы, что фашизм — это когда два или более людей для каких-либо целей считают возможным уничтожение огромного конгломерата других людей.
***
Почему слово «русские» считается прилагательным? Потому что русские – понятие собирательное. Русские — это этнос, а не национальность. Этнос, вобравший в себя много национальностей. Он СКЛАДЫВАЛСЯ из беглых татар, хазар (нынешние наши евреи), поляков, литовцев и многих других, кто принимал православную веру и русский язык. Они становились русскими, т. е. православными татарами, хазарами, поляками, литовцами и пр., говорившими по-русски. Отсюда и обозначение нации — русские, (но не иациональности!).
***
Какая разница между волей и свободой? Вольный человек — это разинец, пугачевец, это современный бандит и пьянь удалая. Воля, например, у меня ассоциируется с русской удалью — без конца и края. Это и современный вор, прячущийся сегодня за словами «бизнес», «бизнесмен». А свободный человек в моем понимании — это вовсе не обыватель, радующийся, что может по свету кататься, а тот, кто помнит, что свобода — это осознанная необходимость, и что кончается она там, где начинается свобода другого человека. Свободный человек тот, кто понимает, в чем его свободы ограничены, а вольный человек — кто безволен по характеру и не умеет или не хочет ограничивать свои действия.
21 декабря 2013.
Хорошо ли, когда вокруг все хорошо? И что такое плохо?.. Отштукатуренное косметикой лицо глубокой старухи не спасает ее от старости и катастрофического распада (умирания) ее организма. Больше всего меня поразило, когда я познакомился с теорией пассионарности Льва Гумилева, так это то, что все шедевры культуры рождаются в фазе обскурации, т. е. когда этнос (в нашем случае — народ, страна, государство) начинает погружаться в мрак и загнивать. Иными словами — перед тем, как этносу предстоит окунуться в состояние нашей нынешней Латвии. И советский этнос, т. е. нынешняя Россия, и «христианский мир» — современная Большая Европа сегодня завершают период своего 1200-летнего существования и сейчас находятся в ситуации, вернее, в точке своей физической смерти. Последнее из великих деяний, которое может еще совершить пресловутый «золотой миллиард»,— это развязать третью мировую войнушку. Чтобы погибнуть с музыкой.
Так вот вопрос — а не перепутали ли мы плюсы с минусами? Вся красота немецкая, которую вы нам показали — является ли в самом деле такой уж красотой, или это яркие признаки гнилья? Не является ли наш/ваш туристический восторг от 24-часового любования прилизанной Гермашкой, обыкновенным чистоплюйством? Может, изнеженный цивилизацией хомо сапиенс (это мы с вами!) перестал понимать, что по-настоящему хорошо и что плохо? Может, признаком прекрасного и здорового на самом деле следует считать «российские грязи и хляби», п.ч. они «пассионаризируют» человека?..
А намарафеченная Европа — это припудренное лицо лежащего в гробу трупа?..
22 декабря 2013.
Никакое прошлое не нуждается в оправдании. История не имеет качества и не терпит моральных оценок. Так по крайней мере я смотрю на прошлое. Я его не «оправдываю». И не осуждаю. Я его люблю. Любуюсь им. И горжусь. Прошлое осуждают недотепы. Это то же самое, что осуждать родителей за то, что они тебя произвели на свет. А вот настоящее — другое дело. Наше настоящее — это тот случай, когда говорят: мне стыдно, что я дожил до такого. Демократия — это дерьмо. Жаль, что мы в него вляпались. Кстати, я не всегда так считал. А только сейчас, увидев и на своей шкуре узнав, что это такое.
20 января 2014.
В чем различие между «левыми» и «правозащитниками»? У меня такое впечатление, что об этом никто у нас не задумывается. А между тем, ведь правозащитное движение было задумано и внедрено в политическую практику как своего рода противоядие против левых настроений в обществе. Для того, чтобы итересующимся классовыми противоречиями «впрыснуть» другой, противоположный интерес — интерес к правам ИНДИВИДА и «отлучить» их от мыслей о коллективной ответственности перед обществом, справедливости и классовых интересах. (Кстати, как тут не вспомнить о «теории заговоров»? Но это отделный вопросм).
))…оснований для теории заговора нет никаких, кроме горячего желания этот заговор увидеть ((.
Вот чего я в жизни так и не сумел понять, это двух вещей. Первое: почему чуть что, все Гильманы начинают кричать, что не надо верить в мировые заговоры? Причем еще с 1 века, со времен Хазарии, когда хазарские иудеи стали активно проникать во все европейские государстрва и составлять там именно мировые (финансистские) заговоры. За что их и не любили всюду, и гнали вон. Так возник антисемитизм.
25 января 2014.
Сейчас прочитал статью о Лермонтове. Одна из первых фраз: каково происхождение этого гения? Вот прямо так и сказано. Редко же его называют гением. Мы привыкли, что гений у нас один. Александр Сергеевич Пушкин. Недаром про него говорят – это наше все. Хотя русская литература богата гениальностями. Кстати, это все-таки слова разного потенциала и разного значения – гений, гениальность, гениальный, гениально.
Другое дело, что сегодня мы таких различий не замечаем. Но совершенно очевидно, что Лермонтов в отличие от Пушкина — не гений. В смысле — не абсолютный гений. Это гений русской литературы. Как, например, Островский – гений русской драматургии.
Еще есть – гениальные стихи. Гениальная проза. Вот такой прозы очень много в русской и особенно советской литературе. Я имею в виду первую половину ХХ века и 60-е, 70-е годы. Есть гениальные романы, например, Гладилинский «Тень всадника». Много гениальных романов в западной литературе ХХ века, и ХХ1 тоже. Скажем, «Волхв» Фаулза – написано гениально.
Эту гениальность видит далеко не каждый. Потому что книги для многих сегодня вообще не литература, а чтиво. И относимся мы к ним как к чтиву. На полку,- как картину на стену,— не ставим, чтобы напоминала о том, сколько удовольствия доставило нам ее чтение. Вот потому нам теперь все равно, что читать – бумажную книгу или электронный текст. Чтиво — оно и есть чтиво.
Но проблема не в этом. Боюсь, слова «гений», «гениально», «гениальный» сегодня для нас слова-пустышки. Как воздушные шарики, из которых выпустили часть воздуха. Часть смысла они для нас утратили. И вот почему. Потому что мы лет тридцать уже живем в среде, где забыли, что антипод гения — бездарный человек, гениальности – отсутствие талантов. Что кроме гениальной прозы есть проза талантливая. Интересная. Легко, доступно или мудрено, «заумно» написанная, но тоже очень хорошая.
Это среда, в которой все определяет политкорректность, толерантность и разучились называть вещи своими именами. Отвыкли говорить правду. Печатным словом и также устно нам много лет выдавали ложь за правду. О нас, о нашей жизни, о нашей истории. Слова растеряли часть своих смыслов. Сегодня, например, я читаю в газете о местном поэте, что он — гениальный поэт. Почему? Потому что одинаково хорошо научился сочинять стихи и на русском языке, и на латышском… Я читал этого поэта и думаю, что он это делает одинаково посредственно и на русском, и на латышском. Но слово «гениальный» ему припечатали, и многие – особенно из тех, кто стихов не читает,- будет думать, что поэт, действительно, гениален. Тогда как на задворках памяти у них всколыхнется когда-то усвоенная мысль, что одинаково замечательно сочинять стихи на разных языках невозможно физически. Это разные ментальности, вырастающие из строя родного языка. А родной язык всегда один. И ментальность у нас одна. Значит… Вот именно.
20 февраля 2014.
Чем отличается русская литература от западной? Это хороший вопрос, потому что, отвечая на него, мы начинаем понимать и общее отличие Запада от Востока.
В западной культуре философия четко отделена от литературы и потому считается, что литературу на Западе заменяет беллетристика. Именно поэтому ее легко читать — она общедоступна и всем понятна. Но.конкретно дело в следующем.На Западе с древних времен было (и есть) много философов. Платон и Аристотель, Кант и Гегель, Фрейд и Фром… Их десятки, если не сотни. Свои учения и концепции они излагали всегда отдельно от литературы. Таких как Ницше, Дидро, Сартр или Камю, которые используют для изложения своих идей и концепций художественные средства, единицы. И тогда это, как правило, очень качественная проза и поэзия. (Впрочем, у каждого из них обычно есть и сугубо философские, теоретические, т. е. нехудожественные произведения).
А чисто художественная литература на Западе поэтому повествовательна и обычно лишена идей – т. е. она там не используется как их носитель. Чтобы эта литература была интересна читателю, авторы стремятся писать увлекательно, занимательно или, в лучшем случае, когда писатель более менее талантлив, психологично. Нам, русским читателям, выросшим на русской литературе, больше нравится именно последнее. Почему?
Потому что русская проза,- а поэзия тем более,— обычно сложнее. В чем тут дело, не трудно догадаться, если опять же вспомнить, как иногда утверждают, что в России нет философов. Это не совсем верно. Философы есть, но они не создают теорий, концепций и школ, как это делается на Западе. Им это неинтересно. Русская философия носит прикладной характер — она «разлита» в художественной литературе (и точно также в научных и научно-популярных работах по филологии, истории, психологии и по естественным наукам).
Отсюда и главная особенность русской литературы — она делится на три части.
На повествовательную, то есть беллетристику. Этого добра в русской литературе не так уж много, значительно меньше, чем в западной.
На прозу (например, Тургенев, Бунин, Трифонов, Окуджава – каждый по своему совершенно прелестен, как мастер языка и стиля). В ней важно не содержание или мысль, а общее звучание, «музыка текста», гармония слов и образов, что редко встречается и тем более крайне редко воспроизводится в переводной западной литературе.
И еще — на основную ее часть, «писательскую» — называть ее философской не хочется, потому что философия здесь не самоцель, а как бы – одновременно — и смысл, и формообразующая составляющая. Такую литературу,— особенно людям, привыкшим к беллетристике,- читать трудно (или как они говорят — скучно). Потому что она требует, чтобы мы «вслушивались» в то, что читаем, а главное – вслушивались в то, как мы воспринимаем прочитанное. Эта литература существует не для развлечения (как беллетристика), а для особого рода эстетической или этической проработки, «впитывания» художественной прозы. Тут уместно выражение – душа должна трудиться. Приходится, часто подсознательно, отвечать на вопросы или просто знать – зачем, когда, ради чего и для кого написана книга или стихотворение.
28 марта 2014.
Однополые браки? Да пусть живут. Но вот детей, произведенных как ни крути женщиной, давать усыновлять «мужским» семьям я бы не позволял. По той же причине, почему их при разводе предпочитают оставлять матерям. Дети — это все-таки в большей мере женское дело. Да и усыновляют педерасты детей в педерастических целях. В этом сомнений быть не должно хотя бы потому, что такая возможность их использования есть всегда.
Просто гомосекс очень тесно связан с «новой демократией» и либерализмом. Сегодня и первое, и второе крепко накрепко переплетено, кроме политики, еще и с массовой поп-культурой. Весь западный образ жизни насквозь пропитан поп-культурой. Спорить с этим, я думаю, никто не станет. А поп-культура, через своих производителей, все больше прорастает широко распространившейся сегодня голубой или, как ее еще называют, гей-культурой. Вот и все дела, просто, всё как дважды два — четыре.
Как-то очень уж банально, упрощенно мы на все это смотрим А ведь на самом деле с педерастией и прочими половыми извращениями (почему бы не называть вещи принятыми в медицине именами?) не все так просто, как это кажется. Стоит задумаемся хотя бы о том, что такое семья? Геи считают, что если гомосексуальные партнеры любят друг друга, значит, они имеют право, как все нормальные люди, создавать семью.
Но это в корне не верно. Хотя на бытовом уровне вроде все так и получается. А в сущности, в первопричинном смысле это значит ставить телегу впереди лошади.
Ведь на самом деле семья придумана не потому, что любящие люди хотят соединиться, а для того, чтобы их любви ничего не мешало. Но любви – не как удовольствию, наслаждению и счастью от того, что они существуют друг для друга. А исключительно для любви созидательной, продуктивной..
Семья придумана как механизм, стимулирующий деторождение и продолжение человеческого рода. Для защиты репродуктивной функции любящих, и ни для чего другого. Права и социальные льготы, даваемые семье, тоже направлены на это. Кроме того, тут неминуемо возникает еще вопрос и о приемных детях. Может ли общество быть спокойно на счет того, что приемные дети геев позднее не будут ими использованы в качестве партнеров? И воспитаны ими подобно им же самим?
25 мая 2014.
О смысле и предназначении человеческой жизни. Приведу пример: печка, в которой сжигаются дрова, наверное, думает, что в этом смысл и цель ее существования -.всего лишь что-нибудь сжигать Тогда как на самом деле — совсем в другом. В том, чтобы, сжигая что-то, согревать комнату и человека в этой комнате.
Так и мы с вами не способны постичь смысла нашей жизни. Живем, чтобы жить. Но взглянув на человека со стороны, можно предположить, что и мы, и вся органика на Земле созданы как некие машины для преобразования и улучшения потребляемой нами космической энергии. Т.к. только энергия, видоизменяясь, не исчезает, а в новом качестве возвращается в космическое пространство.
1 июня 2014.
Критик пишет не для автора или режиссера (если о спектакле), а исключительно для читателя и зрителя. Критик не кучер с кнутом, а лоцман, освещающий дорогу.
5 июня 2014.
Ходить строем в ногу, вы считаете, плохо. А вам не приходило в голову, что это плохо только потому, что вы так считаете? Верней, даже только потому, что либеральные дяди вам так сказали? (Ведь что убивать людей в Домбасе и Одессе хорошо — это тоже они сказали, и мир,— кстати, считающий, что плохо ходить в ногу,- им поверил). Но точно так же может оказаться, что на двух ногах ходить плохо — лучше на четвереньках. Они вам это скажут, и вы опять им поверите. И кем вы после этого ста0нете?
5 июля 2014.
Когда я слышу это имя – Александр Генис, вспоминаю недавнюю телепередачу с ним Топаллера на RTVi, где человек с неопрятной бородой и, наверное, часто бухающий жалостливо рассказывал, что он свалил из СССР в США, «чтобы писать свои книги». Дескать, дома (между прочим, в Риге, он бывший рижанин) ему делать это не удавалось. Невольно задумываешься – почему? Я не любитель читать русских эмигрантов – их тьма тьмущая, а хорошо пишущих наберется за все времена не больше, чем пальцев на паре рук. Но Гениса решил почитать. Его книги издаются очень изящно, но… Поразительное, конечно, дело, чем изящней издание, тем его книга либо вздорнее, либо глупее. Чтобы убедиться, полистайте хотя бы его «Уроки чтения». Да, такой вздор раньше у нас никто бы издавать не стал.
Но мало этого, любая его книга, какую ни возьми, буквально брызжет жалобами на «совков и ватников» и поливами на советский образ жизни. Поливами гаденькими и мелочными.
И вот опять Генис выступает на ТВ – теперь он парит нам мозги по поводу совков. Хочу об этом вот что сказать – Генис сам совок и ватник. Что такое совок? Это слово, несмотря на свое происхождение, за последние 10 лет изменилось и приобрело новое значение. Ровно как изменился смысл многих других слов. Сегодня совками, благодаря генисам, даже Америка кишмя кишит. Теперь это синоним новодворщины (от Новодворской). Совок – это человек с застойным мышлением, мыслящий идеологическими стереотипами многолетней давности. Советских «старперов» совками уже никто не называет — настолько они дряхлы и так сильно поредели их ряды. Сегодня совками уже называют разного рода генисов, немцовых и пр. (российских и эмигрантских), всё еще бредящих «советскими кошмарами». Тех, кто слова произнести не может, чтобы не помянуть недобрым словом Сталина, концлагеря и очереди за колбасой. А те из них, кто еще и пишут, как Генис, долгом своим считают обязательно напомнить о репрессивном сталинском режиме (скоро уже почти столетней давности), чем сильно смахивают на советских марксистов-ленинцев, которые не могли успокоиться, пока не поминали в своих писаниях ненавистный царский режим.
Вот что значит сегодня слово «совок».
10 июля 2014.
Чего только про Россию сегодня не пишут. Вот, например: «В ориентированной на продажу полезных ископаемых стране неизбежно воцарился полуфеодализм. Никакого другого строя такая экономика породить не в состоянии.»
А почему — полуфеодализм? Космос, наука, культура, гигантский, пусть не вполне удавшийся, эксперимент в области человеческих отношений, совсем другие человеческие ценности, наконец, хорошо поставленная «сырьеваая экономика», спосвобная обеспечить энергетику многих стран. Почему же это плохо? И что-то я не вижу, чтобы все вокруг были бы способны на такие «пустячки». Каждая страна и каждый этнос выполняет на планете свой долг. И потом — я бы совсем не хотел, чтобы Россия, как Европа, была тупой, голубой и производила бы только тряпки. Или, как США, стала бы мировым клопом-кровососом. А если планета станет другой — ну ради бога! Это планетарный процесс, не людское это дело. Лишь бы она существовала. И кстати, многие ученые считают, что Средние века с их феодализмом были золотой эрой человечества.
Совсем не сказано, что таковой наши потомки назовут когда-нибудь постиндустриальное время воров, геев и политических сутенеров.
12 июля 2014.
Есть ли способ предотвращать войны? Мешает ли этому совершенствование оружия?
Есть такой способ. Пусть совершенствуют оружие — это двигатель прогресса. Как и создание атомного оружия. Оно ведь есть, но как оружие сдерживания. Что касается остального, близкий вопрос задала рижская переводчица Инна Дукальская: можно ли усовершенствовать человека? Думаю, можно. В прошлом веке многого удалось добиться даже абстрактной борьбой за мир. Сегодня в таком же масштабе надо провозгласить и постоянно продвигать другую идею – о том, что никакая демократия и ничто другое не стоит смерти даже одного человека. Мир сейчас так развит, что ни ради чего нельзя убивать людей. Надо запретить насильственное смертоубийство (кроме смертной казни как высшей меры наказания) и, напротив, против всех обам, меркелей и порошенок за их притворное миротворчство, влекущее массовое уничтожение людей, немедленно (решением специального суда в защиту человеческих жизней — вот такой парадокс) применять высшую меру наказание. Миру пора намертво усвоить, что люди сегодня в войнах погибать не должны и что города и населенные пункты разрушать нельзя. Это дикость, первобытно-общинная отсталость, сдвиг по фазе, за что должно содержать провинившихся в психушках. Что воевать можно только в «зеленых» войнах «зеленых человечков». За демонстрацию такой войны и победное присоединение Крыма без капли пролитой крови я предлагаю выдвинуть Путина на соискание Нобелевской премии мира.
28 августа 2014.
Опять заговорили об интеллигенции. Только сегодня интеллигенция никакая не прослойка. (Прослойка, кстати, между чем и чем?) Это сказанул кто-то из ленинцев, остальные подхватили.
Прослойка — это нечто цельное, как порода. А интеллигенция — масть, а не порода. Интеллектуально-нравственный шарм, он как окрас может быть свойственен любому преставителю или сообществу членов любого слоя или облщественного класссса
Интеллигенция — это та часть населения прежней (до 10-ых гг.ХХ1 в.) России, которая КРИТИЧЕСКИ относилась к власти, не будучи при этом (что очень важно) тем, что называется пятой колонной. Потому (т. е. потому что она не 5-ая колонна) бывшая интеллигенция сегодня, оказавшись не при делах, так неприязненно относится к либеральному перевороту. Сам переворот ею подготавливался и не так для нее страшен, как страшна последующая либеральная «западнизация», осуществляемая сегодня российской пятой колонной, надевшей на себя маски либералов. И вот этих якобы либералов сегодня многие считают русской интеллигенцией, хотя и к интеллигенции, и к русским они не имеют никакого отношения. Это иждивенцы русской культуры и русского языка, в буквальном смысле слова зарабатывающие деньги на эксплуатации русского языка и культуры. Отличить их и выявить можно по тому, как рьяно они хотят впаять русским западноевропейские ценности и заставить их мыслить на западный манер.Не люблю приводить азы, но придется. Интеллигенция, интеллигент и интеллигентность (в смысле — интеллигентый человек), это все разные, мало имеющие общего вещи. Кроме того, надо отметить, что интеллигенция, вошедшая во власть, перестает быть таковой, пока из нее в знак протеста не выйдет.
Кстати, в Латвии нет и никогда не было интеллигенции — это цековская выдумка. И вообще об интеллигенции сейчас говорить не следовало бы. Интеллигенция сегодня — только понятие. В России ее уже нет, ее съели с потрохами либералы. В Латвии почему-то интеллигенцией называют интеллектуалов. Они, как и западные интеллектуалы, интеллигенцией не являются, потому что, как правило предавали народ, тогда как настоящая интеллигенция всегда считалась его честью, умом и совестью.
Вообще, об интеллигенции сегодня лучше не рассуждать — именно потому, что ее больше нет, и никто теперь толком не знает, что это такое, настолько это явление всегда было сложым.
30 августа 2014.
Присаживайтесь – в русском языке слово-паразит, неправильное слово.
Избегайте его. Потому что в лучшем случае его употребление применительно к мебели говорит о недостаточной образованности. А еще — выдает в говорящем человека, опасающегося, что за его деятельность он может схлопотать тюремный срок. Для него «садиться» ассоциируется всегда не со стулом, а с нарами. Как говорится — по Фрейду. Присаживаются в лесу на корточки с определенной целью.
10 сентября 2014.
На этой неделе в «Вестях Сегодня», была напечатана беседа Н. Севидовой с молодыми людьми, активистами подпольного общества по изучению нового марксизма. Вот их прихода в сейм и надо ждать. Произойдет это буквально через два-три года, и во всем мире. Новый марксизм набирает обороты во всей Европе, в Юж. и Сев. Америке. Книги Маркса и о марксизме в книжных магазинах раскупаются как горячие пирожки. И это серьезно, потому что молодежи по горло надоели и вороватый бизнес, и суперложь в политике, ставшая стилем нашей жизни, и стремление прибалтов развязать третью мировую войну. Очень скоро новые марксисты удивят мир.
13 сентября 2014.
Есть две фигуры в советской литературе, не поллежащие сомнению в их величии — это Маяковский и Горький. Либералы сильно потоптали их, но теперь, после только что прошедшего прекрасного телесериала «Маяковский», я думаю, публика его реабилитирует. Не плохо бы снять такой сериал и о Горьком. Кстати, у Ваксберга же после книги о Брик вышла очень интересная книга о Горьком — «Гибель буревестника». Стоит прочесть. Я люблю Маяковского. Как феномен русской культуры. Брик считаю обыкновенной, сексоманкой. Как многие сексуально ущербные личности, она человек не внушающий ни симпатии, ни доверия.
22 ноября 2014.
В последнее время я почти перестал писать? Почему? Потому что понял одну неприятную вещь: каждый пишущий не такой, как все — с чревоточинкой. Значит, хуже, чем остальные. Ведь писательство — любое — это гордыня. А раз гордыня — это значит что? Значит, это грех. Грех почему? Потому что слово произнесенное — ложь. Ну, и так далее. Т.е. не совсем так, как считает пишущий. А что это значит? Значит, вы, как пишущий, тоже в чем-то заблуждаетесь.
23 ноября 2014.
Если б продавцы книг советовали Трифонова так же усиленно, как советуют сегодня вылечившегося дауна Пелевина, а про Пелевина молчали бы, как молчат о Трифонове, все читали бы — кого по вашему?
***
Солженицын или, скажем. сегодня Улицкая уперто следуют принципам, скажем так, диссидентским. Вы их перечитываете? А Трифонова или, например, Окуджаву, Катаева, Паустовского те, кто их книги читал, если опять наткнутся на них сегодня, начнут читать, увлекутся и наверняка перечитают. Разницу чувствуете?
28 ноября 2014.
Откуда в сейме, куда выбирают лучших наших граждан, берутся подлецы и прочая шваль? Я могу ответить. В сейм идут люди деятельные и как правило порядочные. Но в любом человеке сидит какой-нибудь человеческий порок, не всегда в обыденной жизни бросающийся в глаза. Так вот в сейме существует механизм, заставляющий именно такой порок цвести махровым цветом. Это клятва депутата. В сейм человек приходит с желанием послужить на благо своего народа, но клятва верности интересам государства и власти перенаправляет все его намерения, переиначивает всю его психику. Он боится нарушить клятву и уже думает не о благе народа, а о том, как не навредить интересам государства. А это – благодатная почва для активизации его пороков, и он начинает предавать интересы своего народа, потому что они с интересами государства и правящей элиты редко совпадают. Так депутаты становятся тем, чем они становятся. Чтобы этому противостоять, надо в первую очередь отменить клятву депутата. Он должен служить не государству, а тем, кто его избрал.
29 ноября 2014.
Латвии нет. Есть латышская община, пропонирующая свой «особый путь» в объединенной Европе (она — община, потому что держится за свою особость, за «свой путь», за народную, провинциальную, в смысле окраинную, то бишь сельскую, негородскую и неевропейскую культуру). И есть часть мировой русской диаспоры, обладающая общей русской городской культурой, христианской в своей основе и близкой к досегодняшней, созданной гуманистами культуре. Общиной ее называют либо люди малообразованные, которые никогда не задумывались о смысле архаичного в русском лексиконе слова «община», либо те, кто стремится к уничижению русского сознания. Чтобы в культурном смысле принизить до «меньшинственной» психологию русских в Латвии, нивелировать их городскую культуру до уровня сельской и в этом смысле поставить их развитую культуру в один ряд с малоразвитой хуторской латышской культурой.
5 декабря 2014.
Не понимаю, почему бизнес, в смысле прав и обязанностей, надо воспринимать как священную корову? Бизнес изначально, по природе своей, т. е. ГЕНЕТИЧЕСКИ, вороват и криминален. Поэтому с ним нам всем надо быть настороже и держать его в ежовых рукавицах. Чуть что — к ногтю. И вообще надо относиться к этому мастодонту, постоянно думающему о наживе, как к подозреваемому в преступлени, отпущенному по подписке о невыезде. Вот тогда отношения с бизнесом будут складываться нормально. Характерный пример грязи в бизнесе — это история с банком Парекс-Цитаделе. Мало того, что он «ушел» от «дедушки с бабушкой» с потерями для госудрства, так налогоплательщик должен еще и выплачивать его миллионные долги. Благодаря которым Каргину с подельником удалось когда -то улизнуть от разорения. Нет, определенно любой бизнес надо держать в ежовых рукавицах и под вечным дамокловым мечом.
7 декабря 2014.
Литературные премии нужны и интересны. Но не как ориентир, а как литпроцесс. Их получают не лучшие авторы, а самые раскрученные и шумные. Вот лучший русский роман последних лет «Тень всадника» Гладилина ни в одном списке так и не появился. И почему? Потому что это настоящая литература. «Синдром Петрушки» Рубиной тоже. Что касается Прилепина, у него очень большой потенциал, это серьезный писатель, но лучшие книги у него еще впереди — хочется так думать. Ничего из написанного им я пока что рекомендовать для чтения не берусь. Это получше Пелевиных-Сорокиных, но не шщедевры.
25 декабря 2014.
Я с детства и лет до двадцати пяти (это до 1966-го) не помню ни одного года, чтобы у нас дома не отмечали Рождество. Католическое, потому как я вообще-то крещеный католик. А с 1966-го лет пять подряд Рождественский праздник я отмечал на работе в университетской Научной библиотеке. Коллектив был смешанный русско-латышско-еврейский, но все были рады католическому Рождеству — елке, угощениям, подаркам. Умели жить в советское время. А сейчас — дай выходной на православное Рождество — не дам — дай выходной — не дам… Жлобы. Кстати, тогда выходных не было — ни на Рождество, ни 31-го. И ничего, жили.
21 января 2015.
Я убедился, что отношение к современному кинематографу надо менять. Он и раньше был далек от такого рода искусств как живопись или проза, а сейчас, похоже, окончательно ушел в политику и в коммерцию. Это влияние постмодернизма. Кино перестает быть искусством и становится орудием в руках тех, кого недавно стали называть пятой колонной. Увлеченность современным натурализмом сделало кино средством для того, чтобы человека опустить, полить грязью, опошлить, очернить. Я не вижу современных художественных фильмов, которые воспевали бы жизнь, облагораживали и идеализировали людей, одухотворяли и вдохновляли человека, придавали ему сил. Это кризис кино, из которого кинематографисты — во всяком случае, нынешнего поколения — вряд ли выберутся. Вот уж действительно: рожденный ползать, летать не может.
3 февраля 2015.
Все СМИ галдят, что вернув Крым, Россия дала основательный повод для обвинений в свой адрес – дескать, грубо нарушен установившийся миропорядок, серьезно подорвана безопасность в мире, и что Россия — агрессор. Только всё это фейк, пустопорожняя болтовня.
Никакого МИРОПОРЯДКА никто не устанавливал. Китай, Индия, даже Япония и Россия его не принимали. Это некий евроамериканский миропорядок. И если англосаксы не способны его удержать — это их проблемы. Так и гитлеровский порядок можно считать миропорядком. На самом деле никакого миропорядка, т. е. положения вещей, всемирно принятого и утвержденного, никогда не существовало. Американские, европейские и присоединившиеся к ним российские либералы 30 лет назад заговорили о новом миропорядке, а потом как всегда решили слово это считать соответствующим реальному положению вещей. Но это ложь, они желаемое выдают за действительное.. И не надо им пособничать. Никакого миропорядка никто не нарушал.
3 февраля 2015.
Почему евреи считают Гумилева антисемитом? На то есть три причины.
Причина первая — потому, что он в своих работах о хазарах косвенно обвинил евреев в краже чужого генофонда. Гумилев считает, что иудеи завладели властью в Хазарском каганате, обеспечив себе всюду физическое большинство. Делалось это просто: осевшие в Хазарском каганате иудеи стали массово выдавать своих дочерей за хазар и у них рождались — кто? Иудеи. Ведь дети в таких смешанных семьях считались, как это принято до сих пор у евреев, по матери — иудеями. Обычное, в общем-то, дело, и всё бы было ничего, но тут возмутились коллеги Гумилева, историки, которые в большинстве своем сами были евреями. Впрочем, их можно понять.
Вторая причина — это пошло из окружения Ахматовой. Не помню точно, но, кажется, во время последней отсидки в лагере он часто пенял матери за то, что она почему-то вела себя очень уж невнимательно к нему и никак не могла выполнить его просьбу — прислать то одну, то другую нужную книгу. Гумилев в своих письмах винил мать во всех грехах (отношения между ними всегда были скверные), а под конец решил, что Ахматову против него настраивает ее окружение — поклонники и молодые поэты (что отчасти так и было), о чем прямо ей и заявлял. Невдомек ему тогда было там, в лагере, что как нарочно все окружение Ахматовой состояло исключительно из друзей еврейского происхождения. Между тем гумилевские письма всегда – так было заведено — читались вслух, ну и пошло-поехало. Гумилев, в лицо не видевший окружавшую Ахматову молодежь, тут же прослыл антисемитом.
Третий повод считать Гумилёва антисемитом был исключительно «научным». Мало того, что по Гумилеву получалось, что Хазарский каганат был на три четверти иудейским и что осевшие вокруг северного Каспия иудеи подчинили себе хазар и создали по сути дела второе иудейское государство. Гумилев шел дальше. Он говорит о том, что из разгромленного славянами каганата евреи хлынули на Запад и заселили вскоре всю Европу. Из чего вытекает, что евреи российские, европейские, а затем и американские — вовсе не палестинского, а хазарского, прикаспийского происхождения. Вот этого евреи Гумилеву никак не могут простить. Для них он стопроцентный антисемит.
***
Многие считают Фоменко и Носовского жуликами. Какую статью про их хронологию истории ни почитаешь — жулики и всё.
Но зачем же сразу жулики? Или вы, господа хорошие, считаете, что постмодернисты от искусства дрек создавать вправе, а, скажем, постмодернисты от политики Обама и Меркель создавать фейки тоже могут, или, например, Порошенко еще и детей убивать — может, а вот постмодернистам от науки даже посмеяться нельзя? Носовский и Фоменко — солидные ученые, они перелопатили огромное количество исторических фактов… И что — обязаны мыслить обязательно традиционно, как сто лет назад? Да бросьте! «Физики шутят,» – так это называется, хотя оба они математики. Нет, лично я их читал с огромным любопытством. А про Орду ханскую — это почти гениально.
Ведь абсолютно неважно было татаро-монгольское иго или нет, и чье это в таком случае было иго. Важно, что огромной военной составляющей Орды были русские войны, а духовной составляющей была русская православная церковь. Вот об этом в первых четырех главах второго тома «Новой хронологии» они и пишут. И потом: главное в истории воспринимать ее без нравственных и моральных оценок. Жулики, например, те, кто во вчерашней «сталинщине» винят одного Сталина. Почему жулики? Потому что делают это с (яковлевским) умыслом. Это банда Яковлева в конце 80-х задумала провести повторную десталинизацию, чтобы таким образом опорочить все советское. (Я помню, как Дозорцев тогда,- будучи главредом журнала «Даугавы»,- вкупе с Добровенским эту десталинизацию у нас в Латвии осуществлял). Вот они — жулики. И парадокс в том, что теперь американским историкам приходится «отмывать» Сталина. А Носовский и Фоменко — это совсем другое. Это постмодернизм в истории. И относиться к этому надо спокойно, без эмоций. Почему – жулики? Они же не ПЕРЕСМАТРИВАЮТ историю, они ее перепроверяют. Не надо просто преувеличивать то, что они делают.
18 февраля 2015.
Считается, что вернув Крым, Россия дала основательный повод для обвинений в свой адрес: дескать, грубо нарушен установившийся миропорядок, серьезно подорвана безопасность в мире, и вообще Россия — агрессор.
Всё это глупости Никакого МИРОПОРЯДКА никто не устанавливал. Во всяком случае, Китай, Индия, даже Япония и Россия его не принимали. Это какой-то евроамериканский миропорядок. И если англосаксы не способны его удержать — это их проблемы. Так и гитлеровский порядок можно считать миропорядком.
На самом деле никакого миропорядка, т. е. общепринятого положения вещей, всемирно одобренного и утвержденного, никогда не существовало. Американские, европейские и присоединившиеся к ним российские неолибералы 30 лет назад как бы заговорили о необходимости установить новый миропорядок, а потом, как у них принято, решили желаемое выдать за реальное положения вещей. Но это ложь, узурпация. И не надо им пособничать. Так что никакого миропорядка никто не нарушал.
А причина англосаксонсчкого возбуждения по поводу Крыма — в другом. Россия и русские превыше всего ставят понятийные, нравственные ценности, а ЕС – европейские т. е. ситуативные, правовые. И считает ЕС, что все в мире должны руководствоваться почему-то тоже именно европейскими ценностями. Из-за этого весь сыр-бор. И незачем русскоязычным людям обращать на это внимание. Принять европейские ценности — означает отказаться от своей культуры, от христианского гуманизма, от права быть людьми, наконец. И признать верховенство монетарного мировоззрения с почитанием воров, геев и политических уродов.
20 февраля 2015.
Во Франции очень не любят янки и прекрасно относятся к русским. Как и в России. Это нормально. Впрочем, Франция вскоре выйдет из бойкота России не поэтому. Одно дело отношение рядовых французов и другое — правящей верхушки. Дело, во-первых, в прагматизме, и во-вторых, уж кому-кому, а Франции война не нужна. А евросоюзовская ложь — это не просто ложь, но прежде всего потеря точки опоры, потеря осознания реального положения вещей, от чего полшага до войны. И опасность в том, что не крупные члены ЕС развяжут войну, а мелкие. ЕС всячески подзуживает к этому своих прибалтийских неофитов, которым страсть как хочется почувствовать себя вершителями судеб мира. Они не понимают простой вещи, что затравив Россию, они Донбасс получат уже у себя.
В случае серьезного военного конфликта между Западом и Востоком ни одна страна НАТО не решится палить по территории России, так как знает, что мгновенно получит ответный удар по своей территории. Вот они и используют Прибалтику как подставную мишень. Для этого лидеры ЕС и дурят прибалтам голову, чтобы потом использовать их как военный полигон.
Вот такой, похоже, получается расклад: французы поторопятся выйти из бойкота России, а Мертель сделает все, чтобы свою территорию уберечь от военного конфликта, подставив под удар верных, доблестных защитников ЕС прибалтов.
16 марта 2015.
Сегодняшние антифашисты в своих полосатых робах на публичных уличных мероприятиях просто смехотворны. Когда смотришь на них, хочется сказать им:
Посмотрите, какие силы пришли сегодня в лидеры стран ЕС! Вы заметили, что Евросоюз — это не та Европа, в которой в 50 −60 гг. тон задавали интеллектуалы? Сартр, Камю и им подобные писатели-философы сегодня в Европе отсутствуют напрочь. Оланд и Меркель, какие бы вузы они ни заканчивали,— далеко не интеллектуалы, В лучшем случае они — правозащитники. А на самом деле они Европу разлагают или, как говорят урки, опускают. Они олицетворяют неофашизм, тот «передовой отряд империализма», который сегодня называется неолиберализмом. А вы, т. н. антифашисты, этого не понимаете; вы все еще копошитесь в пеленках антигитлеризма и поэтому гоняетесь за латышскими легионерами. Настоящих современных фашистов вы в упор не видите. Поэтому у меня к вам вопрос — что вы называете фашизмом? Вы действительно считаете, что за 70 лет, когда все изменилось и приобрело приставку «нео» или помету «новый», фашизм остался прежним? Иногда мне даже кажется, что наши правящие вам специально «подсовывают» эту дату16 марта и стариков-легионеров, чтобы настоящего фашизма, нового фашизма и неофашистов-неолибералов вы и не заметили бы. Все дело в том, что в ЕС пришли к власти те слои населения, которые поддерживают любой фашизм как свою идеологию. Боюсь, что вы это и сами понимаете, но молчите об этом, потому что боитесь их.
6 марта 2015.
Вообще законы в европейском пространстве существуют, исключительно для того, чтобы их поправляли или нарушали. Вот интересно, как вы решите, например, такую, «правовую» задачку: инвалид на костылях движется по тротуару — он в середине квартала, ему нужно перейти на другую сторону. По правилам (по закону) переходят улицу на перекрестке. Вы что же, всерьез считаете, что инвалид на костылях должен дойти до перекрестка?! Нет, он должен наплевать на правило и перейти там, где ему НАДО. А вы что сделаете на его месте? Я и без костылей всегда переходил улицу, где мне было удобно. Кстати, я вообще придерживаюсь мнения, что (коли демократы заставили нас отказаться от гегелевского понятия свободы как осознанной необходимости) сегодня свобода по большому счету (в геевско-воровском мире) есть осознание своей возможности нарушать правовые нормы и законы. Правда, с оглядкой на справедливость.
***
Если Россия хочет, чтобы ее считали соразмерной США, она должна вести себя как США. Международные договора и соглашения? Вы заметили, как сейм соблюдает законы? Как только они невыгодны ему и не отвечают его нуждам, сейм вносит поправки. Для ЕС это нормально. Почему же Россия не имела право «поправить» международное соглашение по Крыму?.. А справедливость? Да, я считаю справедливость высшим критерием человеческого волеизъявления. Кстати, если бы оно стояло как высший критерий над правом, может быть в мире было бы больше сторонников жить по законам, а не по понятиям. Я вообще думаю, что человек будущего будет жить, руководствуясь неким консенсусным единством, установившемся между понятиями и законом. А пока что, да — жить по справедливости — это важнее закона.
26 марта 2015.
Европейцы не довольны кремлевской пропагандой. Дескать, в кремле врут много. Неужели пропаганда латвийская, европейская или американская врет меньше? Это такая же «ложь». Слово ложь я взял в скобки, потому что это не просто ложь. У сторон разные понятия, разные подходы и разные представления о том, что такое плохо и что такое хорошо. Вот, скажем, средний европеец считает, что ВОЕННЫЕ действия на Украине.— это АТО, а русский человек это считает гражданской войной. У него есть опыт гражданской войны 1918-192о гг. в России. Европейцу это просто незнакомо. Я считаю убийство более 50 детей на Украине и еще женщин со стариками — преступлением, геноцидом русского населения.
А как считает средний европеец?.. При том, что, как он, видите ли, постулирует, жизнь человека для него величайшая европейская ценность, смешно! Все дело в том, что у людей РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ другие представления о жизни, и ценности тоже другие.
29 марта 2015.
О какой свободе слова вы говорите? Мои статьи — даже не про укров, а всего лишь о спектаклях и книгах — перестали печатать просто потому, что я мнение имел, отличающееся от общепринятого. Большую статью о («хорошем») Гладилине и («плохом») Аксенове, несмотря на полученную за нее премию на литературном конкурсе в Вене, не взял в Риге никто (кроме ИМХОклуба). Статью «Ай да Дима Быков, напылил» (см. в ИМХОклубе) объявили в Вестях Сеглдня. поливом, и с тех пор перестали меня печатать вообще. Статью о Гумилеве в Вестях вежливо похоронили.
Такая у нас свобода слова. А называется это "не тот формат «. Случилось это вскоре после того, как вышла моя книжка „Мальчик на дельфине“ — обиделись все. Вот: нельзя писать то, что думаешь. На каждую свободу слова найдется своя свобода слова.
30 марта 2015.
Во всей этой катавасии с кремлевской пропагандой я не понимаю одного. Правящие хотят, чтобы я вместо русского вранья слушал только латышско-европейское и американское вранье? Или правящие считают, что Москва все врет, а ЕС и США не врут ни-ни? Но в самих США часто пишут, что администрация Обамы врет беспрестанно. А Меркель, как известно, публично подтвердила, что ЕС во всем поддерживает мнение Обамы.
Тогда почему мне хотят навязать западное вранье? Чем оно лучше? В начале перестройки я работал в латышском коллективе. Там бытовало парадоксальное мнение о властях: „Да, латыши воруют тоже, но лучше пусть воруют СВОИ“. Сейчас — то же самое? Лучше пусть врут СВОИ?
3 апреля 2015.
В последние четверть века мы постоянно что-то говорим о ценностях, не уточняя – о каких и что конкретно мы имеем в виду. А ведь ценности бывают разные. Вот самые важные. Витальные – жизнь, здоровье, физическое и духовное благосостояние, качество жизни. Социальные – социальное положение и благополучие, социальное равенство, личная независимость, профессионализм, комфортная работа. Политические – свобода слова, гражданские свободы, правопорядок, законность, безопасность. Моральные – добро, честность, долг, бескорыстие, порядочность, верность, любовь, дружба, справедливость. Эстетические – красота, стиль, гармония, следование традициям, культурная самобытность.
Либералы проповедуют свои ценности. Евроценности — это т. н. либеральные ценности. Либералам хочется считать своими ценностями деньги, успех, престиж, достаток, наконец, свободу и права человека… Но соответствует ли это самому понятию что такое жизненные ценности? Это ничто иное, как принципы, определяющие смысл нашего существования в качестве людей, как хомо сапиенса, заботящегося о благе созданного им общества из таких же хомо сапиенсов. Ну и соответствуют ли такие либеральные ценности принципам, направляющим деятельность человека на благо общества людей? Мне кажется, нет. Это всего лишь социально-экономические, ситуативные понятия и ничего более. Например, деньги – вообще даже не ситуативная, а самая что ни наесть материальная ценность. И т.д.
Сейчас многие рассуждают как типичные либералы: дескать, все верно, только нет главного — ради чего мы живем. Ну, да, либералы считают, что жить надо ради удовольствия жить. Это главная ценность либерала — право получать удовольствие от того, что живешь. Заметьте — право, направленное опять же на себя родненького. Тогда как истинный смысл жизни — в достижении поставленных — не хотите целей, тогда скажем -= рубежей. А они всегда вне нас, за пределами эгоцентрики. Иначе получается, что мы просто коптим небо. Тогда как даже червяк дождевой рожден для чего-то. А что касается слогана: „Ради общего жертвовать личным“,- так это не я придумал. Так устроена жизнь, и в этом ее высший смысл. Либералы хотят похерить этот принцип. А задумайтесь — ради чего? Да ради того, чтобы превратить нас в тупого потребителя!
21 апреля 2015.
Кто-то вопрошал: какая угроза сплачивает русский мир?
Но почему сплачивать кого-то должны угрозы? По аналогии с латышами, которых всегда сплачивал какой-нибудь страх? От страха сбиваются в кучу, но это совсем не то же самое, что сплочение? А с русским миром другая проблема — постоянная разобщенность и то, что его как раз ничто не может сплотить.
Иное дело — что лежит в основе русского мира, на чем он стоит? И почему, кстати, русский мир составляют далеко не только этнические русские, но самые разные этносы? Ответ такой; русский мир объединяет русская культура. И НИЧТО другое. Никакие угрозы.
В чем суть конфронтации между русским миром (а он почти в два раза шире России) и Западом? К Европе и европейской культуре русский мир всегда тяготел и во многом отождествлял себя с ней. Почему же все изменилось на грани между ХХ и ХХ1 веком? Потому что Европа сегодня и особенно ЕС оказались сильно заражены в полном смысле этого слова опасным для жизни грибком американизма. Что такое американизм? Это гибрид национального превосходства с концепцией прав человека. Чем он так опасен? Тем, что правозащитники навязывают свою идеологию прав и свобод человека с определенной целью. Цель эта — создать в обществе особую атмосферу, когда пораженный такой идеологией человек превращается в интеллектуально развитое существо, начисто лишенное желания защищать свое отечество от иноземных посягательств. Проповедуя всевозможные (как правило, ложные) свободы личности, США стремятся на самом деле поработить эту личность, создать „новое рабство“. Более экономически выгодное, чем рабство американских индейцев или негритянское рабство, и называемое демократией. Русский мир противится именно этому. Противостоять такой демократии — в этом его судьба и его призвание. И это надо понимать. Но… понимать это дано сегодня далеко не всем.
26 апреля 2015.
Газету „Час“ потому и закрыли, что там были хорошие журналисты. Я когда-то сотрудничал с „МК-Латвия“. Однажды редактора вызвало на ковер начальство и намылило ему холку. Он стал оправдываться, что стремится собрать у себя „золотые перья“ и что пишут его авторы лучше, чем в других изданиях. Ему ответили: вот это и плохо, что лучше,- нам надо, чтобы они писал как все… Точно также получилось и с „Часом“. „Час“ был „интеллигентной“ газетой, тогда как „Вести Сегодня“ — для простаков. Теперь о Радио-Балтком. „Переплет“ — неплохая передача, но и ее Пека с Губиным делают как придется. Все остальное, что делает Михайлова с Губиным, исключая эфиры Элкина, это пустопорожняя болтовня, дешевенькие шоу. Их слушать можно только за завтраком или за рулем, если больше слушать нечего. Им лишь бы поболтать и отвалить на выходные.
Отдохнуть у них обожают все. Не случайно в выходные дни у них — молчок. Товарищи просто придумали себе как на хлеб зарабатывать. Первый канал называется. Да, первый рекламно-музыкальный канал, этого добра у них больше всего. Рекламой они неплохо зарабатывают. Остальное на Балткоме имеет прикладной характер. Не даром в последнее время слушатели стали звонить им и жаловаться, что все их разговоры впустую и никакой пользы не приносят. Это показательно.
О чем я говорю — о провинциализме и любительстве, о непрофессионализме нашей журналистики. Это обусловленной уходом от сложных, „трудных“ жанров в то, что сегодня почему-то называют новостной журналистикой. Я же во всем этом вижу „желтую отрыжку“ 25-летнего убожества, когда считалось, что писать можно как угодно, лишь бы было, как тогда говорили, нескучно. (А те, кто делает „новостную журналистику“- не журналисты вовсе, а репортеры).
Я регулярно читаю „Литературную газету“, после которой меня буквально тошнит от примитивного языка, стиля и самого мышления „Вестей Сегодня“. Я слушаю московское радио и поражаюсь убожеству, какому-то журналистскому невежеству Балткома. Я смотрю РТР, ТВц, НТВ, РТВi и после этого не могу уже смотреть потрясающе провинциальные, пустые новостные передачи нашего телевидения. Вот о чем речь. Я хочу всем предложить задуматься, не упрощенно ли мы смотрим на свою профессию газетчиков, не идеализируем ли мы общую картину. Вот, например, говорят: „рецензия, критика, комментарий — это субъективные жанры“. Нет, не верно. Это упрощенный взгляд на вещи. Так как выражение своего мнения ПРОФЕССИОНАЛЬНО ПИШУЩИМ человеком — это, если так можно выразиться, „объективный субъективизм“. Профессионал тем и отличается от любителя, что он не опускается до субъективизма. Этого ему не позволяет его профессионально-культурный уровень журналистского и литературного мастерства. Вот именно это и называется профессионализмом. Чего напрочь нет в наших местных русских СМИ.
„Литературка“ выходит по сей день — я ее выписываю и читаю с большим интересом. Поляков восстановил былое качество газеты. Рядом с ней наши СМИ — это туалетная бумага. Другое дело — ЛГ не найти в продаже. Киоскерам ЗАПРЕЩЕНО ее брать. Еще год назад ЛГ можно было купить на углу ул. Валдемара и Бруниниеку, но только из-под полы. Сейчас и там ее не продают.
Что интересно, в наших СМИ участились разного толка интервью. Но может ли сегодня интервью быть хорошим? Вопрос не праздный, потому что нынче только два жанра преобладают в провинциальной (читай — нашей) журналистике — это интервью и радиобеседа (интерактив) на заданную тему. Почему? Потому что они самые простые. Интервью стало ведущим жанром в 90-е годы, когда в политике появилось много пассионарных людей, которым было что сказать, и с которыми было интересно поговорить. Все они за 25 лет — прошло как-никак четверть века — либо сгинули, либо постарели. Сегодня интервью перестали волновать умы читателей, потому что не с кем разговаривать. Это первое.
Второе: в журналистике обрушилось качество. Раньше его определяли такие жанры как публицистика, аналитика и критика. У нас они исчезли, и планка качества поэтому упала. Ведущим стало интервью, жанр сам по себе простой, а в наших СМИ скатывающийся до желтого примитива. Хорошим, как ни изощряйся, оно может быть только при наличии интересного, умного и знающего собеседника. А таковых почти не осталось. Сегодня, заметьте, и вопросы в интервью неумные, пустые, и такие же пустые ответы. Читать сегодня интервью, значит, попусту терять время.
29 апреля 2015.
Чего мы так „мочим“ советскую историю? Почитайте историю Франции, Англии… У вас волосы зашевелятся. Мы всё Сталина закапываем, а этот Сталин — детсадовец, по сравнению с ужасами других регионов. Возьмите, например, книгу Эндрю Хасси „Париж“. А как в США обходились с коренными индейцами и неграми? А Византия! А Китай вплоть до 1-вой половины ХХ века!.. Яковлев, затеявший в конце 80-ых гг. вторую волну десталинизации, все наврал для того только, чтобы потрафить купившим его штатникам. Российские либералы-касьяновцы эту политику продолжают, мы же им продолжаем слепо доверять.
3 мая 2015.
Американцы плохие вояки. Они способны только устрашать. Воевать и выигрывать войны они не умеют. Слабаки. Поэтому они постоянно нарушают все военные конвенции. США — это хулиган из подворотни, поджидающий прохожего-гуляку, который заведомо не может дать сдачи.
Выскакивает, чтобы отнять шапку, и текать. Не понимаю, почему Германия с Францией постоянно ложатся под США, вместо того, чтобы объединиться с РФ и коллективно (как США!) предпринять против американцев акцию по принуждению к миру. Устроить им Хиросиму с Нагасаки (так сказать, должок отдать), и всё. США больше не будет. С перепугу рассыплются на отдельные штаты.
5 мая 2015.
Была ли Новодворская сумасшедшей? Или еще как-то больной на голову? Уверен, что нет. Мне попался сборник ее статей о литературе „Поэт и царь“ — великолепнейшие статьи. С интеллектом у нее было все в ажуре. Либеральное мышление — но это не заболевание. Есть версия, что либералы — это продукт еврейского менталитета. А дореволюционные русские либералы? При чем там евреи? Или беспорядки и волнения, что так стремительно сегодня набирают силу в США? (Еще немного и НАТО вынуждено будет бомбить американцев!) Нет, евреи там близко не стоят. Хотя всё блестяще и с размахом подготовлено и организовано. Правда, есть другая версия, что за всеми этими „революциями“ стоят — нет, не интеллигенция (она в перестройку и при Ельцине сама, как кур, в ощип попала), а ее злейшие враги — интеллектуалы со своими играми. Так что никакой еврейской вины в „комплексе Новодворской“ нет. Просто в среде интеллектуалов обычно довольно много евреев, поэтому они всегда и попадают под раздачу. Как и в 17-ом году, и в Парижских революционных событиях, и у нас в 90- е гг. Диссиденты и либералы — это все производные от игр интеллектуалов, которым всегда хочется „сломать игрушку“ и посмотреть что будет. Свергнуть, например, Путина. Или вот теперь — долбануть США. А в дурку диссиденты попадали не из-за репрессивной медицины, а потому что психиатры не знали толком, откуда у диссидентов „ноги растут“. Путин, кстати, умно делает, когда главарей либерального движения берет и назначает разруливать самые сложные проблемы в науке и технике — в атомном ведомстве, в космонавтике, в нанотехнике. Правда, в последнем он жестоко просчитался. Рыжий, как все рыжие, оказался обыкновенным авантюристом. Но все-таки интеллектулом.
***
Мне всегда были неинтересны любые разговоры про национальность. И, кстати, относительно себя я тоже не знаю, какой я национальности. Меня это ни капли не волнует. Знаю, что я не латыш. Знаю, что многие не считают меня русским. Знаю, что не поляк, хотя мама — местная полячка. Родной язык у меня русский. Больше я ничего не знаю. Ну, характер у меня вздорный, польский, спесивый. Вот и все. Еще — я уверен, что во 2-й половине ХХ1 века эта градация — национальность — отомрет. Все так перемешаются, что говорить о национальности будет бессмысленно. Хорошо, если сохранится другая градация — человек. Но тоже сомнительно. Слишком стремительно всё деградирует. Кажется, Руссо сказал, что высшим проявлением цивилизованности станет человеческая дикость. К этому нас ведет нынешняя Европа.
7 мая 2015.
Я склонен относиться к истории как к мифологии. История — дело святое. Переосмысливать ее, тем более в угоду либералам, у которых (принципиально) ничего святого нет, просто глупо. А Латвия? Учтите — Латвия не Литва и не Эстония, у которых за плечами большоке и долгое прошлое. Литва вообще всегда изначально была мощным государством, где, кстати, в древности главным был русский язык. Латыши тогда были просто племя. Может быть — славянское, ясности в этом нет. Я думаю, с Латвией надо вопрос решать не вертикально, а горизонтально — т. е. смотреть принадлежность к кому способствовала ее развитию в большей степени. Если латыши считают своей гордостью батрацкое прошлое, когда латышам запрещено было даже селиться в Риге (а это 19 век!) — пожалуйста, пусть гордятся. Но образование тогда они получали в российских университетах. И позже тоже. Кстати, где вузовское образование получала нынешняя правящая латышская элита?..
28 мая 2015.
У всех нас потребительский подход. Себя и человека мы вообще мыслим главным слагаемым природы. Хотя для природы и всей окружающей среды мы не составляющая величина, а крайне противное, враждебное и разрушающее ее, природу, скопище особей, возникших как некое извращение, как ошибка природы. Мы привыкли ублажать себя мыслью, что мы ее венец. но так ли это, если мы природой только пользуемся или просто ее уничтожаем. Чтобы сократить человеческую популяцию на планете, природа нам „подсунула“ нашествие геев и лесбиянок, педофилов и прочих сексуальных извращенцев. Если это не поможет, природа (а не человек!) включит механизм военного истребления. И тут у нас только одно спасение: заставить человечество осознать, что человек ХХ1 века — слишком дорогостоящее создание, чтобы его умерщвлять. Каждый человек в ХХ1 веке — это суперсложно устроенное чудо. Он должен „окупить“ себя, оправдать свое создание, прежде чем уйдет в мир иной.
22 июня 2015.
С пресловутой сталинской проблемой, когда Яковлев затеял вторую „волну десталинизации“, мы так завязли в трясине, что до сих пор выбраться не можем. Потому что никто друг друга услышать не хочет и все говорят о разном. А Яковлев это придумал для чего? На Сталина ему в высшей мере было наплевать, как и Хрущеву в свое время, когда он Сталиным хотел прикрыть свое участие в репрессиях. Яковлев это затеял не для того, чтобы со Сталиным разобраться, а чтобы его именем и ежовскими и ягодовскими интригами вымазать в черный цвет всю советскую историю и показать советского человека монстром. Мы же, до сих пор не поняв, чего добивался Яковлев, продолжаем всё валить на Сталина, и таким образом, по хитрому замыслу Яковлева,- на самих себя и на свою историю. Надо быть в этом осторожней.
9 августа 2015.
Все нынешние разговоры об аннексии Крыма – это результат устаревшего военного мышления.
Новое военное мышление — это бескровное „взятие“ Крыма. Да, возможно это начало третьей мировой войны, но только в том случае, если ЕС и США ее развяжут. Правда, вестись она в этом случае будет уже на территории США. Глупо думать, что американцам позволят громить российские территории, как США бомбили африканские страны.
Третью мировую войну „золотой миллиард“ проиграет (если не погибнет вообще). Потому что все продвинутое человечество сегодня настроено против США и против „золотого миллиарда“. Для этого немного надо – достаточно будет перенести военное действие на территорию США. Пара-тройка Хиросим в США будет для них не только заслуженным возмездием за атомную бомбежку японских городов, но и началом конца для США. Тем более, что тамошнее население избаловано судьбой и почти ни к каким катастрофическим лишениям не привыкло. Да и армия США воевать не умеет. США способны только на геноцид тех народов, которые технически слабее американцев.
Перенести атомные удары на территорию США — это дело техники. Кстати, Южная Америка тоже рада будет избавиться от таких соседей. Да и территорией разжиться. И чего доброго янки еще станут у них рабами. ХХ1 век будет для нас веком больших сюрпризов.
13 августа 2015.
Европа не понимает РУССКОГО человека. Для него, для русского человека, ВСЯ история России — естественна и нормальна, потому что — предопределена свыше. Поэтому всех своих „спасителей“ он считает нацпредателями. И наконец, не надо забывать, что по части всяческих репрессий Россия вовсе не уникум. В Германии был нацизм, в США маккартизм, во всей Европе – массово отлавливали ведьм, в Южной Америке – орудовала кучка фашистских садистов, а история Франции, например, вообще вся от и до — пропитана кровью невинно убиенных… Что же это все на Россию набросились? Всё, что с ней за многие столетия произошло, для России в масштабе мировой истории — нормально. Русские вообще живут по формуле: хорошо не то, что хорошо, а что чуть лучше, чем плохо. И только правозащитники считают это не отвечающим их нормам и правам. Но это по историческим понятиям полный вздор. Правда, вздор, кем-то очень хорошо оплачиваемый.
И еще, что касается правозащитников. Почему-то они историю России исчисляют только с 17–го года ХХ века? Это не история России, а лишь эпизод ее истории, миг апофеоза, расцвета русского мира. Бабочка родилась, вспорхнула, полетела и… упала, прожив положенный ей срок. История русского мира начинается с образования Московской Руси. Когда русским стал называться человек ЛЮБОГО происхождения, взявший за основу своей жизни русский язык и христианскую веру. Если вы проследите историю славян и затем Московии, вы увидите, что динамика советского государства совпадает с тем, что переживал русский этнос на протяжении всех своих прежних столетий. И возникнет вопрос: может Россия всегда была мотором, обновлявшим весь окружающий мир? Может быть, Россия — это экспериментальная лаборатория, где отрабатывались последующие, т. е. новые уклады жизни? И социалистический уклад был именно таким экспериментом? А теперь, когда на такую же перестройку, какая произошла с Россией, и на такой же развал государств обречен весь мир, Россия, может быть, входит в состояние следующего эксперимента?..
4 сентября 2015.
Находятся умники, считающие русский язык в Латвии иностранным. Например, в библиотеках теперь русские книги стоят в одном разделе с… зарубежными! Очень странно. Получается, русские в Риге никогда не жили? А ведь всё ровно наоборот. Русские – я уже не говорю про Латвию вообще – в Риге жили еще тогда, когда латышам немцы в этом городе вообще запрещали селиться. Латышам разрешалось приходить в Ригу только днем — побатрачить. Так помощник рижского губернатора Иван Крылов, прославившийся позднее как баснописец, в первой половине 19 века отмечал, что латышей по ночам в Риге и духу не было. Жили здесь русские да немцы. Латышей в Ригу запустили лишь в конце 19 века. Но еще долго на улицах звучала только немецкая и русская речь. Латышский язык был не в чести. Так какие же русские иностранцы?
8 сентября 2015.
Почему упал сегодня интерес к чтению и к книгам? Потому что вся читающая публика, как правило, всегда охотилась за литературными шедеврами. Другими словами – за хорошими книгами. А сегодня их нет. Их нет даже в латышской литературе, хотя культура латышей, казалось бы, на подъеме. Вообще в книжных магазинах книг на латышском много; я хожу, присматриваюсь, что бы такое можно было бы перевести на русский. Но хороших современных книг не нахожу. Сегодня невозможно создать новый литературный шедевр на латышском языке. Для этого нужны особые предпосылки. Но предпосылок таких нет. Налицо парадокс: латышская культура вроде бы на подъеме, а сама нация — в духовном упадке. Впрочем, это происходит не только у латышей. Нет сейчас шедевров и в русской литературе. Как, впрочем, и в европейской и в американской. Сегодня шедевров надо ждать с востока.
18 сентября 2015.
Давно известно, что привычки у нас сами не меняются. Их — у нас — меняют заинтересованные в этом люди. Это касается и газет. Нас от „умных“ газет отучили целенаправленно, чтобы ликвидировать общественное мнение. Сделали это просто — внушив, что СМИ должны лишь ИНФОРМИРОВАТЬ о событиях, а как к этим событиям относиться, пусть каждый решает самостоятельно. Ставка тут делалась не на самостоятельность, а на то, что далеко не каждый из нас способен адекватно оценить происходящее. Другое дело, что у каждого есть свое личное мнение. Но для адекватной оценки чего бы то ни было личного мнения крайне мало. Нужны знания, умение анализировать и соотносить одно с другим, определенный опыт, историческая память, критическое отношение к себе и элементарное понимание происходящего. Добрую половину этого и должна добавлять к наше мнению толковая ежедневная газета.
24 сентября 2015.
Главной бедой и основной причиной отсталости и провинциализма политической мысли нашей правящей элиты явилось то, что практически вся она состоит из тех, кого Солженицын называл образованцами – недостаточно образованными выходцами (в первом или во втором поколении) из латышской деревни. Т.е. вся наша правящая элита состоит из мещан и обывателей, носителей, к сожалению, не городской, а сельской культуры, стремящихся эту городскую культуру разрушить, сломать, т. к. она, во-первых, чужда и непонятна им, а, во-вторых, потому что – и это немаловажно — представителям городской культуры органически не приемлем фашизм.
25 сентября 2015.
Надо уточнить, кого у нас теперь называют народом. В неолиберальной лексике народ — это всего-навсего политическая элита, чиновничество и их обслуга. Все остальные — просто население. Кстати, в вопросе о беженцах: почему правящие так спокойно соглашаются снабжать беженцев медицинскими полисами? И не считают, что тем самым предают целую армию наших неработающих пенсионеров, которые полисов лишены? Потому что эти пенсионеры — население, а не народ.
Вся эта болтовня о беженцах ничего, кроме недоумения не вызывает. Во-первых, почему отношение к ним в Латвии гораздо внимательней и толерантней, чем к нашим пенсионерам и бомжам? Властям некуда девать деньги и медстраховки? Так отдайте их пенсионерам и бомжам! Бомж, между прочим,— это внутренний беженец. Отношение к бомжам у нас просто скотское.
Во-вторых, беженцы только усугубят недостаток в Латвии рабочих мест. В-третьих, возня с беженцами только еще больше показывает безразличие нашей либерально элиты и властей к тем, кто в Латвии не приносит в казну денег. Жаль, что у нас об этом не говорят.
10 октября 2015.
История не терпит нравственных оценок точно так же, как и сослагательного наклонения. Оставьте в покое 90-е годы хотя бы ради светлой памяти о тех людях, для которых это время стало черной трагедией. А таких было гораздо больше, чем, например, жертв сталинистских репрессий. И больше, между прочим, нежели современных юнцов, для кого 90-е стали праздником молодости.
История сама разберется, что к чему. А то все это напоминает разговор двух идиотов — француза и русского. Француз укорял русских за то, что они не хотят заклеймить позором и проклясть Сталина, а русский – французов за то же самое в отношении Наполеона. И Наполеон, и Сталин для истории одинаково великие личности, А для людей… Пройдут века и люди забудут как жертв одного, так и жертв другого. Как люди забыли тех, кого уничтожал Тиберий, помня его лишь в роли прославленного императора. Что касается тех, кто десятилетиями облаивал грязью Тиберия, Наполеона и Сталина, история – и люди тоже – не вспомнят даже, что таковые были..
11 ноября 2015.
Пролетариата теперь, конечно, нет — сегодня это слово пустой звук. Но… чьи интересы пролетариат отстаивал? Свои. Т. е. трудящегося человека. Человека неимущего или малоимущего, работающего на кого-то, ради получаемой этим „кого-то“ чистой прибыли. Тогда как сам трудящийся человек жил, положа зубы на полку, от зарплаты до зарплаты. Поэтому говорили, что пролетариату, кроме цепей, и терять-то нечего.
Чьи интересы отстаивает сегодня профсоюз? Ничьи, потому что его дело отстаивать права, а не чьи-то интересы. Интересы рабочего человека вы подменяете правами? Но… у него нет прав! Рабочий человек по определению бесправен. Не имея денег, он теряет право на кров (нечем платить), право на лечение (нечем платить), право на образование (нечем платить) и т. д. Он даже теряет право на труд (потому что такого понятия в нашем обиходе больше нет) и остается у него только одно неукоснительное право — стать бомжом. Получается, что права есть только у человека имущего. Вот его, имущего человека, в конечном счете,- всегда и всюду, даже в с США,- профсоюзы и защищали. Но права, фиг с ними (для рабочего тире служащего они всегда фикция), а кто будет защищать конкретные, т. е. материальные ИНТЕРЕСЫ работающего человека?
15 ноября 2015.
Надо что-то делать с медициной. Правящие чинуши и жадные до взяток медики разрушают ее сознательно. Медиков и медчиновников никакие больные больше не заботят — их интересуют только деньги, деньги, деньги… Каждого больного они встречают так, как будто его недуг для них в новинку и раньше они с ним не сталкивались.
Я тут поимел дело с нашим онкоцентром. Это жуть какая-то по своей отсталости и беспомощности. Ничего кроме как как резать там не умеют. По любому другому поводу в онкоцентре разводят руками, и все лечение спихивают на семейных врачей. Если больной поступает в онкологию со второй стадией рака, а после операции и совершенно варварского облучения у него — четвертая, то что это означает? Только то, что в онкоцентре, как в каком-нибудь концлагере, его практически убили.
Работают в онкоцентре почти только латышские врачи. Бездушные и наплевательски относящиеся к работе и к больным.
Такое впечатление, что сегодня только суд линча — петля и виселица — может привести нашу медицину в трезвое состояние. Только страх может заставить наших медиков вспомнить, что больным, как это было раньше в СССР, надо помогать, поддерживать их психологически и все делать ради того, чтобы помочь им вылечиться.
Помочь вылечиться? Для латышского врача услышать такое — смертельное оскорбление. Как это — мы помогать?! Да еще без конверта с евро?..
Обнаглели наши медики. И ничего не боятся. Только страх (элементарная боязнь „потерять“ больного или взять в руку денежную купюру) может вернуть их к лекарским обязанностям и способностям лечить людей. Так что медикам пора объявить суд линча, САМСОСУД. Тогда наша медицина очухается и наконец, заработает.
20 ноября 2015.
О русофобии. Хорошо помню, как многие мои читатели в Имхоклубе в ответ на мой спич о спектакле в НРТ „Онегин.Комментарии“ утверждали, что русофобии на сам деле у нас не существует. Почему – понятно, это как лист искать в лесу: русофобия в Латвии разлита повсюду. В процентном соотношении – даже обильней, чем в России. И поскольку она повсеместна, как воздух, наша русофобия представляется чем-то вполне естественным. А бороться с русофобией можно очень просто – достаточно приравнять ее к такому же злу, хоть и менее вредному, как антисемитизм. Тем более, что больше всего упражняются в русофобии именно евреи и примыкающие к ним правозащитники, т. е. те русские, которых в России называют нацпредателями.
21 ноября 2015.
Так что же мы считаем классикой? Классика — это то, что совмещает в себе сразу два качества: она и актуальна, и вечна. Стихи Пушкина ценились его современниками за их злободневность, за актуальный взгляд на мир, выраженный в совершенной форме. А совершенство формы – это что такое? Изысканность, красота изложения? Вовсе нет, сто раз нет. Это способность формы с течение времени перетекать в содержание. Другими словами — актуализироваться. Почему, собственно, Пушкин сегодня не менее современен, т. е. актуален, как и при жизни.
То же самое происходит в нашем восприятии и с советскими мастерами литературы. Для кого-то они в советское время по остроте самовыражения были чуть ли ни антисоветчиками, для других они – всего лишь продукт советской эпохи (взять хоть Окуджаву и Трифонова, Катаева и Ильфа с Петровым), а для меня, например, все они — классики русской литературы.
25 ноября 2015.
С точки зрения теории литературы, критика — такое же творчество, как проза или поэзия. Создается и то, и другое, и третье по одинаковым законам. Для кого критик пишет? Как кто. Если критик профессионал, он пишет для публики – чтобы читала хорошие произведения и не тратила время на чепуху. Чтобы читатель почему- либо не счёл плохое — хорошим, а хорошее — плохим. К сожалению, чем меньше человек начитан, тем реже он отличает одно от другого. И часто шедевр, только потому, что обычно он мало кому по зубам и не всем понятен, неискушенным читателем оценивается неверно. Точней — недооценивается. Критик для того и существует, чтобы быть лоцманом в литературном море. Имеет ли он на это право? Такой вопрос задают часто. Да, имеет – ведь он на это натаскан. И даже не просто имеет право, но обязан это делать. Иначе он не нужен. Другое дело, что читатель тоже вправе читать, что хочет, и судить, как хочет. Тут все зависит от того, насколько квалифицирован читатель. Сегодня у нас читатель мало разбирается в литературе, и потому к критикам относится пренебрежительно. Что касается самих авторов, прозаиков и поэтов… Разве они пишут друг для друга? Нет, для читателей. Так и критики — они же не для авторов пишут. Так что любят их авторы или не любят, никакого значения не имеет. Для умного автора любая критика не более чем хорошая реклама.
1 декабря 2015.
Кто-то сказал, что вначале было слово. А кто-то — что сегодня (с середины ХХ века) все наши неурядицы проистекают от незнания истинных значений слов и подмены одних слов другими. „Ласку имеет“ к родным сусеками – писал ещё Скорина. Но ведь ласка в понимании его современников — это любовь. Любовь к родине. Так вот либералы в 90-х, чтобы лишний раз поскандалить и внести в наши головы путаницу, совершили грязную подмену – заменили понятие любовь патриотизмом. Только идиот может не любить (т. е. относиться с почтением) свою мать, своего отца и свою родину. Эта любовь к родине (в разных вариациях) была всем нам свойственна всегда. Но тут активизировались либералы (в основном из числа нашей еврейской интеллигенции, для которой слово родина блуждает среди двух сосен – между родиной реальной и этнической) и подлили масла в огонь. К любви к своей родине и естественно проистекающему отсюда патриотизму (та же любовь к родине, но в общественно-социальном смысле) они присобачили еще и гордость своей родиной (что есть неизвестно что). Так был внесен сумбур в наши головы, политическая сумятица и боязнь прослыть чуть ли ни подлецами. Может, не стоит нам путать все эти понятия? Любовь и патриотизм и уж тем более гордость – это всё-таки вещи очень разные и далеко не синонимы.
2 декабря 2015.
По большому счету, все рассказы Шукшина — о трагедии деревенских жителей, переехавших жить в города. О том, как сельская культура уродует городскую. Почитайте его рассказы с этой точки зрения, всё увидите сами. Кстати, и 1917 год — это дело рук неразумной деревенщины. Это ее вина и ее трагедия. Другое дело, что винить сейчас кого-то в этом глупо. Глупо подходить к событиям столетней давности с моральными оценками Тем более, что всё случившееся тогда — естественно. Сельская культура и народное творчество в городских условиях действует по закону количества переходящего в качество. И — вытесняет городскую культуру. Это к вопросу о двух культурах: городской и деревенской, и их взаимодействии. В городе народное творчество воспринимается как „балалаечная“ культура. Или, как иногда говорят, бескультурье, т. е. полное отсутствие следов городской культуры. Дело тут еще в том, что хлынувшие в города сельские жители стремятся разрушать и городскую культуру, и городской уклад жизни. Это Шукшин в своих рассказах показывает замечательно.
6 декабря 2015.
В Имхоклубе спрашивают, куда делся критик Гайлит?
Хороший вопрос. Со стороны, действительно, может показаться — сломался, исписался. Только это не так, все гораздо проще. Латышская правящая элита через подставных московских миллионеров сумела скупить и уничтожить наши лучшие газеты и свести количество русских СМИ к минимуму. Сделано это было для того, чтобы ликвидировать в русских СМИ разноголосицу мнений. Ликвидаторы газеты „Час“ тогда открыто (по БАЛТКОМУ, например, устами замглавреда „Вестей Сегодня“ Натальи Севидовой) заявили, что русской диаспоре в Латвии хватит и одной дневной газеты. А газета эта, особенно после издания книжки моих воспоминаний, печатать мои статьи отказывается. И делает это не она одна. Так что критик Гайлит никуда не делся, просто его не хотят печатать. Да и читателю, похоже, его критика больше не нужна. Критика себя изжила: все СМИ,- во всяком случае, наши русские СМИ — все теперь просто и только что-либо рекламируют. И такое положение вещей читателя устраивает.
29 декабря 2015.
Большая часть проблем в латвийской медицине — из-за врачей-хапуг. Эту проблему решить можно просто. До визита к врачу сходить в Полицию безопасности и взять меченные деньги. Давать их надо после консультации. Нажал кнопку мобильника и в кабинет входит полиция. Врача сразу сажать в трудовой концлагерь. На количество месяцев равное делению суммы денег на пять. Взял врач 20 рубликов — сиди четыре месяца. Вот тогда охота деньги брать сразу отпадет. А чтобы больные обращались в ПБ, им премии выдавать в размере использованной суммы.
1 января 2016.
[Письмо С. Павловой].
Здравствуйте Светлана. С Новым Годом! С новыми заботами, проблемами и радостями!
Что-то вы долго молчите, все ли у вас в порядке? Как книга? Что глаза?
Сегодня Ира вспоминала вас. Рассказывала про ваше общее детство. Теперь она много вспоминает после трех лежек в больнице. За полгода это, согласитесь, много. А после третьей, накануне Нового Года вернулась вообще другая. С суровым лицом, сухими глазами. И если изредка плачет от боли, даже плачет иначе. Вообще она как-то быстро осознала предстоящее и странным образом смирилась. Иконы, наверное, помогли.
Дела ее совсем плохи. Если после операции у нее была 2-я стадия, то после облучения констатировали 4-ю, с метастазами в костях от коленей до ушей. Даже облучение не закончили. Весь этот наш Онкоцентр с обслугой – какой-то концлагерь фашистский. С устаревшей до ужаса методологией и допотопной аппаратурой. А в паллиативное отделение она попала вообще на Рождество и четыре выходных пролежала как на каторге. Не везет страшно.
Она от болей почти не ходит. И ничем эту боль невозможно снять. Когда начинаются боли, она стонет теперь потерянно не „почему?“, а как загнанный в угол человек „зачем?“. Это ее „зачем“ звучит страшно. Как смирившийся человек, уже на все согласившийся только бы его не мучили, и не понимающий, зачем его продолжают мучить.
Вот такой у нас Новый Год. Озверевший. Как новогодняя телевизионная эстрада с распоясавшимся еврейским юмором. Как живем, зачем живем – ничего уже не понять. И, тем не менее, – желаю вам счастливого года.
Напишите нам пару слов.
Г.Г.
2 января 2016.
Можно ли возлюбить ближнего, как самого себя? Чтобы понять это, надо представить себе, что же такое любовь? По-моему, любовь — это желание доставить тому, кого любишь, радость, счастье, желание пойти с ним вместе по жизни, поддерживать его и лелеять, оберегать от страданий, облегчать судьбу и множество чего другого, чего просто физически невозможно применить к самому себе. Библейская заповедь во второй своей части подразумевает не любовь к себе, а сослагательное наклонение — как ЕСЛИ БЫ ты возлюбил самого себя. И, кстати, не в бытовом смысле полюбил, а в возвышенном, поэтическом — ВОЗЛЮБИЛ.
5 января 2016.
Почему сегодня все любят, чтобы их просили? Скажем, помочь.
А ведь просят обычно люди слабые. Сильные не просят, потому что это унизительно. А те, кто хотят, чтобы их попросили о помощи — страдают (обычно подсознательно) комплексом неполноценности. Когда их о чем-то просят, они испытывают сладенькое чувство своего превосходства. И начинают сами себе нравиться. Кроме того, они обожают, когда их за оказанную помощь благодарят. Особенно это распространено у нуворишей — людей, разбогатевших недавно и вдруг. Они очень любят, чтобы перед ними всячески унижались. Почему? Потому что — сами из грязи в князи, и вот эту „грязь“ в своей биографии, т. е. то, что сами недавно были как все, им хочется поскорее изжить. Не случайно эта философия, что помогать надо только просящим о помощи, народилась недавно. Это — философия нуворишей, очень тонко, искусно распространяемая среди тех, кто нуворишем еще стать не сумел, но страстно желает этого.
Отсюда и пошла мода — считать, что помогать надо не всем, кто нуждается в помощи, а лишь ПРОСЯЩИМ о ней. Но это уже и не помощь вовсе, это услуга. Однажды я спотыкнулся и упал на тротуаре умеренно людной улицы. Вела она к спортивному бассейну. Мимо сновали туда-сюда молодые люди спортивного вида. Опираясь на трость, минуты за три я сумел заставить себя встать. Что меня удивило, никто не только не помог мне это сделать, но даже не посмотрел в мою сторону. Меня… не замечали. Теперь я понимаю — очевидно, я должен был попросить! Таковы что ли нормы демократического общества? Интересно, а вот когда женщина в сопровождении мужчины подходит к дверям, он их должен открыть перед ней, чтобы пропустить ее вперед, или подождать, пока она попросит?..
Сегодня, наверное, просто–напросто не знают, что в приличном обществе помогают (без просьб и бескорыстно) прежде всего потому, что неприлично — не помочь. Даже не нуждающемуся в этой помощи.
6 января 2016.
Я хорошо отношусь к бомжам. Лучше, чем к бизнесменам. Современные бомжи не выбирали свою судьбу, хотя многие так считают. Но такое может прийти в голову только нынешнему либералу. И то, если у него с думалкой нелады. Нынешние либеральные законы сперва позволили лишить этих людей квартир, потом работы и т. д. Потом снизили стоимость алкоголя, чтобы чуть что слабовольные люди легко спивались. Я немного занимался этой проблемой: современные бомжи в Латвии – это очень часто образованные люди, общественная потребность в которых почему-либо отпала, и они не умеют или не хотят красть (читай — заниматься бизнесом).
Январь 2016.
Борис Равдин издал внушительный перечень русских изданий (книг) местных авторов за годы свободной Латвии. Но о ситуации с местной литературой это еще ничего не говорит. Вот если бы наши студенты филфака провели опрос посетителей магазинов Поляриса на предмет, что они о ней думают, это было бы интересно. Лично я считаю, что русской литературы в Латвии нет. Есть русские авторы, но деятельность их на понятие „литература“ еще не тянет. Говорить, может быть, можно лишь о беллетристике, да и то вряд ли. Ну а литсайты… Это примерно то же самое, что школьная художественная самодеятельность. До литературы тут далеко.
Март 2016.
Выставка фотографий советских лет замечательная! Ее надо предложить ЛТВ – ТВ-5 и латышским каналам. С рассказом и комментарием авторов и Соколова в форме интерактива – живой беседы двух-трех человек о тех временах и, желательно с участником той жизни. А боятся и замалчивают у нас 1953—1985 годы по двум причинам. Микропричина – боятся показать, что жили тогда люди нормально и хорошо. Кстати, точно так же, как в те же годы в нестоличных городах США. И макропричина: если либералы „реабилитируют“ те годы, то придется признать, что сталинщина распространялась только на половину советского времени, до 1953 года. А с 1954 года у нас началась нормальная, по мне так даже прекрасная оттепельная жизнь „после Сталина“. Такая же нелепая, но чудесная, какой будет выглядеть нынешняя (1991-2015) в представлении тех, кому тогда будет 20—30 лет — в 2065-ом году.
***
Да, Брюссель бомбят. Жаль, что не адресно. Я всегда говорил, что современные террористы не семи пядей во лбу. Жертвами надо выбирать конкретно тех, против кого они выступают. Иначе и возникает сегодняшняя ситуация, позволяющая втюхивать обывателю, что терроризм — это просто зло. Что американские индейцы, например, были просто бандитами, охотившимися за скальпами белых людей по причине своей недоразвитости. А это не верно. Американские индейцы так боролись против европейской оккупации их территории. За любым террором стоит четкая идеология. Просто либералы утверждают, что идеологии как таковой не существует, и это позволяет им представлять всему миру арабских террористов какими-то дикарями-бандитами. А мы им рады верить.
Между тем арабский террор — это прежде всего протестные действия. И не за что-то, как нам втюхивают — за ИГИЛ, а ПРОТИВ ЧЕГО-ТО. Я думаю, против неолиберализма, наметившего стереть все этнокультурные различия между государствами и выступающего против любых религий. Весь Восток и Евразия — категорически против этого. Озвучивать это сложно, обыватель этого не поймет. Гораздо проще назвать все террором. Как сталинистам в свое время было сложно объяснять, что, например, Анастасия Цветаева была осуждена и провела несколько лет за колючей проволокой как секретарь главы последней в советской России,— и тогда запрещенной законом,— масонской ложи. Проще было объявить ее японской шпионкой. Так и сегодня — трудно и опасно объяснять обывателю, что арабские и неарабские боевики его убивают из-за всяких там магнатов-оллигархов, договорившихся между собой о том, что для счастливой жизни „золотого миллиарда“ все остальное население планеты необходимо оболванить и превратить в рабочее быдло. Проще оказалось подменить классовую борьбу — борьбой за права человека (так они „затихарили“ все классовые противоречия). А затем, т. е. теперь, всех, кто выступает против „золотого миллиарда“,— в Южной Америке, в арабских странах и т. д.,— всяких там антиглобалистов и бомбометателей объявить террористами.
Мне очень не нравится, что в Брюсселе бомбят ни в чем не повинных обывателей, но в остальном я склонен винить не „арабских индейцев“ а „белых“ недоумков, захвативших власть в США и Европе (посмотрите на эти рожи душевнонедоразвитых депутатов европарламента), и просто не способных сохранять порядок в мире. К брюссельским событиям, как и к „истории Шарли“ я отношусь неоднозначно. Я только точно знаю, что „я не Шарли“.
12 марта 2016.
Страшный день. В 11.30 Ира умерла. Для нее это освобождение. Болей больше нет. Или они продолжаются?.. Не смог закрыть ей глаза. Это совсем не просто.
Странно, я после одиннадцати утра прилег отдохнуть, сказал – пойду вздремну, и в это время… Дануся говорит, не слышно было дыхания, она подошла к постели, и в это время Ира открыла глаза и твердо на нее посмотрела…
25 марта 2016.
Когда уходит близкий человек, и ты осознаешь, что его больше нет нигде, вот тогда понимаешь, что значит выражение „тихий ужас“
30 марта 2016.
Я пересмотрел весь Ирин архив. Она завещала отдать его Юле, поэтому надо было поторопиться. И обнаружил, что, кроме посвященных Нике и Алине записок о детстве, у этих воспоминаний есть начало – родословная от Адама (очень интересная, кстати) и есть еще и продолжение. Ира очень переживала, что ни у Юли, ни у девчонок эти записки не вызвали никакого любопытства. (Что в общем-то сегодня нормальоно). И понял, как сделать, чтобы они это прочитали. Я издам их вместе с ее рассказами (ее рассказы мне нравятся, не даром два из них побеждали на конкурсах короткой прозы) и с ее очерками отдельной книжкой.
Вообще, жалко, что я так и не заставил Иру писать прозу. У нее для этого всё было.
24 июня 2016.
Меня могут спросить, почему я весь ЕС и всю западную цивилизацию считаю голубыми. Отвечу: потому что всё в ЕС и в США буквально пронизано сексуальной озабоченностью и заботой о защите прав сексуальных меньшинств. Кстати, это странно, что флаг ЕС — голубой, и что изображено на нем звездчатое оральное отверстие…
***
Я рад, что ЕС разваливается. Разные цивилизации возникали на планете, и все они способствовали развитию умственных способностей хомо сапиенса. Голубой цивилизации не место на планете. Она ведет хомо сапиенса к деградации, превращает его в похотливую свинью. Я за развал ЕС. Это нормально. ЕС изжил себя. Теперь очередь за США. И не важно, что приведет к развалу США – по любому это будет хорошо.
***
Странные мы люди! Европу жалко? Голубых Меркель, Оланда и пр.? А СССР жалко не было? Да будет всем им хаос на голову. Во-первых, заслужили. А во-вторых, иначе,- если ЕС сейчас не рухнет,- быть третьей мировой войне. Многие этого просто не понимают, но почитайте публицистику миротворцев 40-50-х гг.- Фейхтвангера, Тагора, Эренбурга, Роллана, Ал.Толстого… Перед второй мировой политическая ситуация была такой же, как сейчас. В воздухе не пахло, а буквально воняло войной. Единственное, что может спасти нас от третьей мировой — это развал ЕС и перенос предвоенной ситуации на территорию США. Война на американском континенте избавит Россию от нашествия „новых фашистов“ и военного разорения. А Прибалтику, между прочим,- от очередной оккупации.
3 июля 2016.
Я не раз задумывался, почему Латвия превратилась в банановую республику? Разве я, участник перестройки, и те, с кем я в ней участвовал,— разве мы этого хотели? Разве мы хотели из богатой Латвии создать нищую страну? И разве не мы вместе с латышами считали, что все мы за одно и то же, и все мы братья? А потом — вдруг – на ровном месте всё стало не так. Появились вдруг неграждане, а граждане распродали страну. Почему?.,. Я понял почему. Тут надо читать рассказы Шукшина о том, как деревня разрушает городскую культуру.
Перестроечники и нынешнее сообщество политиков-функционеров – это две совершенно разные массы людей. Перестройку делал – не будем говорить, что делала ее интеллигенция и кто-то там еще,— скажем проще: перестройку делал городской народ, образованный, умный, „окультуренный“ одним словом. А потом вдруг его сожрала совершенно другая по природе своей масса людей. Деревенская темень, набившая себе в советское время карманы бесплатными и бонусными (подаренными) дипломами о высшем образовании. Она смела к чертовой матери перестроечников и присвоила себе все их достижения. Тихой сапой эта „новая чернь“ взяла Сейм, всех перестроечников оттуда выдавила и явила нам собой нынешнее сообщество политиков-функционеров. Они и создали „банановую республику“.
5 июля 2016.
Это либералы считают, что свобода состоит (чуть ли ни только) в возможности без запретов шляться по миру. А на самом деле, как постулировал еще Гегель, свобода — это осознанная необходимость. Это не когда благодаря кому-то,- в частности, властям,— ты свободен, а когда вопреки (может быть, им же) человек внутренне свободен, благодаря тому, что осознает объективно существующую необходимость. Скажем, необходимость ограничить свою атавистическую страсть к „странничеству“, т. к., шатаясь по миру, мы разрушаем экологию среды и человеческих отношений.
Или, например, свобода — это осознанная необходимость ограничить свои материальные потребности, т. к. материальные блага имеют странное свойство — с их ростом умаляются духовные потребности человека, и он постепенно опускается до животного состояния. Другими словами — истина всегда парадоксальна. Парадокс свободы — в осознании того, что свобода заключается в умении себя ограничивать.. И нет в этом никакого отказа от материального мира, потому что материальный мир и материальные блага — это вообще разные вещи.
14 июля 2016.
Есть ли сегодня хоть какой -то показатель, определяющий национальность человека? А если такового нет, не является ли национальность как понятие — анахронизмом, пережитком ХХ века? У каждого из нас столько кровей, что выбрать какую-то одну невозможно. Может, правильнее говорить об этнической принадлежности? И определять её, эту принадлежность, по культуре, которую человек считает для себя своей базовой? В конце концов, она-то и формирует тип мышления, характер и ментальность. А политика — это вообще дело двадцатое. И определяет она в человека только степень его кретинизма. Политическая нация и политнациональность — это какие-то химеры.
31 июля 2016.
Дело сделано. Сегодня — в день рождения Иры — прошла в ЛОРКе презентация ее книги „Чертовы качели“. Я по крупинке изживаю свою вину перед ней. А для нее это второе рождение.
Отзывы были на удивление просто чудесные. Я рад. Похоже, я не ошибся, что всё это затеял. Было человек 35. Пришло даже несколько однокурсников. Если учесть, что это получилось, как я хотел – именно в день рождения Иры,— то столько гостей у нее никогда еще не было. Выступали Юля, Новиков и Равдин. Боря Равдин провел шутливый разбор книги, из которого я сделал неожиданное открытие: наши филологи ничего не смыслят ни в литературе, ни в книжном деле. Смотрят на всё, как зашоренные лошади на дорогу и ни шиша не видят. Больше всего меня поразило, что снимки Равдин воспринял исключительно как иллюстрации к тексту. Вот не ходил 6-той трамвавай по ул. Суворова и всё тут! А разве под снимком написано, что именно трамвай шестого маршрута ходил по Суворова? Там сказано, что в 50-е годы по Риге ходили такие трамваи. Или вот еще, что ириска с орехами (такие конфеты были) стоила 40 копеек. Просто в руке у девочки было 40 копеек. Может, ей дали на две ириски. Равдин 10 минут пытался выяснить, не ошибся ли автор воспоминаний. Да-с. Неужели и я свои рецензии вот так писал?..
17 июля 2016.
Говорят, мы — зараженные западной идеологией. Мы и наша молодежь ею еще не заражены. Нас пока что еще только затопило, как это происходит, когда в квартире прорывает канализационные трубы. И не найти хороших ассенизаторов, чтобы от говна очиститься. Да, многие захлебнулись фекалиями и подались в бизнес. Появились даже говяные столбы наподобие соляным. Но все это у нас временно. Еще через двадцать лет слово „бизнесмен“ станет таким же позорным как слово „карманник“.
Август 2016.
Разобщенность русских – не является ли это постоянной и характерной чертой русского этноса, который исторически складывался с мира по ниточке? Русские грызлись между собой везде и всегда. Этот внутренний антагонизм – не отрицательная, а „творящая“ и потому положительная черта русских. Просто на малых пространствах она проявляется резче и. наверное, болезненней. Национальное разнообразие (опять же положительный фактор), многоконфессиональность – вот причины кажущейся разобщенности. А почему всё усугубилось в Латвии? Не потому ли что РОЛ политизирует правовые проблемы (которые решать надо было в правовом поле, например, статус русского языка и проблему русского образования)? И не потому ли, что он же отворачивается от политических проблем (например, игнорирует неолиберализацию властей)? Не потому ли у русских в Латвии ничего не получается, что они пошли за правозащитниками и общественниками, подменившими проблему классовых и сословных противоречий борьбой за какие-то идиотские „права человека“? Пока все „униженные и оскорбленные“ визжат о правах человека, правящая элита прессует их мощью своего мобутного кошелька. Это ведь только „униженных и оскорбленных“ интересуют права человека. Их противников (классовых) интересует исключительно чистая прибыль. Но, к сожалению, у „русской общины“ местечковый подход к общественным отношениям. Она не способна бороться, потому что не видит врага. А когда нет врага – с кем бороться?
6 августа 2016.
Не знаю, нужна ли России война, но вообще — война нужна… планете. Как унитазу — дезинфекция. Так что третья мировая война состоится непременно. Это закон природы. Все мыслимые сроки уже вышли. Она не начинается, потому что все этого боятся и изо всех сил ее оттягивают, понимая, что мировая война перекроит все территории, занимаемые „западным обществом“. России эта отсрочка выгодна, т. к. технически она еще не совсем готова к мировой войне. И она не успела еще избавиться от „пятой колонны“. Но бесконечно оттягивать катастрофу Западу не по силам. Россия это понимает. Поэтому в скором времени российские ястребы, скорей всего руками западных демагогов, таки уберут Путина, одновременно натравив американский Юг на Север, и спровоцируют в Западной Европе ряд мелких военных конфликтов. Только Европе Россию никак не победить. Это как дважды два — четыре. А НАТО? НАТО не терпит сложных ситуаций — НАТО просто самоликвидируется. Возможно, это произойдет в одном из мелких конфликтов. Причем под ударами своих же „союзников“.
Война будет и победит тот, кто начнет ее на чужой территории. Начнется она в США. Не ясно только, кто ее начнет, но ясно, что российским оружием. Для штатников она станет концом света, и одновеменно расцветом стран, находящихся к югу от США. На европейской части Евразии это будет ряд мелких конфликтов с исчезновением государств, загнивающих сегодня в голубой культуре „западного общества“. Они к военным действиям не способны. И вообще победит евразийская идея. Не понятно, в какой форме, но к России отойдет всё пространство до атлантического побережья. Так что нынешние европейцы „в глубине души“ абсолютно правы, культивируя предвоенную панику. Как рыба в аквариуме, они предвосхищают события — кошка уже подошла и может запустить в воду лапу.
12 августа 2016.
КАКОЙ ПРЕКРАСНЫЙ АКТЕР ЛЕОНИД ЛЕНЦ!
Вчера в 12 часов ночи, после телевизора, я, будто по наитию, в поисках чего-нибудь наугад стал нажимать кнопки своего транзистора, чего на ночь обычно не делаю. И вдруг услышал стихотворную строку про то, что боли больше нет. Это же про Иру, мелькнуло в голове, и дальше пошла передача „Литературные прогулки“!
Я застыл и так просидел все полчаса.
Жаль, что Ира этого не слышала — это были минуты счастья. Ее и моего. Она обожала и высоко ценила „Литературные прогулки“, слушала их всегда, где бы мы ни были. Совершенно замечательно сделанная композиция! Великолепно до слез. Впрочем, чёрт возьми. как у Ленгца каждый выпуск „Литературных прогулок“. Ира всегда говорила, что Ленц – лучший актер в Русской драме, но в историю его имя войдет прежде всего как имя автора „Литературных прогулок“, потому что это что-то необыкновенное. Могла ли она думать, что станет героем „Прогулок“?
Это было неожиданно и замечательно.
А стихи! Они настолько точно подогнаны к фрагментам воспоминаний, словно Ленц написал их сам.
Эта передача для меня лично стала лучшим подарком ко дню моего 75-летия, состоявшемуся ровно накануне. Тоже чудесная неожиданность, всё как в сказке.
И еще: передача — необходимое для меня подтверждение тому, что я правильно сделал, издав эту книгу. Хотя сама Ира, когда мы примерно год назад говорили об этом, считала, что издавать у нее нечего и делать этого не надо.
30 августа 2016.
О предназначении человечества. Есть версия, что некие инопланетяне прилетели на Землю и создали биоробот в виде человека для добычи из ее недр золота.
Есть и другая версия. Здесь я сперва расскажу притчу о печке. Печка „думает“, что она создана просто для сжигания (в смысле — потребления) дров. Но на самом деле (о чём она даже не подозревает!) печка существует для того, чтобы сжигая дрова, выделять энергию (тепло) для обогрева окружающей её среды.
Таким образом, печка знать ничего не знает о запечном пространстве. Так же и с человеком: возможно, он создан,— и не только он, но и вся окружающая его органика,- исключительно для того, чтобы „всасывая“ внеземную прану, т. е. примитивную, однородную космическую энергию, перерабатывать ее, пропуская через свою сенсорику и тем самым совершенствуя эту энергию (т. е. придавая ей новое качество), отправлять её,— улучшенную, утонченную – обратно в космос. (Здесь, кстати, можно найти прямую аналогию с „душой“ человека или, по другой версии, с его сознанием, отделяющемся от бренного тела и отправляющегося в некие выси).
Я невольно вспоминаю о бизнесе, а именно о бизнесменах, как печка, думающих потребительски и существующих исключительно для своей выгоды. Весьма ограниченно и примитивно. Не случайно американские ученые (ох уж эти ученые) пришли к заключению, что в бизнесмены идут люди двух категорий — либо интеллектуальные никчемности, т. е. неудачники (и там, в бизнесе, имея какой–никакой успех, они считают, что их постигла удача). Либо люди-хитрецы, склонные к авантюре и более того — к жульничеству, мошенничеству. Этот род человечества,- сегодня необычайно разросшийся,- лишен способности выполнять свое человеческое предназначение в природе. Он – балласт, сорняк. Пробка, образовавшаяся в процессе переработки космической энергии, и потому сильно этот процесс тормозящая.
20 сентября 2016.
Современные умники считают прогрессом то, что они совершенствуют прикладные приспособления типа смартфонов. Мне кажется, они противоречат сами себе – зачем совершенствовать смартфоны?
Этот же вопрос можно озвучить иначе: в каком обществе мы живем? В развитом или застойном? А может быть вообще в загнивающем? Я думаю – в загнивающем.
Вспомним, чем мы жили в ХХ веке? В ХХ веке человек буквально стремился к прогрессу. Генеральным направлением было развитие космонавтики. Движение вперед фундаментальной науки окрыляло человека. Мы совершенствовали ракетостроение, развивали науки, связанные с космосом. А сегодня? Мы совершенствуем утюги! Штампуем миллиарды утюгов! Придавая им всё новые и новые функции, при этом забывая, что функция у утюга — одна. Гладить бельё. Таким образом, мы не просто топчемся на месте – это не застой. Это загнивание, откат, потому что мы забыли о верховенстве фундаментальных наук. Мы заботимся только о науках прикладных. Мы строим технически развитое общество, вредное для человека. Потому что оно превращает человека из одухотворенного существа в свинью с большой мошной. Это регресс. Это загнивание.И не потому что он вреден человеку. Технологизация разума всегда ведет к разрушению самой природы планеты. Мы дошли до того, что готовы вконец ее разрушить и перебраться на другую планету. При этом – ха-ха-ха! — даже не задумываясь о том, как это сделать. И вообще – возможно ли это. И наконец — надо ли это.
***
Принято различать цивилизованность и культуру. США — страна с развитой цивилизацией и недоразвитой культурой. Развитию подлежит культура, цивилизации возникают и развиваются спонтанно. Произвольно. Как плесень. Цивилизации по большому счету и есть плесень на поверхности планеты. Поэтому часто считаются злом. Тогда как культура всегда — благо. И развивается трудно.
25 сентября 2016.
У латышей особый менталитет..Латыши, не прошедши инородной интеграции, ленивы и привыкли к стадному мышлению. Я много лет переводил латышскую прозу, и все время поражался этим двум свойствам народного характера. Особенно поражала их привычка к убогому образу жизни. Почитайте Упита или Станкевича: в домах сельчан обычным делом были глинобитные полы, простые некрашеные столы, лавки, полки для посуды и прочего, простецкая одежда, дефицит интеллекта и… лень, отсутствие всякого желания улучшать свою жизнь. Сейчас это выражается в патологическом нежелании хоть что-то производить и делать, чтобы зарабатывать деньги на нужды своего народа. Привыкли к иждивенческому образу жизни. А если что, лучше будут воровать, лишь бы не работать. Все это тщательно камуфлируется, и именно поэтому латыши не любят всяких дискуссий по своему поводу.
28 сентября 2016.
Про лояльность, про запреты и демократию. Домбровский, когда кто–то предложил ему наложить временный запрет на повышение цен, сказал, что мы живем в демократическом обществе и никакие запреты поэтому не возможны. Сильный аргумент. Но почему мы его не вспоминаем, когда сумасбродит Шадурский, когда идиотничает Центр языка, когда речь идет о лояльности… Ведь всё это тоже – по части демократии и недопустимости любых запретов и ограничений.
***
О бизнесе. Тут всё не просто. Во-первых, „советский“ капиталист не совсем капиталист. Как все мы – он совок. Совок, пожелавший стать капиталистом. Во-вторых, у каждого „слоя“ общества – своя базовая мораль. Капиталист — да, на словах он патриот. Но оказавшись перед судьбоносным выбором – что ему дороже: его капитал или его родина – что он выберет? Почему-то Каргин из своих 150 000 000 долларов ни капли, скажем, на спасение медицины не пожертвовал. А Крысянский или как его? … Ну, ладно, хрен с ними. А как они жен своих любят, хорошо известно. Вспомните убийство пару лет назад Эллы Ивановой. Недаром в кодексе капиталиста — недоверие на первом месте. Мораль капиталиста далеко не мораль добродетельного человека. Я думаю, добродетельный человек не способен стать капиталистом по определению. Точно также бизнесмен по определения не может быть человеком честным. Бизнес без какой-нибудь подставы – не бизнес, а что-то другое. В бизнесе главное – обмануть. Кого угодно. Потому что в бизнесе все нацелено на чистую прибыль. А она потому и чистая, что никакими усилиями не обусловлена. Другое дело, что она – вот такая – ненаказуема по закону. Но по совести она всегда порочна, криминальна. Это деньги украденные. Просто украсть сегодня означает не то, что раньше. Раньше украсть значило ПРИСВОИТЬ ЧУЖОЕ. Сегодня украсть значит СОЗДАТЬ УСЛОВИЯ для того, чтобы присвоить чужое. Иными словами, чтобы чужое общепринятым, т. е. узаконенным способом перекочевало в твой карман, стало своим. Ну, и т. д. А в церковь они не только ходят, но и строят церкви. И многие занимаются благотворительностью. Потому что с совестью шутки плохи. Можно спятить, спиться, что здесь одно и то же. Так что мы просто глубоко не задумывались, что такое есть мораль капиталиста. Почитайте „Сагу о Форсайтах“ Голсуорси. Там многое сказано – и открыто, и между строк. Недаром роман отмечен Нобелевкой.
14 октября 2016.
Похоже, я, наконец-то, после долгого перерыва начинаю работать. Попросили мою пятнадцатилетней давности статью о Юрии Галиче для сборника об истории Покровского кладбища. Ее надо обновить. Понемногу ковыряюсь. Никак не мог найти ее. Пришлось перерыть весь архив. А это больше тысячи статей только с 90-х гг. (До того у меня есть список еще на тысячу с лишним статей.) Посмотрел — а ведь я когда-то хорошо писал! Может начать сначала? Что-нибудь злостно-хулиганское…
Я ведь целыми днями ничего не делаю! Убиваю время. С десяти до двух – компьютер в своей комнате: что-то прочитываю и играю в шахматы. Вчера выиграл у компа две партии.
После обеда сон тире медитация, в Ириной комнате. Там красивый каштан во все окно.
Слушаю радио. Оно получше телевидения. Совсем другая атмосфера, темы, интонация.
Если не радио, почитываю что-нибудь обще-образовательное. С семи часов в третьей комнате смотрю какой-нибудь боевик по телевизору. В десять — в постель, и до 12-ти читаю. Встаю в 8, и все сначала. Очень редко с кем-нибудь выхожу перед обедом погулять.
15 октября 2016.
Опять заговорили о переводе русских школ на латышский язык обучения. Но, стоп… а о том ли мы вообще говорим?
Минкульт, минобраз находятся в ведении националистов, поэтому любой министр оттуда будет против русского образования. Да и в образовании ли дело? Шадурскому поручено — кем-то! кем же? это любопытно,— уничтожить в Латвии вообще все предпосылки для существования прослойки образованных русских людей. Русские в Латвии должны быть никем, быдлом.
Поэтому надо говорить о большем (и это правда) – что Шадурскому поручено найти способы уничтожения в Латвии вообще слоя образованных людей. Евросоюз вернул Шадурского в Латвию, чтобы он тут создал предпосылки для превращения Латвии в полигон свободной торговли с толпой оболваненных им, Шадурским, НЕОБРАЗОВАННЫХ потребителей.
С другой стороны, русский человек про Шадурского и так всё прекрасно знает. Поэтому надо бы латышского избирателя убедить, что Шадурский ведет дело к всеобщему снижению образовательного ценза ВСЕГО населения Латвии. И это, в самом деле, так. Надо убедить латышей в том, что сегодня Шадурский говорит о проверках лояльности русских учителей, но ведь завтра он заговорит и о проверках лояльности латышских учителей.
И вообще — кто он такой этот Шадурский? Не исключено, что это наш завтрашний великий дуче. Так что… говорить только о русском образовании – это толочь воду в ступе. Нас тут наши лидеры – большие и маленькие – приучили, что говорить надо только о себе. Это местечковость. Свои проблемы надо отстаивать как общие. Тогда что-нибудь получится.
17 окт. 2016.
Письмо П. Тюрину.
Павел, здравствуй.
После нашей беседы о душе и прочем мне пришла в голову диковатая мысль, которая не дает покоя. О том, что глаза были даны природой человеку вовсе не для зрения. Зрение – побочная, верней, рабочая функция глаз. На самом деле это инструмент памяти, который помогает сознанию формировать понятия о внешней среде.
Смотри: глазные колбочки-палочки „печатают“ образы окружающего мира для того, чтобы -
1-е: запомнить их и сохранить в себе (это и есть память!);
2-е – одновременно трансформировать эти же образы в электроны, нейроны и пр. мельчайшие частицы и химические элементы, чтобы переплавить их в физиологические компоненты сознания.
А что такое сознание? Это ведь никакая не субстанция или что-то еще материальное. Это всего лишь действие, процесс нашего отношения (процесс химических реакций) к этим самым образам, разобранным на мельчайшие частицы и элементы.
Затем, используя то, что мы называем творческим процессом, эти мельчайшие частицы,- вероятно, какой–то волевой силой нашего отношения к ним,- комбинируются в некие пазлы и (sic!), вновь проходя через колбочки-палочки, обретают форму образов внешней реальности и складываются в некий (уже внешний) креатив. Т..е. в наши действия, проекты, продукты деятельности и художественные произведении.
Получается, что глаз не только или не столько видит внешний мир, сколько творит мир внутренний – мир сознания и памяти.
А сознание? Это то, что ты определяешь как „со знанием“ дела. Только знание тут есть та же (глазная) память. Сознание – это „игры“ (чего – души?) с памятью, которая и есть знание.
Как тебе эта мог реникса?
19 октября 2016.
Опять письмо.
Болтун ты, Павел. Вместе со своим Локхидом.
Ты говоришь странные вещи: „Отсюда можно сказать и так: сознание это ощущение собственного бытия в бытии.“ Как сознание может быть ощущением? Сознание креативно. Тем более, если считать его процессом. Процесс – это движение. А движение поступательно. Даже когда рак пятится назад.
Что касается Осознания (т. е. речь – о сознании) своего „бытия в бытии“ – можно, наверное, и так сказать. Но эта игра слов не добавляет ясности, а наоборот всё затуманивает. Да, бытие – это и существование, и окружающий нас мир. Так вот лучше так прямо и говорить о них, это точнее. Таким образом, Сознание – это понимание, как человек существует в окружающем его мире. Если иметь в виду участие и роль в этом процессе глазных колбочек–палочек, как шифровальщиков и дешифровальщиков видимой среды, то речь вообще должна идти только о ближайшем мире, а не о бытии в бытии. Логично? Ты же логик.
А вот относительно того, что ты пишешь: „И потому здесь можно только верить или не верить в бессмертие души.“ — почему только верить или не верить? Рожденный ползать, летать не может – так что ли? Но ведь „ Рик хотел проникнуть через поры своей души и побывать за ее пределами, чтобы оттуда увидеть себя целиком. И чтобы узнать — есть ли у души оборотная сторона“»!
Правда, про оборотную сторону души – я не понял. А в остальном, если отбросить церковную риторику про бессмертие души, в понятиях материального мира ученые как раз это сейчас и стараются сделать — узнать. Тут все зависит, как мы самих себя мыслим. Если представляем себе человека как совершенный венец природы, то мы вынуждены подчинить себя идеологии церковников и относиться к душе, как к чему-то мистическому и не познаваемому..
Но если рассматривать человека как ошибку природы и как продукт ее, природы, вырождения (скажем, как тупиковую ветвь одного из животных видов), а всё человечество в целом как непосильную ношу и обузу для планеты, их же – и эту планету и эту природу — уничтожающее, т. е. как результат природного сбоя, в результате которого человек способен путем своего креативного мышления создавать только неорганику, всякого рода мертвечину (потому как весь предметный мир его культуры – это неоргаиика и мертвечина), и если перестать считать человека венцом природы, иными словами не выделять человека из ряда других органических производных – таких, например, как растительность, животные, геологические ископаемые, которые, скорей всего тоже наделены мышлением (только другого рода) – тогда душа человека перестает быть вещью в себе гегелевского типа и может быть успешно познана. Человек просто должен захотеть выяснить, что такое душа и как она функционирует, выйдя из его тела после физической смерти. И кстати, выяснить, правомерно ли говорить о физической смерти, или смерть – это лишь понятие, обозначающее одно из состояний органики и ничего общего с церковной идеологией не имеет.
Для того, чтобы – я те6я цитирую: «проникнуть через поры своей души и побывать за ее пределами, чтобы оттуда увидеть себя целиком» (слишком уж поэтично сказано), иными словами, чтобы узнать, что такое душа в материальном представлении, надо опять же понять механику сознания (если мы считаем сознание процессом) и понять природу памяти. Возможно, что вначале для этого и надо выяснить роль в сознании и памяти глазных колбочек-палочек. И конкретно — даны ли глаза человеку для нашего, я бы сказал, потребительского, зрения – чтобы зреть, видеть окружающую нас среду и, наконец, читать (из-за чего человек утратил многие свои изначальные способности – третий глаз, передача мысли и пр.) или глаза первоначально выполняли гораздо меньше функций.
Понимать сознание как процесс (как способность оперировать памятью и своим отношением к окружающей среде), наверное, правильно, кроме всего прочего, еще и потому, что способности приобретаются, как и навыки. А ученые тоже недавно пришли к тому, что сознания нет у новорожденного младенца. Оно им именно приобретается на каком-то этапе развития (плода или организма уже после рождения). Вопрос — в каком виде приобретается? Есть предположение, что в виде энергии или газа, что одно и то же). И в этом же виде (или качестве) оно «удаляется» из тела в момент или после смерти. Что и считается некоторыми душой.
Об этом, кстати, я писал в «Мальчике на дельфине» (во 2 или 3 гл.) говоря о предназначении человека (и любой органики) на Земле. Дескать, всё живое на планете служит для переработки, т. е. для трансформации космической энергии. Эта энергия (ею может быть прана, космическая темная энергия, темная материя или что-то ещё) впитывается организмом новорожденного,- как воздух или вместе с воздухом,— обрабатывается на протяжении всей нашей жизни и, уже в новом качестве, выделяется после смерти, чтобы раствориться в воздухе и уйти туда, откуда пришла.
Возможно, это и есть душа, как называют ее церковники, или… сознание? субстанция, превращающаяся в сознание?.. Правда, в таком случае не хотелось бы сознание считать только лишь процессом. Тут должен быть (во всяком случае, предполагается) некий носитель этого процесса.
Во всяком случае, несомненным для нейропсихологов является сейчас то, что первоначально организм младенца не имеет «на вооружении» ни сознания, ни памяти. Как, кстати, и совести, их производного. Но совесть – это уже другая тема, хоть и сопричастная. Ни – языка!!! Это ведь тоже продукт сознания и памяти!.. И что еще неспроста – человек, умерев – или умирая? – их теряет.
Сознание, короче говоря, приходит извне. Оно ОДУХОТВОРЯЕТ ТЕЛО. (Точно также оно приходит и уходит при обмороке или при потере… того же сознания. Тогда человек обездушивается?) Только, очевидно, приходит всё-таки не конкретно сознание, как невесть что, а нечто его составляющее, образующее сознание.
Тут надо понять, как это всё работает, как это происходит. И здесь начинается самое невероятное, совершенно, казалось бы, гениальное, а на деле – простое.
Предполагается, что наш организм или тело (человека, младенца) – это всего лишь своего рода репродуктор. Как телевизор или радиоаппарат. Эти бытовые репродукторы получают электричество и соответствующие их строению теле- или радиоволны. Которые тут же, преобразованные их устройством, репродуцируются в краски, в изображения на экране, в речь и в звуки.
(Здесь хочется напомнить, что наши глазные колбочки-палочки похожим образом преобразуют краски и образы окружающего мира в мельчайшие элементы и химические реакции мозга. Затем, сознание творит обратный процесс, и с помощью тех же, хранящих полученную ранее информацию (содержимое памяти), колбочек-палочек создают, так сказать, художественный креатив – произведения нашей мыслительной деятельности).
То же самое происходит в человеческом организме. Он получает извне некую энергию, преобразуемую устройством нашего организма в сознание. Вопрос – какие компоненты составляют эту энергию?
В природе наличествует принцип двойственности, значит, в нашем случае этих компонентов тоже может быть два. Вопрос в том, какие это компоненты, что они собой представляют?
21 октября 2016.
Были сегодня у Иры. Боря молодец, убрал все листья. Совершенно неожиданно прилетел снегирь. Я никогда не видел снегирей. Ира рассказывала, что они серые с тускло красным круглым пятнышком на груди. По красному пятну я его и узнал. Птаха, ничего не боясь, скакала позади Бори, склевывая с земли что-то съедобное. Меня удивило, что не по дорожке – а только по крохотной убранной территории.
Я стоял на аллее в метре от деревянного креста. Его уберут, когда будут оформлять могилу. Снегирь, молча прыгавший след в след за Борей, неожиданно вспорхнул на верхушку креста. Уставился на меня и давай трясти крылами и звонко щебетать. Вроде отчитывать меня, что я ничем его не угощаю. Раскричался во всю Ивановскую. Даже неловко стало. Это продолжалось минуты полторы. Потом взмыл и, больше нигде не приземляясь, исчез. Ну и что это было?.. Я на кладбище птиц вообще никогда не видел.
30 октября 2016.
Ни один поход в кино не сопровождается тем волнением и предвкушением, как посещение театра. Искусство, чем оно совершенней, тем оно элитарней. В театр не каждого загонишь. А в кино толпа просто прёт. Может, кинематограф все-таки не искусство?
4 ногября 2016.
Из письма Вике из книжного магазина.
Что я читаю? Домучиваю роман Мердок «Море,море.» У меня появилась какая –то новая способность — различать, которая книга написана от души, на энергетике, и которая вымучена, написана просто потому, что надо писать.
«Море, море» — книга вымученная, вялая.
А вообще для меня сейчас любопытное событие – сериал «Таинственная страсть». Смотрю с огромным интересом, хотя многое в нем раздражает. И прежде всего почти реальный Аксенов-старик. Вообще, я ницшеанец. Как и Ницше, терпеть не могу, когда к прошлому и тем более к далекой истории относятся с оценками сегодняшнего дня. На прошлое надо смотреть с теплой улыбкой. Можно с сожалением, но лучше с умилением.
Ведь что такое счастье? Это всё хорошее, что с человеком случилось — раньше. О прошлом надо говорить — только хорошо или никак. Как мы говорим, например, о забытом чёрно-белом кино. Вы смотрите старые чёрно-белые фильмы, хоть и привыкли к цветному кино, но никогда не сожалеете, что оно черно-белое. Наоборот, это даже немного умиляет.
Сегодня в «Вестях Сегодня» была статья на целую страницу о «Чёртовых качелях».Интересно, станут ли книгу теперь больше покупать?
11 ноября 2016.
Посмотрел весь телесериал «Таинственная страсть». Поскольку я сам шестидесятник и во всем этом тогда буквально купался, то, конечно, фильм смотрел с большим интересом. Он очень отличается от книги (а книга, между прочим, [речь о первом сокращенном издании] невероятно слабая, как будто написана во хмелю). Тем не менее, первые серии мне даже нравились. И это не смотря на то, что в фильме много просто вранья и преувеличений. Режиссеру важно было сделать наше прошлое.если не пугающим, то отталкивающим. Но хорош молодой Аксенов (гадок – старый; впрочем, Аксенов всегда был говнюк). Великолепна Ахмадулина, точен Евтушенко. Очень хорошо сделана вся женская часть. И главное — это, действиттельно, 60 -е годы.
Нет, можно сказать, фильм мне понравился. За исключением последней серии, совковой до невозможности. Точно также в советское время совок относился с осуждением всего западного. Теперешний совок чернит советское прошлое и, как свинья в грязной луже, купается в нашей либерал-демократической жизни.
Киносериал «Таинственная страсть», как бы к нему ни относились,— это выдающееся, эпохальное событие. Так фильм будет оценен через какое-то время Он хорошо снят, блестяще подобраны актеры. Он нужен. А что о фильме пишут в фейсбуке, я себе представляю. Но надо помнить, что такое фейсбук. Это прибежище гомосексуалистов — со всеми их лайками и прочей ерундой. Это детище «голубой культуры». Он создан гомосексуалистами, чтобы привлечь и обратить в свою веру и в свою эстетику нынешнюю молодежь и чтобы дать себя проявить огромной армии латентных гомосексуалистов. Тогда как во второй или в третьей серии фильма — кажется, там, где речь о идет о фестивале,— недвусмысленно прозвучало, что шестидесятникам была чужда «голубая культура». Кстати, это одна из причин, почему в фильме плох старик Аксенов и никуда не годится последняя серия. Вот нынешний Гладилин со своей позицией, хоть и остался жить в Париже, резко и выгодно отличается от позднего Аксенова.
Мы Аксенова в свое время просто переоценили, дали ему фору. Настоящей ценностью тогда были, во-первых, Окуджава — как прозаик и поэт. Во-вторых, Ахмадулина — высокий уровень. Плюс ее второй муж Нагибин (очень хороший рассказчик). И, в-третьих, Евтушенко-поэт; только, сдается мне, пройдет время и он перестанет быть интересен. Он уже пережил свою славу.
У Аксенова – сейчас это особенно бросается в глаза — очень много слабых книг. При его жизни все были ослеплены его имиджем. Не даром в романе «Таинственная страсть» он выставляет себя секс-символом эпохи. По сути это так и не дозревший, очень небрежный и самовлюбленный писатель. Его «сделала» среда, в которой он вращался (и парочка скандалов). У москвичей вообще принято нахваливать друг друга (как и затаптывать недругов). Так, например, до сих пор никто не осмелился громко сказать, что Евтушенко-прозаик — просто графоман. А ведь это так!
28 ноября 2016.
Дочитал я повесть Аксенова «Пора, мой друг, пора». Это просто хемингуэевщина. И вообще я только лишний раз убедился, что он писатель никакой. Так что правильно я написал в своей статье:
«В последнее время в связи с сериалом „Таинственная страсть“ вновь вспомнили Аксенова. Может быть, стоит рассказать о нем немного иначе, чем раньше, без придыхания. Сегодня мы критичней смотрим на его наследие. Во многом он не оправдал надежд. Мы преувеличивали значимость его как прозаика. Дали ему фору, ожидая больших литературных свершений. Но этого не произошло. Со временем, возможно, будет считаться, что ничего серьезного и значительного, кроме „Московской саги“ и „Таинственной страсти“, он не написал. Так бывает, что при жизни писателя ценят за одно, а потом — совсем за другое. Порукой этому, верней, предсказанием нашего будущего мнения об Аксенове служит то, что из всего написанного им, только по этим двум романам были сняты большие телесериалы»
Вот, я уже сам себя цитирую. Тем не менее, нельзя не признать, что в свое время Аксенов был литературным событием. Но, к сожалению, не художественным, а скорей — политическим. Недаром он потом стал флагом антисоветских диссидентов. Но как писатель Аксенов до конца так и не состоялся, я думаю, по причине недостатка образования.
Дело в том, что послевоенные поколения советских писателей вообще отличались своей дремучестью. Потому власти так держались за Литературный институт, и чуть что старались каждого неофита определить туда учиться. Почему этого нельзя сказать о довоенных писателях? Потому что их было меньше, и большинство из них были евреями. По части интеллекта та пледа была сильнее. И в их окружении начинающие писатели тоже вынуждены были "тянуться « к гуманитарным знаниям. Кроме того, сильна была заложенная еще Горьким традиция развития культуры. К Горькому, как прозаику, можно относиться по всякому, но деятель он был великий. Без него русская художественная культура имела бы совершенно другой градус.
В воскресение по радио опять читали „Пульс“ Барнса. Всё же он — устрица, в раковине. Крайнее проявление западного бюргерского, мещанского индивидуализма. Если бы Барнса не было, литература ничего не потеряла бы.
***
Чем больше человек осуждает историю, тем больше у него самого рыльце в пушку. (Как у Хрущева, он был пострашней Сталина). Потому я против такого отношения к истории, какое насадили у нас в конце 80-х русские либералы, как правило нерусского происхождения. Я предлагаю весь негатив забыть. О прошлом судить либо хорошо, либо никак. Сам я к истории отношусь, как греки к греческой мифологии. Прошлое надо любить. Тогда оно не аукнется.
30 ноября 2016.
На днях по радио услышал очередной перл. Говорили о миллионерах и патриотизме. О том, что надо патриотично относиться к своим миллионерам. Ими надо гордиться — их умом, их хваткой. Говорили о том, что вообще бизнесменам живется нелегко, особенно у нас, в Латвии, где вводятся драконовские налоги и создаются нелегкие условия для выживания бизнеса.
Значит, бизнес у нас выживает? Зарабатывая миллионы!!! В передаче называлась фантастическая прибыль Латвэнерго – почти 100 000 000 евро, и доходы какого–то местного латыша-миллионера, сколотившего себе за короткий срок еще больше — 150 000 000 евро. Как и на чём – почему-то сказано не было. Упор делался на том, что благодаря своему уму этот бизнесмен теперь красуется чуть ли ни на первом месте в списке миллионеров „Форбса“. И что им – надо гордиться.
Полчаса на все лады в эфире превозносились таланты этого миллионера – он и деньги заработал, и бизнес (какой-то там, не знаю уж какой) поднял на должную высоту, и налоги платит… Короче, большая умница — мы, если считаем себя патриотами, должны его уважать, холить, и вообще равняться на это „достояние республики“.
Об одном не было сказано ни слова: откуда взялись эти полторы сотни миллионов прибыли?
Ведь не напечатал же наш миллионщик эти деньги. И с неба они ему тоже не упали. Следовательно, каким-то хитроумным образом человек – в виде чистой прибыли — изъял эту гигантскую сумму денег из общего денежного достояния республики и положил на свой единоличный счет. С миру по нитке, так сказать. Благодаря его бизнесу, полтора миллиона населения страны лишилось 150 000 000 своих кровных в пользу какого-то – шибко умного, талантливого, смекалистого деятеля. У меня настолько ум помрачился, что я даже сосчитать не могу, сколько же в среднем денег он, по сути дела, за здорово живешь, хапнул у каждого жителя страны.
Так вот хочу спросить, что он, этот миллионщик, сделал такого необыкновенного, что мы должны им гордиться?.. Кстати, тут недавно наша медицина нуждалась для нормальной деятельности в сорока миллионах евро. Мог бы этот миллионщик, действительно, стать героем, пожертвовав круглую сумму на медицину. Но ничего подобного не случилось. А ведь если вдуматься, не сконцентрируй он, каким-то образом в одних руках столь крупную сумму денег, может быть, наша медицина и не осталась бы без необходимых ей сорока миллионов?
Хочу спросить: есть такое понятие – общественная польза; может быть, наш миллионщик совершил что-то другое, общественно полезное, положив себе на счет 150 000 000 евро? Кроме, разумеется, того, что он заплатил налоги. (Но, сколько я понимаю, заработай эти 150 000 000 не один он, а, скажем, в общей сумме 150 тысяч человек, налог в пользу государства был бы с этих 150 000 000 тот же). Нет, мы никакой общественной пользы от того, что в обществе нарисовался еще один миллионщик, не наблюдаем. Даже наоборот, так как эти деньги он не напечатал и с неба они ему не свалились, значит, он, аккумулировав их, не прибавил, а как-раз напротив — изъял из общего денежного достояния республики. Принеся т.о. убыль всему денежному достоянию республики. Так почему им надо гордиться?
Только не говорите, что он эти деньги заработал. Иначе придется нам обращаться к значению таких слов, как „работа“, „работать“, „заработок“, „зарабатывать“ и вообще к давно вычеркнутому из общественно-политического лексикона слова „труд“. Кстати, тут становится понятно, почему это слово „труд“ стало неугодным. Потому что, пользуясь им, стало невозможным внятно и понятно объяснить, отчего у нас трудовые доходы так несуразно малы, тогда как нетрудовые доходы так несуразно велики. 150-миллионную прибыль нашего миллионщика я в трудовые доходы (иными словами — требующие сообразно большие затраты труда) зачислить не могу.
Вообще, у нас всё перевернуто с ног на голову. Человек – в некотором смысле — обобрал население страны, а мы из-за этого должны им гордиться. Как было сказано, медицина этой страны нуждается в вполне конкретной сумме денег, тогда как один единственный ее насельник (может, даже не гражданин) буквально купается в деньгах, как в шампанском, по сумме, почти в четыре раза больше той, что не хватает медицине.
Или, например, по тому же радио сообщили, что где-то у нас повысились закупочные цены на молоко, в результате чего крестьянам будет житься лучше, и мы, почти всё население страны, должны этому радоваться – несмотря на то, что в связи с этим чуть ли ни на 30% повысятся – для нас, покупателей! – розничные цены на молочные продукты.
Или – вот чего я тоже не могу понять: всю жизнь нам вбивали в голову, что потреблять алкоголь надо в меньших количествах, иначе народ постепенно спивается, и вдруг читаю в газете: какой кошмар, винно-водочный бизнес несет убытки оттого, что у нас пить стали меньше. Это преподносится как негатив. С каких пор сокращение потребления алкоголя стало негативом?..
Таких несуразностей в нашей жизни тысячи. Впрочем… многое проясняет в этих вопросах новая философско-социологическая концепция трансгуманизма – новая концепция о постчеловеческом обществе, набирающая силу на Западе.
Постулирует она следующее. „Если раньше было гуманистическое понимание человека, в котором человек является вершиной, существом совершенным, то новая концепция исходит из того, что он является несовершенным существом, которое необходимо радикально изменить, трансформировать на биологическом и на психофизическом уровне. Эта концепция называется трансгуманизмом“. (Подробнее об этом см. в статье В Ряшина „Поколение одной кнопки“ // Лит. газ., 2016, 16—22 нояб., № 45, с 19).
(Для признания этого и понадобилась 25-летняя кампания мирового охвата по дегуманизации и дебилизации — в том числе и в первую очередь всего постсоветского общества).
Дальше всё еще круче и понятнее: „Создается общество двух разрядов: элита, т. е.избранные, и другая часть общества – люди, над которыми можно производить эксперименты в силу того, что человек превращается в биологический объект. Некоторые этих людей уже называют — „люди одной кнопки“. Т.е. новым подвидом человека – „человек служебный“. Мы можем делать из него нечто новое, можем создавать постчеловека – человека генетически модифицированного…“ Ну, и т. д.
Так что опять, оказывается, ничто не ново на земле. То, что нас хотят заставить уважать наших и не наших супермиллионеров – это всего лишь трансформация нашего сознания на психофизическом уровне. Трансгуманизация рядового человека.
***
Да, бизнесу всё по-фигу. И так будет до тех пор, пока не начнут обкладывать чистую прибыль 90-процентным налогом. Рано или поздно человечество к этому придет.
4 декабря 2016.
О высших духовных ценностях человека.
Нравственность или мораль – это абсолютный критерий, с помощью которого регулируются взаимоотношения людей. Нравственные ценности являются высшими, так как они универсальны для различных обществ и социальных групп. Это те принципы, которые стоят выше всего остального, и по которым выверяют поступки в сложных или спорных ситуациях люди, руководствующиеся в повседневной жизни самыми разными шкалами мер и оценок. Основополагающий принцип морали: ”Относись к другому так, как хочешь, чтобы относились к тебе”. Высшие нравственные ценности уравнивают людей в правах и становятся мерилом для всех и каждого. Нравственность – это внутренняя установка человека, побуждающая его к этичному поведению. Высшие нравственные ценности играют большую роль в жизни человека. В их число входят: человеколюбие, справедливость, честь, совесть, воля, личное достоинство, вера в добро, стремление к исполнению нравственного долга перед самим собой, своей семьей и своим Отечеством. Я сюда добавил бы красоту, честность, преданность, любовь.
5 декабря 2016.
Разум – понятие производное от сознания и памяти.
В мире, как известно, царит принцип двойственности. Любой организм,- и ученые считают, что наш тоже,- всего лишь репродуктор.
Как радио и телевизор, принимая ток (электричество) и волновой сигнал, образуют картинку или звук, так и наш организм, получая два компонента (условно назовем их привычно – сознанием и памятью), перерабатывает их в то, что мы считаем разумом.
Помимо этого, тот же родившийся организм,- будь то дерево, человек или насекомое,— как кислород, впитывает (скажем, вдыхает) существующую в атмосфере некую энергию. Возможно, эта энергия нуждается в переработке. Можно предположить, что человеческий организм так сложно создан именно для того, чтобы посредством разума перерабатывать эту энергию, т. е. придавать ей определенное новое качество. Зарядившись этим качеством, обогащенная энергия в виде т. н. „души человека“ освобождается от тела и возвращается назад в атмосферу, чтобы затем присоединиться к некой космической энергии. Недаром говорят – потерял сознание или душа ушла в пятки и т. д.
Но тут возникает другой вопрос. Предположим, речь идет о душе. Так вот — каждое ли тело отпускает „душу“? Верней, в каждом ли из нас сознание совершенствуется настолько, чтобы обрести форму „души“?
И как она себя ведет потом? Прежде чем уйти из атмосферы, она, действительно, по законам физики должна распылиться или раствориться в окружающем пространстве (в зависимости от того, какова ее природа – это газ? или тепло? или более тонкая материя? энергетический или информационный сгусток?)
Поэтому наше „сознание“ (сознание близких умершему человеку людей) еще как минимум полгода чувствуют присутствие его „души“. Вероятно, эта энергия в рассеянном виде длительное время присутствует повсюду, и вокруг близких ему людей тоже. На каком-то уровне между ними постоянно происходит контакт. Наша память ведь тоже материальна — возможно, контакт этот происходит в „поле“ памяти. Степень растворения или распыления может быть разной, а процесс „выхода“ из тела – длительным. Потому, возможно, и возникают такие зрительные феномены как призраки или „столбы света“ над могилами. Это та энергия, которая не успела или из-за низкого качества так и не сумела рассеяться в окружающем пространстве.
11 декабря 2016.
Я живу как рыба в аквариуме. От одной стенки к другой, одни и те же маневры. Никого не вижу, не в кого даже влюбиться. Одно удовольствие – позлить чем-нибудь умников в Имхоклубе.
Читаю мало, только после 22-х, в постели, и до 12-ти ночи. Днем, после обеда появилось новое занятие. Я всё удивлялся, что Ира много слушает радио (читать их-за глаз она почти не могла). А тут на ее тахте всегда лежит маленький радиоприемник. Ну, я 20 минут посплю, и, поскольку мне надо чаще просто полежать. включаю радио и в полудреме что-нибудь слушаю. И что вы думаете, оказывается, по Радио-4 идут каждый день прекрасные передачи. Я уже давно заметил, что радиопередачи принципиально отличаются от ТВ. Другая манера говорить, другие интонации, лучше язык, лучше вкус, почти нет пошлости. И что вообще странно, другая информация — о другом говорят. Еще что интересно — слушая радио, можно размышлять о том, что тебе говорят. А телевизор мозг парализует, как кобра. И главное, нет этих ужасных кинофильмов. И песенные номера какие-то другие.
Я с удовольствием слушаю радио. А сидя за компьютером, параллельно включаю старые русские романсы или музыку Шопена, Моцарта.
14 декабря 2016.
Нацобъединение сейчас носится с идеей национального государства. Но всё, что касается национальности — это архаика, вчерашний день, пережиток ХХ века. Терпеть не могу, когда говорят о национальностях. Для меня это такая же гадость, как антисемитизм для еврея. Нет национальных проблем, есть этнические. А это — другое. Я русский — человек, хотя в крови у меня есть струя латышская, польская, даже французская, и,— ха-ха-ха,— совсем нет русской. Но я — русский человек! Так вот, идее национального государства я предлагаю противопоставить идею Латышского мира. Латвия — государство национальное, если кому-то нравится — даже нацистское. Это верно. То, что сделано, то сделано. Но как страна — Латвия мультикультурна. В её основе — Латышский мир, КУЛЬТУРНО включающий в себя латышей, русских, евреев, поляков, белорусов, украинцев, армян. Т.е. всех, кто ЛОЯЛЕН не к латышскому государству, а к латышской культуре и, как к основе этой культуры, к латышскому языку. Мы принадлежим к Русскому миру, но одновременно включены и в Латышский мир. Территория, почва, ландшафт Латвии оказывают на нас сильное влияние. И только в этом мы интегрированы в… Латышский мир. Давно и надёжно. Никакой другой интеграции нет и быть не может. Впрочем, это уже разговор другой. Он, кстати, касается двух латышских культур — городской и сельской.
2 января 2017.
О природе поэтического чтения.
Манера Смехова читать стихи мне нравится тем, как он выявляет смыслы. Часто такие, о каких даже „не пел поэт“.
Поэт – он ведь что делает? Скачет на своем коньке-горбунке, размахивает шашечкой, и песенку поет. Свою личную песенку-мелодию.
Смыслы он не придумывает – они рождаются вокруг. Они рождаются в вихре этой скачки, от каждого взмаха его шашки, как музыка в огромном оркестре. Поэт их тоже слышит, но не печатает, а только слышит, часто еще вполуха.
Когда поэт монотонно читает свои стихи, он не пробуждает эти смыслы. Он их только транслирует нам из окружающего пространства. Он транслятор, а складываются эти смыслы в образы и краски в зависимости от полифонии нашего собственного мышления (от количества того, что мы иногда называем струнами в нашей душе) — из атмосферы языка, из звуков, из интонаций и ассоциаций. Самому ему нет до них дела, Смехов лепит форму смыслов и чеканит их, чеканит, чтобы услышали все. И, конечно, он выпирает себя на первый план. Но это потому, что чтец – тоже художник, он артист, интерпретатор. Артист создает ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ради которого поэт написал свои стихи, но сам еще недосоздал цельного, законченного впечатления, потому что вычленить смыслы, проявить и воспринять их – это уже дело самого читателя. В силу его читательского понимания, умения читать стихи.
Так вот Смехов ломает монотон и превращает его в ВПЕЧАТЛЕНИЯ. Послушайте, как Смехов читает Маяковского. Я очень люблю Маяковского, но читая, я только СЛЫШАЛ его стихи, а смыслы, в них содержащиеся, лишь угадывал. Наверное, потому, что я читать стихи не умею.
Смехов поднимает читателя выше наших убогих „струн души“. Он стихи превращает в поэзию. Потому что стихи (в авторской интерпретации) — это еще не поэзия, а только стихи. Поэзия – это стихи в совокупности с литературным пространством, которое, в частности, и выстраивает своим чтением Смехов.
10 января 2017.
Что бы там ни говорили, литература для меня что-то святое и высокое. Во всяком случае – не для пустого времяпрепровождения.
По-моему, литература бывает трех степеней. Во-первых, как акт самовыражения, Это пока написанное автором — в том виде, что раньше воплощала собой рукопись. То есть литературный художественный текст до „типографского станка“. Или другими словами — до момента его тиражирования.
Потом, уже в книжном формате, это апробированный профессионалами текст, в котором художественными средствами решаются какие-то общественно важные задачи. Вот эта функция и делает художественный текст литературой.
Если художественный текст никакого общественно важного значения не представляет и просто сюжетно или фабульно интересен, т. е. увлекательно читается, это беллетристика. Но если он к тому же не является художественным текстом и лишен выразительности образной, стилевой и пр., то это уже макулатура. Вот на грани беллетристики и макулатуры балансирует, например, Конан Дойль. А Жюль Верн, благодаря своему мощному просветительскому и воспитательному потенциалу,— это супер качественная приключенческая литература. Кстати, каждым новым романом Верна, когда они создавались, зачитывались преимущественно взрослые читатели. Интересный феномен. Диккенс тоже при жизни был в статусе беллетриста для кухарок. И Достоевский, кстати, тоже..
Ну и третья степень литературной значимости или третий уровень литературного качества — он определяется обычно количеством переизданий — это апробированная временем книга, способная выполнять терапевтические или свои первичные сакральные функции (почему, собственно, рукописи всегда и тиражировались).
Это когда текст настолько совершенен художественно, что способен гармонизировать душевное состояние читателя и примирять его с окружающей средой, в частности — с природой. Сюда относится и поэзия. Поэзия, надо сказать, даже в первую очередь. Потому что, чем выше художественные особенности текста, лучше сказать — книги, тем она считается поэтичнее написанной. И тут уже работает не по отдельности язык, стиль или образность, идейность, а всё вместе взятое. Я это называю художественной атмосферой.
12 января 2017.
Поражаюсь, насколько все боятся теории заговора. Как будто это какое-то чудище. А ведь разберись мы в этой теории, наверное. многого можно было бы избежать или по крайней мере предусмотреть. Дело ведь в том, что весь ХХ1 век мы живем в атмосфере заговоров, предательства и политической шизофрении. На Западе даже появилось новое слово – послеправда. Это когда по сговору лидеров ЕС и США правда искажается до ее полной противоположности и уже эта „постправда“ цинично провозглашается настоящей, отборной правдой. А кто против нее, как, например, наш депутат в ЕС от Партии зеленых и крестьян, тот предается огульному остракизму. Разве это не заговор? Причем, как ни наесть, именно мирового масштаба. А предварительный (накануне выборов!!!) сговор правящих у нас партий не сотрудничать после выборов с оппозицией – это разве не заговор? Или, по-вашему, это такое невинное трудовое соглашение? Нет, это чистой воды заговор, который вообще-то должен был бы быть уголовно наказуем, потому что ставит под сомнение легитимность ожидаемых выборов. Это провокация, саботаж, потому как после публичного сообщения об этом политическом сговоре в СМИ ходить на выборы просто незачем. Заговорщики предупредили избирателей, что они, т. е. правящая элита, при любом результате избирательной кампании, останутся при своем и сотрудничать с неугодными ей партиями не будут. Другими словами, заговоры сегодня везде и отрицать их наличие в сегодняшней политике могут только упертые ослы. Не понятно лишь одно – чего ради они отрицают наличие заговоров? Хотя, что это я, ответ ясен: отрицали и отрицают наличие заговоров всегда именно сами заговорщики.
15 января 2017.
Вы разницу между бизнесменом и предпринимателем знаете? Бизнесмена надо душить налогами на корню. Как сорняк дустом. Предпринимателю наоборот надо давать любые налоговые послабления, лишь бы он развивал свое дело. Предприниматель предан своему делу, предприятию, хорошо знает его и вкладывает в его развитие все свои доходы и сбережения. Чистая прибыль для него – не самоцель, а средство для развития дела.
Бизнесмену на дело наплевать. Сегодня он вкладывает деньги в строительство, а завтра торгует селедкой на рынке, если это приносит ему бОльшую прибыль. Его задача: вложиться по минимуму, а заработать по максимуму. По натуре он – вор. Яркий пример тому – наши банки. Банки, например, за истекший год выкачали из страны 40 с лишним млн. денег. (Это как раз та сумма, которая требуется сегодня медицине для нормального здравоохранения). Банки произвели что-нибудь? Нет. Просто узаконенными властью способами, за здорово живешь, очистили на 40 млн наши карманы. Обворовали население. Потому как воровать сегодня означает не кошельки у бабушек в трамвае из сумок вытаскивать, а создавать такие условия, чтобы бабушки сами приносили и добровольно отдавали банкам деньги из своих кошельков. Это и есть бизнес — умение присваивать чужие деньги.
Предприниматель держит магазинчик и повышением цен не злоупотребляет. Важнее чистой прибыли для него, чтобы к нему шел постоянный покупатель его товаров. А бизнесмен строит супермаркет, уничтожая заодно мелкие магазины, чтобы побыстрее начать взвинчивать цены. И жульничает с ценами, чтоб только поиметь побольше денег с покупателя.
20 января 2017.
О нацпринадлежности. Только европейцы,— французы, латыши, эстонцы — и национально озабоченные евреи все еще болезненно держатся за свою национальность. Это пережиток прошлого века. В развитых странах давно уже социумную принадлежность определяет не национальность, а психофизика. Или такие внешние ее проявления как исповедуемая культура и родной язык. Культура формирует нашу психофизику посредством традиций, нравов и культурных ценностей, а язык – всем своем речевым аппаратом. Но поскольку сейчас всё больше усиливается оболванивание толпы и стерилизация культуры, то, очевидно, совсем скоро этно-культурную принадлежность человека и, значит, социумную тоже будет определять только язык. И уже не родной, а язык общения.
Март 2017.
На Западе крепнут антипотребительские настроения. Они нацелены против свободного рынка и доминирующего в западном обществе бизнеса. Мы здесь в Латвии живем как в захолустье. Для нас бизнес по-прежнему – священная корова. Или я не прав и, может быть, здесь тоже широкая общественность меняет свое отношение к бизнесу, к свободному рынку и к потребительской психологии в целом?
Как взаимосвязаны бизнес и потребительская психология?
Я помню, лет двадцать пять назад,- вначале 90-х,- бизнес в Латвии стал требовать для себя преференций. Чуть позже тот же бизнес захотел, чтобы в Латвии узаконили взятки — в качестве обычной деловой сделки. Сегодня бизнес вдруг стал себе требовать отдельные, специализированные тюрьмы (за плату, конечно же! Чем не взятка?). Чувствуете, какой тернистый путь у этого „святоши“?
Бизнес в моем представлении – это прямо какое-то зловеще невинное явление. Кому-то он представляется невинным ягненком, для меня лично – зловещим преступником. Это (заметьте, ведь никто еще не требовал себе отдельных тюрем) – это сколько же потенциальных преступников должно быть среди бизнесменов, если им потребовались не отдельные камеры или спецотделения в местах заключения, а прямо таки целые тюрьмы!
3 марта 2017.
Из письма.
Вика, меня не интересует современная западная жизнь. Не интересны мне их мелочные проблемки — не мои это интересы и ценности не мои. Не смотрю я западные кинофильмы с их правами человека, где права эти важнее, чем сам человек. И роскошное убожество их квартир и особняков мне тоже противно — с их люстрами аля-ренесанс. Всё это „аля“ не по мне. Посмотрел я „Молодого папу“. Да, красиво, ну и что? О чем фильм?
Видите ли, с женщинами в Ватикане спать грешно, а вот с мужчинами – это не прелюбодеяние. Да пусть они спят хоть с павлинами. Это ИХ проблемы. Не мои. Но самое главное — сегодня нет на Западе ни настоящего кино, ни литературы. Ничего там нет. Одно барнсинианство. Увольте.
11 марта 2017
Может ли современный человек изжить в себе гордыню? Что значит — современный человек? Например, я себя считаю несовременным человеком. Современный человек толерантен, любит себя и деньги. Ни во что не ставит жизнь другого человека. Это часто бизнесмен, для которого интересна прежде всего чистая прибыль. А она не оправдана никакими его затратами. Только желанием поиметь чужие деньги. Это тоже результат гордыни? Значит, бизнес — это облекаемая в деньги гордыня? Бизнесмен может изжить в себе гордыню? Если может, останется ли он бизнесменом? А если, нет, значит, занятие бизнесом — тот же смертный грех?
12 марта 2017.
День отлета. Прощай. Погода благоприятствует, словно улыбнулась. Год прошел, и что-то кончилось. Это хорошо. И плохо. Пора искать камень для памятника.
15 марта 2017.
Странно, почему-то в Википедии нет слова „скриптомания“. А ведь это распространенная вещь. Скриптомания — это мания писательства, страсть всёзаписывания. Почти графомания.У Дмитрия Быкова — это уверенность в том, что всё, что сочиняется, важно для человечества. У Солженицина это началось наоборот с того, что в лагере он переписывал статьи из Лит. энциклопедии. Потом — „Архипелаг Гулаг“ и историческая эпопея „Красное колесо“. У Набокова — поздняя скриптомания: бездарный роман „Смотри на арлекинов“. У многих скриптомания выражается в дневникописании. Как, например, сейчас у меня. Это сильно завышенная потребность в самовыражении. Если утрировать, то западная беллетристика, когда к тому нет никакого социального побуждения — тоже скриптомания. Вот бездарные книги Барнса, например.
20 марта 2017.
Старый вопрос: „кто он — человек и для чего необходимо человечество?“ На этот счет есть очень популярная сегодня версия, что некие инопланетяне создали биоробот в виде человека для добычи золота на Земле. Но есть и другая версия. Здесь я сперва расскажу свою любимую притчу о печке. Печка думает, что она создана для сжигания (sic: т. е. для потребления) дров, тогда как на самом деле (и она об этом даже не подозревает!) печка существует для того, чтобы, сжигая дрова, выделять энергию, тепло, обогревающее — вне себя — окружающую среду. Т.е. неведомое печке (запечечное) пространство. Так же и с человеком: возможно, он создан — и не только он, но и вся органика,- исключительно для того, чтобы „впитывая“ внеземную прану, т. е. примитивную, однородную космическую энергию, перерабатывать ее, пропуская через свою сенсорику и тем самым совершенствать, придавая ей новое качество. А затем отправлять,— улучшенную, утонченную – обратно в космос. Здесь, кстати, прямая связь с „душой“ человека, или по другой гипотезе — с его сознанием, отделяющемся от умершего тела и отправляющемся в некие выси.
Здесь я невольно вспоминаю о бизнесе. А именно о бизнесменах, которые, как печка, тоже „мыслят“ уж очень потребительски и существуют исключительно для своей выгоды. Весьма ограниченно и примитивно. Не случайно американские ученые (ох уж эти ученые!) пришли к заключению, что в бизнесмены идут люди двух категорий — либо интеллектуальные никчемности, т. е. неудачники (и здесь, в бизнесе они считают, что их, наконец-то, постигла удача), либо люди-хитрецы, склонные к авантюре и более того — к жульничеству, мошенничеству. Этот род человечества, сегодня необычайно разросшийся, лишен способности выполнять свое человеческое предназначение в природе. Он – балласт, сорняк.
Пробка, образовавшаяся в процессе переработки космической энергии, и потому сильно этот процесс тормозящая.
***
Разберемся в понятиях. Бизнесмен и — предприниматель + делец + коммерсант — это разные вещи. Бизнес заинтересован, чтобы эти две категории понятий перемешать. Но согласитесь — тот, кто делает дело, и тот, кто делает деньги — не одно и то же. Банкир, например, это вообще диагноз. А, скажем, владельцы супермаркетов Рими, Максимы, перебивающие цены, ворующие в весе, дурящие покупателя на рекламе — и всё для того, чтобы побольше сорвать денег, это с одной стороны. И владелец небольшой лавки, ставшей делом его жизни, с другой стороны. Они не сопоставимы. Первый — вор, бизнесмен, работающий ради увеличения чистой приблыли, т. е. грабитель; второй — предприниматель. Да, второй тоже рад побольше заработать, но и рад, чтобы у него был свой, постоянный покупатель. Бизнесмен в будущем будет зашельмован, а предприниматель — возвеличен. Наши полуобразованные люди, которые рады и горды называть себя бизнесменами, должны понять, что абсолютных синонимов ни в каком языке не бывает.
Бизнесмен – это современный вор, потому что занимается он тем, что создает условия, чтобы обворовать клиента, покупателя и т. д. Надо, чтобы люди различали эти нюансы, а не тупо утверждали, что бизнесмен и предприниматель — одно и то же. Предпринимательство существует тысячелетия — с тех пор, как придумали деньги в качестве средства для купли-продажи товаров. Бизнес возник не так уж давно — когда жулики стали утверждать, что деньги тоже товар. Им это понадобилось, чтобы скрыть свои воровские интересы…
22 марта 2017.
Надо пресечь практику, когда, предположим, за одинаковые затраты умственной деятельности я, например, как журналист, за статью в газете получаю 15 евро (и это считается сейчас не так уж мало), а кто-то, скажем, в торговом бизнесе (за те же умственные усилия) получает в сто раз больше. Или скажем, учитель, обучая детей бизнесмена, получает N-зарплату, а бизнесмен этот, вообще даже не владеющий теми знаниями, каким обучает его детей учитель, получает в десять раз больше. Я за справедливость и честность во всем. А о какой бизнес-честности и справедливости может идти речь, если — давайте вспомним: лет двадцать пять назад,- в начале 90-х,- бизнес в Латвии стал требовать для себя преференций. Дескать, ему нужны нужны привилегии!..
Бизнес в моем представлении – это прямо какое-то зловещее явление. Кому-то он представляется невинным ягненком, для меня лично – зловещим преступником.
***
Я исхожу из того, что в обществе не должно быть богатеев-миллионщиков. Только в таком случае не будет и бедных. Богач-миллионщик при любых условиях воспринимается мною как явление негативное, настораживающее и подозрительное. Пугающее и опасное. Общество должно научиться ограждать себя от излишне-богатых людей и уметь избавляться от них. Это может стать публичным гарантом благополучной жизни и духовного развития человека. Благополучный (не нуждающийся) и духовно развитый человек в любых обстоятельствах предпочтительней и надежней человека чрезмерно богатого.
Чрезмерное богатство, каким бы образом оно ни было нажито – не важно, путем экономических преступлений или вроде бы невинными, хитроумными уловками – всегда олицетворяет одностороннюю выгоду и чье-то обнищание. Поэтому оно должно быть уголовно наказуемым или, если юридических оснований для этого найти не удается, преданным остракизму.
Богатеев, если физиологически они не в силах отказаться от обогащения, если это составляет их планиду и единственный смысл жизни, можно и даже нужно использовать (не умерщвлять же их, в самом деле) в условиях ограниченной свободы (в специальных зонах лепрозорного типа), где им будет предоставлены неограниченные возможности и полный комфорт как мастерам „делать деньги“. Но — в пользу государства.
24 марта 2017.
В Имхоклубе состоялась дискуссия. Вопросы задавал я, отвечал предприниматель Владимир Бычковский. Приведу ее часть.
КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ – В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ.
Г.Г: Не знаю, я идеалист, социалист или марксист — на это мне наплевать… Кстати, а кто Вы?..
В. Б.:. Я упёртый оптимист, авантюрист по складу Ума.
Г.Г.: Так вот, я считаю, что сегодня во всем мире сложились условия, когда число бедных и число богатых перешли всякие дозволенные границы. Где-то я недавно прочитал, что миллионеров в одних только США свыше 40% населении. Это ненормально. С этим надо что-то делать. И поскольку нет реальной возможности обогатить всех бедных, остается… Короче, бедных в мире не будет лишь в том случае, если перестанут плодиться богачи-миллионеры. И этого можно добиться. Для начала надо представить себе, как образуются эти миллионы. Возьмем пример. Предположим, существует некий гипотетический богач, бизнесмен-миллионер. Банкир. При разводе с женой,— скажем, это было 10 лет назад,- в СМИ появилось сообщение, что его жена потребовала разделить поровну сбережения с его личного счёта. На счету оказалось 140 000 000, по другим сведениям — 150 000 000 долларов. Свой банк он создал, предположим, в самое горячее у нас время, в 1992 году. Получается, что в среднем он зарабатывал в год 10 000 000 долларов. Вы можете сосчитать, сколько этот человек зарабатывал в месяц? А в день? Я не могу.
В.Б.: Полтора доллара в секунду, 5165 в час, 41 320 долларов за рабочий день. В месяц сколько, каждый теперь и сам сосчитает.
Г.Г.: Словом, этот бизнесмен богател, как на дрожжах. Спрашивается, за счёт чего? За счёт чистой прибыли и сверхприбыли — будем говорить, не его конкретного банка, а вообще банковского бизнеса этого человека. Потому что слагались эти прибыли бог весть из чего. Но сумма-то на счету выражалась в деньгах! И таких БИЗНЕСМЕНОВ в крошечной Латвии не мало. Вот еще пример. Тоже из практики упомянутого банкира-миллионера. Ещё во времена лата, когда банки только начали брать плату за обслуживание коммунальных счетов частных лиц, я оказался по делам в его банке и решил там же заодно оплатить счета за газ, квартиру, электричество…. В Риге за оформление каждого коммунального платежа на тот момент брали 30 сантимов. Каково же было моё удивление, когда в его банке за каждый счёт взяли по 65 сантимов! Больше чем в два раза! Спрашивается, с какой стати?.. Вот так крохоборствуя, этот банкир за счёт моего кармана обогащал свой банк и себя соответственно. Скажете, не хочешь, не плати? Свободный рынок? Да, но ведь свобода каждого заканчивается там, где она посягает на свободу другого. И люди платили эти 65 сантимов. Из разных соображений. Но дело не в их соображениях, а в том, насколько морально или аморально этот банкир сколачивал свой капитал?..
В.Б.: Легально крупно и стремительно разбогатеть можно при наличии мощного потока денег, беспрерывно поступающего в банк. Именно поэтому этот банкир и ввёл у себя двойную комиссию на услуги по оплате коммунальных счетов для частных лиц — чтобы всякая „мелюзга“ не отвлекала персонал банка от работы с серьёзными, с его точки зрения, клиентами. Такими, как супермаркеты, торговые сети, логистические компании, самоуправления и, в том числе, госструктуры. Коммуналку вы платите раз в месяц, а кушаете каждый день, покупая продукты в супермаркетах. Понятно, что все банки, в принципе, стремятся „сесть“ на эти потоки. Но, во-первых, существуют межбанковские связи, договорённости, специализация их, а во-вторых, личная заинтересованность держателей корпоративных счетов в том или ином банке. Теперь — откуда взялись на личном счёте такие деньжища у него (и таких как он). Поясню на паре примеров, оба касаются денежных потоков. Первый — владелец-акционер сети супермаркетов. Здесь всё просто. Ему, чтобы сказочно и быстро разбогатеть, вообще не надо думать о прибыли своего дела, главное по нулям год завершить. Не буду вдаваться в подробности, короче, у него всегда есть свободная „наличка“, которая может исчисляться сотнями тысяч евро ежедневно. И которую он „пускает в рост“, например, предлагая её структурам микрофинансирования. Далее, понятно. Замечу, что супермаркеты оплачивают поступающую на их торговые полки продукцию, редко когда через 30 дней. Обычно по 60 — 90 — 120 дней производителям приходится ждать оплаты. Т.е. супермаркеты по большому счёту вообще не вкладываются в товар, но их кассы стучат беспрерывно, принимая от населения деньги. Чтобы владельцу получить миллионы и миллионы легальных денег на свой личный счёт, он просто продаёт 10 — 20 — 30% своих акций супермаркета, оставаясь при этом основным акционером и фактически хозяином. (Я тут нарисовал схему упрощенно). Сколько же стоят акции супермаркета, который по балансу года работает в ноль? По общепринятой практике, полный пакет акций (100%), оценивается в сумму равную годовому обороту супермаркетов. Теперь вы понимаете, что главная задача владельца супермаркетов — уничтожить любыми способами любых торговых конкурентов на близлежащей территории, чтобы все деньги населения за продукты питания, за одежду, за прочие товары, проходили только через них (через супермаркеты). Видите, как всё просто. Причём владельцу не надо „обкрадывать“ население, а наоборот, он продаёт продукты фактически по себестоимости, правда зачастую…хрень всякую (без обид для супермаркетов). Второй пример – банкир. Получение им сказочного богатства на свой личный счёт такое же, но тут, конечно, чуть по-извилистей „дорога“. Ваш банкир — это только верхушка айсберга, она всем видна издалека (СМИ), вот и ослепил её блеск, в ваших умозаключениях.
Г.Г.: Пока наш миллионер обрастал миллионами, огромное количество инженеров, врачей, учителей и прочих работников умственного труда стремительно нищало. (Почему я говорю только о работниках умственного труда? Потому что они никак не глупей этого банкира, а подчас их интеллектуальный труд приносил пользы государству и населяющей это государство части человечества – гораздо больше, чем этот банкир. И больше, чем владельцы разных торговых фирм и пр. и пр. Так что ни один умник тут не посмеет сказать мне про них, что, если все они такие умные, почему же они такие бедные).
Так вот – вопрос. Почему они нищали? Не потому ли, что наши милые миллионеры-бизнесмены узаконенными, но, тем не менее, криминальными (короче, аморальными) способами высасывали из их кошельков средства, которые потом в сумме своей и составляли их чистые прибыли и сверхприбыли? Наверное, это так? Но в таком случае это и есть воровство. Это элементарное обогащение за чужой счет. Тем более, что слово „воровство“, как многие слова из лексикона прошлого ХХ века, сегодня поменяло свое значение. Воровство означает сегодня не совсем то, что раньше. Воровать – значит, не кошельки в троллейбусах из сумок вытаскивать. Воровать сегодня означает подготавливать экономические условия для присваивания чужих денег.
В.Б.: Почему они беднели? Во-первых, вклады населения в начале 90-х в Сбербанке, замечу — честно заработанные этими вкладчиками, государство взяло и обесценило путем всяких манипуляций и денежных реформ, превратив их в ничто. Вот пример, у моей бабушки лежало на сберкнижке 7000 рублей, по копеечке мне единственному внучку собирала. Когда я пришёл получить вклад как наследник, мне насчитали где-то 150 лат. Я плюнул,- пусть подавятся,- и не забрал, до сих пор себя за это уважаю. 7000 рублей — это новая 3-х комнатная кооперативная квартира, жилой дом, или новая машина в ТЕ времена, а в нышешние — 1 месяц аренды квартиры и ….пинком под зад, на улицу бомжевать. Во-вторых, государство лишило население постоянного заработка, путём ликвидации рабочих мест, проведя реформы, направленные на сворачивание местного производства, науки, творческих мастерских, торговли…. И расчистив „поляну“ для импорта, доходы от которого уходят за рубеж, тем самым высасывая у местного населения последнее. Пример – наши сахарные заводы, которые не только давали работу крестьянам, рабочим, инженерам, но и отапливали, фактически задарма, целые городские районы. Нищий человек не тот, у которого сегодня в кармане нет и гроша, а тот, кому завтра некуда идти на работу. Это мой тезис, на своей шкуре лично проверен и …не раз. Ваш банкир, как раз и обеспечивал тысячам людей, замечу особо, ВЫСОКОоплачиваемую работу. Так какие у вас претензии к нему могут быть?!
Г.Г.: Претензии?.. По части „высокооплачиваемой работы“ никаких претензий нет, хотя отдельно и об этом можно было бы поговорить. Но ведь речь сейчас не о том, а о криминальных (т. е. аморальных) способах сколачивания личных состояний бизнесменов. Ведь этот банкир оплачивал труд, как вы говорите, тысяч (?) людей не со своего личного счета. Верно? Или вы считаете, что грабителя, ограбившего массу людей, но, как, например, купцы в царской России, пожертвовавшего какую-то сумму денег на строительство для них богадельни, за этот грабеж надо простить? Да что там царская Россия! Вот сейчас, начавшись в Македонии, покатился по всему Западу вал возмущения против жульнических махинаций и провокаций Сороса. Вы не боитесь, что это — начало противодействия мировому бизнесу как криминальному роду деятельности, широко использующему жульнические методы, подставы, подмены, подкупы, обман, шантаж, убийства и пр., и пр. из самой примитивной уголовной практики? Я уверен, пройдет еще четверть века, в крайнем случае — полвека, и бизнес будет искоренен в развитых странах как пагубное явление.
25 марта 2017.
Отрубился Имхоклуб и пришлось попросить племянника, чтобы он установил мне новый браузер. Так что я опять в теме. Честно говоря, я думал, что за мои наезды на бизнес эти ребята отлучили меня от церкви. Ан нет! Всё о`кей. В принципе, я доволен дискуссией. Все насторожились, и это хорошо. Главное, начали понимать, что ПОЛНЫХ синонимов не бывает, следовательно, бизнесмен от предпринимателя чем-то отличается. Ну, а что эпоха бизнеса и свободного рынка заканчивается вслед за мировым крахом либерализма, это им придётся понять в явочном порядке. Всему своё время. От бизнесменов „гуманитарной“ смекалки ждать не приходится. Как ни крути, бизнес — это диагноз. Теперь вот о чем хотелось бы с ними потолковать. О том, что бизнесом люди занимаются вовсе не „потому, что они такие умные“. Ум у них специфический. Это оттого, что все они — абсолютно все — с психологическим, душевным изъяном. И это — уже болезнь. Заразная и, похоже, как спид, неизлечимая. И неосознаваемая самим больным.
Особенно это касается банкиров. Тут вообще капец. Монетофилия – страшная штука. Впрочем, наверное, как и ее противоположность — монетофобия.
Я, наверное, монетофоб. Вчера пошел заказывать памятник жене, и вдруг отчетливо понял, что, будучи по сути дела нищим, мне совершенно наплевать, сколько он будет стоить. Да, из меня бизнесмен не получился бы. Стяжатель — тем более. Возмутительно наплевательское отношение к деньгам. Мелочь вообще привык не считать. Настолько, что до сих пор не научился различать мелкую монету. Когда требуется мелочь, подставляю кошелек — пусть считают сами.
30 марта 2017.
Почему-то никто не задумывается о криминальных составляющих бизнеса. А ведь бизнес, по сути дела, грабит потребителя. Элементарно его обворовывает, старательно при этом изображая из себя святошу. Он у нас весь такой белый и пушистый.
Попробуем разобраться, как это происходит. После буржуазной революции 1991 года русский язык, и не только русский, но, практически, все языки на постсоветском пространстве, стали стремительно обогащаться новыми словами и попутно менять смыслы и значения многих старых слов. Чаще всего из отрицательных они превращались в положительные. Реже – наоборот.
Среди таких слов, например, очень популярные – бизнес, революция, спекуляция, кредит, предпринимательство, коммерция, амбициозность, вызов, обыватель, понятия, советский, трудоголик… Это лишь небольшая часть „обновленных“ слов, взятых мною из „Словаря модных слов“ 2011 года издания.
Так, например, бизнес считается теперь почитаемым занятием, тогда как прежде этим словом обозначались юридически наказуемые махинации и всякого толка сомнительные делишки. Революция из прогрессивного события мирового значения перешла в разряд социально опасных явлений трагического характера. За спекуляцию одно время наказывали расстрелом, а сейчас это вполне законная разновидность торговой деятельности.
Но всё это слова, так сказать, лояльные нашему общественному сознанию. Сегодня они никоим образом не порочат и не разоблачают обозначаемых ими людей и явления. Вместе с тем есть слова, смысл которых тоже изменился или меняется, однако употреблять их в новом, современном значении нам, так сказать, не комильфо. Одно из них – воровство.
По некоторым причинам многим людям, особенно тем, кто в той или иной мере, имеет к этому слому хоть малейшее отношение, удобно думать, что воровать — это значит, как прежде, совершать обычную кражу. Им хочется думать, что вот слова „бизнес“, „спекуляция“ или „коммерция“ изменили свой смысл, а значение слова „воровство“ — осталось прежним.
Но это не так. Задумаемся, что значит воровать. Слово „вор“ произошло от древнего „ворог“, что значит „враг“. Спектр действий тут широк – это и брать чужое, принадлежащее не тебе, а кому-то другому, или, другими словами, присваивать. Это и изменять, становиться скрытым, ТАЙНЫМ противником, т. е. выступать уже не в твоих интересах, а наоборот — скрытно, ТАЙНО отстаивать свои или чужие интересы. Наконец, это и обманывать, т. е. скрытно, ТАЙНО создавать условия, когда преференции оказываются тебе, а не твоему противнику.
Короче, сегодня воровать, значит не только красть кошельки у бабушек в троллейбусе. Наш мир неимоверно усложнился, и воровство совершенствуется тоже. Теперь уже не обязательно совать руку в чей-то карман, чтобы вынуть оттуда чужие деньги. Теперь можно искусственно – и искусно — создать такую ситуацию или такие условия, при которых владелец этого кармана сам вынет оттуда свои деньги и добровольно–принудительно отдаст их вору.
Таким образом воровать сегодня означает создавать такие условия (например, в бизнесе), когда покупатель, при молчаливом согласии, будет переплачивать за покупаемый товар. Когда, не видя другой возможности, он при молчаливом согласии будет возмещать тебе все твои торговые и производственные издержки. Просто потому, что не он, а противная сторона,- противник:? ворог? — сочтет это для себя удобным и возможным.
Так, например, коммерсанту вдруг надоест держать свой магазин в непристижном районе (при этом беря с тебя наценку, чтобы оплачивать аренду помещения), и он переедет в престижный район, где аренда намного дороже, и увеличит наценку на товары (чтобы свои издержки от переезда оплачивать не из своих доходов, а за твой счет). Т.е., таким образом, он СОЗДАСТ УСЛОВИЯ для того, чтобы ты, а не он сам, оплачивал его, по сути дела, блажь. А ведь это — откровенное, но для многих скрытое присваивание твоих денег по обоюдному молчаливому согласию. Потому что в результате он ничего от переезда не потеряет, наоборот только выиграет. За твой счет. И выиграет не только потому, что ты оплатишь его переезд. Но еще и потому, что в престижном районе у него увеличится количество покупателей, в результате чего он еще и цены на свои товары сможет поднять.
И таких условий для скрытого, ТАЙНОГО по сути дела — воровства в бизнесе пруд пруди. Хотя внешне и не разглядишь, чтобы кто-то прибирал к рукам что-либо чужое. Кроме денег. Например, в супермаркетах — все уловки, хитрости и иные жульнические методы торговли, подставы, подмены, с виду невинные обманки, махинации с ценами и сроками реализации, даже с расположением товаров на прилавках, с продажей ГМ-продукции — это всё ничто иное, как воровство. Потому что способствует ПРИСВОЕНИЮ чужих денег. Это криминальные составляющие бизнеса – не уголовнонаказуемые только потому, что они не запрещены законом. Но именно из них слагается чистая прибыль и сверхприбыль. А затем – и личные состояния, не редко – миллионные.
1 апреля 2017.
Из письма Жанне Эзит.
Ты просто сидишь на жердочке 90-х гг. и думаешь, что рассуждать на допотопном уровне — необычайно умно. Ты знаешь, что такое еврейская шахматная школа? Это когда шахматист выигрывает исключительно на чужих ошибках, а не благодаря смекалке и стратегическому мышлению. Вот точно также либералы обыграли всех нас в 90-х гг. А что дальше было? Оказалось, что либеральный ум — короткий ум. Со своим умничаньем либералы так и не поняли, куда они спихнули весь наш мир. Им казалось, что, будучи „за ельцина“ и „против путина“, они так далеко уйдут. Дудки. Получили Трампа?
Лет за шесть-семь Трамп развалит США еще основательней, чем это сделал Горбачев с Советским Союзом. Но фокусы Трампа — это пустяки, чушь собачья — никому эти штаты уже не нужны и не страшны. Либералы наделали делов похуже. Как в свое время в царской России старые либералы своими шалостями породили большевиков, точно так же на сей раз нынешние либералы породили ИГил. А это стократ страшней того, что сами же либералы называли большевистской гидрой. Игиловцы гораздо темней бывшего российского пролетариата. Ни Россия, ни тем более США их уже не уничтожат. Игиловцы, как популяция клопов и тараканов, стремительно размножаются во всех странах. И, как большевики в России в начале ХХ века брали республику за республикой, так игиловцы к середине ХХ1 века начнут прибирать к рукам страну за страной. А если либералы сейчас скинут Путина, то игилизация планеты случится еще раньше. Тогда уже лет через 10 возникнет сперва Великая Исламская Франция, Затем Великая Исламская Испания, а там и Аргентина с Бразилией подсуетятся. И получат либералы (правда, они к тому времени уже все во что-нибудь перекрасятся) вместо советской красной гидры – мировую желтую гидру. И тогда уже всё, что цивилизация достигла в ХУШ-ХХ веках. будет объявлено крамолой и ядом европейского разума. С ИГилом человечество не сможет справиться. Вот к чему приведут либералы разлива двух последних десятилетий ХХ века, помешанные на правах человека. Ни прав не останется, ни человека в смысле хомо сапиенса…
11 марта 2017.
Сегодня вычитал, „что настоящее творчество, настоящая литература — та, которая ведет читателя к Богу, смирению и спасению“.
Очень важное и нужное для оценки сегодняшней русской художественной литературы (и тем более литературы конца ХХ века) — замечание. Модные сегодня российские писатели, чьими книгами завалены прилавки, не ведут читателя ни к Богу, ни к храму, ни к очищению или гармонии. А западные — тем более. Значит, это не литература, а сплошь беллетристика.
22 марта 2017.
Налоги в пользу государства — это всего лишь индульгенция. К сожалению, они не делают нашу жизнь лучше, чем она была в СССР. Большинство населения у нас прозябает почти в нищете. Тогда как „бизны“, т. е. бизнесмены-миллионщики, которые создают себе из незаработанных, присвоенных у населения средств чистую прибыль и сверхприбыль, почему-то богатеют. Почему, каким правом? Вот если бы они 95% этой прибыли отдавали государству в виде налогов — было бы совсем другое дело. Я вообще не понимаю, каким правом и почему бизнес жиреет от сверхприбыли, тогда как люди не-бизнеса, не получающие за свой труд даже простой прибыли, вынуждены жить во много раз хуже, беднее? Как это объяснить? Хотя труд писателя, инженера, учителя, врача намного затратнее, а главное — полезней и нужней труда бизнесмена и требует гораздо больше тех самых усилий, наличие которых отличают человека от обезьяны.
***
„Честность“ денег всегда обратно пропорциональна их величине.
9 апреля 2017.
Есть такой стиль мышления: раз человек говорит правду, значит, он врет. Это — „европейское мышление“. В Англии даже появилось определение – послеправда или постправда. Это когда вопреки фактам политик на эмоциональном подъеме утверждает нечто им противоположное И все ему верят охотней, чем реальным фактам.
***
Какой-то сегодня особенный день. Только в поздних бунинских рассказах бывает такое настроение. Вербное воскресение. Кстати, я увлекся Буниным — и как видно, навсегда – в середине 60-х, когда был „повернут“ на старинной русскости, на иконах и на православной церкви. Странная была пора. Романтика, влюбленность…
Меня завораживала эстетика православия, библеистика — тогда был очень популярен Косидовский. Я стал заниматься археологией и хотел поступить второй раз в университет, на археологию. Потом вдруг всё резко поменялось, и я стал готовиться в Литинститутскую аспирантуру по переводческому делу. Потом мне велели собрать свой первый сборник статей (я уже каким-то образом стал писать о театре и литературе), чтобы принять меня в Союз писателей. Книжка называлась по одной из картин Сальвадора Дали -»Полет пчелы, сон и пробуждение".
Книжка успешно вышла, в СП Латвии меня приняли (и в московский тоже), и тогда я, наконец, проснулся — решил стать профессиональным критиком. Да, я уже к тому же женился. Как странно. Со мной ли всё это было? Мне часто кажется, что тогда существовало два Я. Я и еще кто-то другой. У меня тыщи три статей. Первая тысяча учтена в официальной биобиблиографии (мне ее составили в Госке по моей просьбе). И еще две – в вырезках (их надо бы отдать в Театральный музей).
Когда я начинаю упорядочивать этот архив, систематизировать вырезки, чтобы ими удобно было пользоваться, и краем глаза что-то просматриваю, у меня такое чувство, как у кота, когда у него от шока встает дыбом шерсть — не могу поверить, что всё это написал я. И хорошо ведь написал. В 76 лет всё это выглядит неправдоподобным.
13 апреля 2017.
В СМИ прочитал, что Навальный – это «верх айсберга» и скоро он нас всех «очччень удивит». Все эти 25 лет с подачи собчаковцев разное говно постоянно всплывало на самый верх, и мы всякий раз, разинув рты, «очччень удивлялись». Хватит уже! Пришла пора «очччень удивиться» навальным. Концлагерями и «сталинскими пытками» нас так пугали именно затем, чтобы у навальных были все возможности нас удивлять. Тоже хватит уже! Пора попугать самих навальных. И так, чтоб напугались до смерти. Вот это они себе накличут. Если уже не накликали. Маятник пошел в обратную сторону, и Аннушка уже разлила масло.
7 мая 2017.
Любопытный мне сон на днях приснился. Я как бы лунок, обитатель луны, и я рассуждаю о том, почему пришельцы с Земли не могут обнаружить лунков. Во-первых, потому что лунки человекоподобны, но микроскопических размеров. То ли исторические переселенцы с Земли, то ли материализовавшиеся души умерших землян. Из-за слабого прнтяжения Луны лункам удобно быть микроскопических размеров. Но потенциально они ничем от землян не отличаются. Более того, Земля каким-то образом зависит от их мышления. Всё, что происходит на Земле, детерминировано лунками. Разница лишь в том, что время на Луне течет в сотни раз быстрее. То, что лунки предписали человекам, в человеческом обществе регулярно происходит, т. е. исполняется, но с замедлением в сотни единиц времени. Поэтому лунки просто успевают забыть, что они заставили, например, землян освоить космос и прилететь на Луну. Ну и т. д. Главное, что лунки в тысячи раз меньше человеков, поэтому человеки о их существовании на лунном грунте просто не догадываются, и время у лунков несется с такой скоростью, что осязаемый, различимый человеческим глазом контакт между теми и теми просто не может быть замечен…
А что? В этом что-то есть. Обычно, я снов не помню, а этот почему-то запомнился.
8 мая 2017.
Президентом Франции стал Макрон. Баба в брюках. Выдвиженец американского истеблишмента. Русофоб и европейский прилипала. Что это означает? То, что развал ЕС отодвигается. И что увеличивается вероятность близкого начала Третьей мировой войны.
Результаты этой войны по большому счету будут повторением результатов Второй мировой. С небольшой разницей. Германия постарается территориально быть меньше замешанной в военных действиях. У немцев печальный опыт за плечами. Больше всех пострадает опять, конечно, Россия. Франция сыграет роль Германии. Латвию разутюжат войска НАТО, а затем России. Кстати, теперь всё, наверное, с Латвии и начнется. Дело в том, что Третью мировую выиграет страна, сумевшая, как Гитлер вначале 40-х гг., перенести военные действия на чужую, вражескую территорию. Еще год назад Россия могла развязать боевые действия Третьей мировой на побережье США. Американцы это поняли и «перенесли» эту часть своей территории ближе к России – в Латвию, создав здесь свой адажский плацдарм. Теперь Россия в случае войны вынуждена будет сперва ликвидировать его.
Точечными ракетными ударами она всё равно разнесет огромные территории, возможно, превратив Латвию из маленькой Швейцарии в маленькую Сирию. 17 тыс. наших солдат и адажские «батальоны огня» исчезнут с лица Земли молниеносно. После этого российские регулярные войска двинутся в ЕС, а ракетные начнут долбать с подлодок по территори США. Хорошо, если они там не устроят новую Хиросиму с Нагасаки, что совсем не исключено. США развалятся быстро, американцы не закалены трудностями так, как русские. Хотя европейская Россия пострадает тоже сильно. Ну а мы? Боюсь, что Латвия и Украина, и, возможно, США с карты мира исчезнут, а их территории приберут к рукам соседние государства. Таким я вижу какой-нибудь 2025 год. Сильно выиграет от этой войны Россия. Она станет (в европейской части) ультрасовременной страной, т. к. ей придется полностью отстроиться заново. Кроме того, она вернет все потерянные территории.
Вот что может означать тот факт, что французы выбрали Макрона.
12 августа 2017.
Только что вернулся из Вайвари. Странным образом день заезда — 31 июля совпал у меня с Ириным днем рождения, а вернулся я вечером 11 августа — в свой день рождения. И еще одна удивительная вещь произошла в мой день рождения. З1-го, приехав, я там сразу выставил бесплатно на разбор несколько экземпляров «Чёртовых качелей», и их тут же разобрали.
А 11-го утром иду на завтрак, опечаленный тем, что никто меня не поздравляет. И вдруг в длинном коридоре перед столовой на рекламном столике вижу Ирину книжку – стоймя стоит с этой прижатой к груди рукой и с ее улыбкой. Вот такое поздравление я получил с утра.
14 августа 2017.
На взморье наслаждался морем и ничего не читал. Вообще, у меня пропало желание читать — всюду много фальши. Сейчас взял книгу Бунина о Толстом. Хочу понять, что же в этом «литературном исчадии» великого. Всё больше склоняюсь к мысли, что первым номером в русской литературе его сделало ленинское мнение о том, что Лев Толстой — это «зеркало русской революции». В Вайвари в библиотеке не нашлось «Войны и мира» и я взял его рассказы.
Читать их невозможно, так они посредственны. Сейчас хочется всем говорить — не читайте Льва Толстого, лучше читайте Толстого Алексея..Кстати, он был действительно толстый. И писал блестящие рассказы.
Прошло уже сто лет, а написаны они как будто сегодня
15 сентября 2017.
Недавно прочитал статью депутат сейма Яниса Урбановича с предостережением, чтобы на выборах в следующий сейм мы не проголосовали за кого не следует. А я подумал – пойду ли я вообще голосовать?
И не потому, что этот сейм, вопреки моим пожеланием, разжигает в стране военный психоз, против чего оппозиция, за которую я всегда голосовал, оказывается элементарно не способна противостоять. Нет, дело в другом.
Дело в том, что – скажем так – наш сейм вообще не является парламентом, если считать, что парламент являет собой народную власть.
Интересно, кто-нибудь задавался хоть раз вопросом, почему получается, что мы выбираем в сейм исключительно порядочных, продвинутых людей, а они потом творят в сейме такое, что никоим образом с их былой порядочностью и продвинутостью не корреспондируется? И с обычными представлениями о народной власти – тоже.
Я могу на это ответить.
В сейм действительно идут люди деятельные и как правило порядочные. Но в любом человеке сидит какой-нибудь человеческий порок, не всегда в обыденной жизни бросающийся в глаза. Так вот в сейме существует механизм, заставляющий именно такой порок цвести махровым цветом.
Этот механизм — клятва депутата. Клятва верности государству и его интересам.
Посудите сами. В сейм человек приходит с желанием послужить на благо своего народа. Во всяком случае, именно для этого мы его выбираем. Но клятва верности интересам государства и власти перенаправляет все его намерения, переиначивает всю его психику.
Это залог предательства. Дав такую клятву, новоявленный депутат боится ее нарушить (не дай бог его из сейма выставят) и уже думает не о благе народа, а о том, как не навредить интересам государства. А такое состояние души – благодатная почва для активации его пороков, и он начинает предавать интересы своего народа, потому что интересы народа с интересами государства и правящей элиты редко совпадают. Власть и народ – всегда антагонисты.
Так депутаты становятся тем, чем они становятся, а наш сейм перестает быть парламентом, являющим собой народную власть.
Для того, чтобы противостоять этой метаморфозе, что надо сделать? Надо отменить клятву депутата. Депутат сейма должен служить не государству и правящей элите, а тем, кто его избрал.
19 сентября 2017.
Это удивительно, что в престижной серии Библиотека всемирной литературы вышел большой том прозы Булата Окуджавы. А за ним еще два (сперва роман «Свидание с Бонапартом» и там же «Похождения Шипова», затем «Упраздненный театр» и «Путешествие дилетантов»). Еще лет двадцать назад такое было немыслимо. И не по соображениям запретительного характера, а потому что русские критики и литературоведы очень долго не могли понять, как к опусам Окуджавы относиться. Певец — не певец, поэт – не поэт, а уж прозаик – вообще неясно что.
И лишь когда его не стало, все поняли, что мы потеряли небывалого в России барда, интереснейшего поэта и замечательного прозаика. Как к поэту я к Окуджаве отношусь спокойно. Хотя признаюсь, что мне, не бог весть какому любителю читать стихи,— предпочитаю прозу,- песни Окуджавы очень даже по вкусу и читать их я могу в любом настроении, едва они мне попадаются в руки. Почему? Наверное, потому что они у него льются естественно и непринужденно, как у Пушкина или Лермонтова.
А вот прозу Окуджавы я ценю очень. По мне в русской литературе последней трети ХХ века не было прозаиков интереснее, чем Юрий Трифонов и Булат Окуджава.
Попавшая мне в руки в 1975 году небольшая книжка Окуджавы — повесть «Похождения Шипова, или Старинный водевиль» — произвела неизгладимое впечатление. Тут надо напомнить вот о чем. Как бард Окулжава не с неба упал, что для советских писателей – редкость. Ведь Литературный институт в Москве был создан в незапамятные времена не случайно. Советские писатели образованностью никогда не отличались.
Огромное количество прозаиков в России – люди вообще без образования или дипломированные технари. Поэтому Литинститут был создан не столько для их обучения писательскому делу, сколько для общего гуманитарного ликбеза.
Так вот Окуджава был напротив — на редкость образованным человеком и хорошим профессионалом. Помимо того, что он писал стихи и прозу, Окуджава был учителем, переводчиком, издательским редактором, журнальным литсотрудником, бардом, композитором, сценаристом, актером.
Короче говоря, человеком хорошо и профессионально образованным.
Всё это раскрылось в его прозе. В языке и стиле, в тематике. Так писать, как он, в России, по-моему, никто еще не писал. Создается впечатление, что не Окуджава владеет языком, а язык овладевает им. И еще, похоже, он занялся прозой, потому что его выдумке, фантазии и изобразительности в песнях было тесно. Ему нужен простор, размах, масштаб.
Иногда мне кажется, что Окуджава, начитавшись «приятельской прозы» — Аксенова, Гладилина, Казакова, Некрасова и остальных своих друзей-шестидесятников,— сильно огорчился от того, как несмело, даже неуклюже обращаются с языкостилем молодые прозаики. И решил показать им, почём фунт изюма. Так, пожалуй, неожиданно для себя, он тоже стал прозаиком.
«Похождения Шипова» не случайно названы старинным водевилем. Мало того, что эта смешная повесть льется, как песенный текст. Окуджава в ней обращается со словом и сюжетом как цирковой иллюзионист со своим реквизитом. Один московский критик заметил: “«Шипов» — вещь хулиганская, игровая с начала до конца. И это тем странней, что посвящена она теме нерадостной и даже трагической – русскому политическому сыску”.
Почему же в «Похождениях Шипова» так беспечно веселится и ерничает автор? Тема всё-таки трагическая. Здесь прав другой критик: Окуджава абсолютно чужд сатире. Он никого не высмеивает, а над всеми посмеивается. И что еще удивительней, при всём притом он любит всех своих персонажей.
В совокупности, – да, еще вот что свойственно его прозе, она звучит у него часто как стихи и даже рифмуется,- так вот в совокупности все эти приемы или особенности его стиля создают нечто фантасмагорическое. Или гротесковое, даже волшебное, как рассказываемая взрослому человеку детская сказка. И этим, прежде всего, интересен и ценен Окуджава-прозаик.
Кстати, не всем такая проза нравится. Иным она покажется странной. Вроде бы историческая, хотя, с другой стороны, любой из нас, почитав «Похождения Шипова», сочтет повесть насквозь придуманной, нафантазированной, Кто-то даже назовет «Похождения» высосанными из пальца. Однако – и в этом тоже своя прелесть – парадокс заключается в том, что вся эта абсолютно невероятная история имела место быть в биографии Льва Толстого, как говорится, от А до Я. И более того, совершенно опереточный секретный сыщик Шипов тоже существовал в действительности и слыл виновником этого нелепейшего происшествия.
Литературный историзм как метод приобретает иногда неожиданные формы. Ну, а у Окуджавы – и в «Похождениях Шипова», и в «Свидании с Бонапартом» (автор считал его лучшим своим романом), и в «Путешествии дилетантов» — историческая подоплека вообще как будто выворачивается наизнанку и попирается как нечто нетерпимое и ненавистное. Впрочем, это только так кажется. Каждая прозаическая книга Окуджавы начиналась с кропотливого изучения документов, в частности, писем реально существовавших лиц. Другое дело, что автор в этой работе всегда нацеливался на совершенно конкретный поиск. Он всегда старался обнаружить какой-нибудь смешной или наоборот не смешной, а больше смахивающий на «черный юмор» исторический анекдот. Чтобы потом раскрутить его так, что мало не покажется.
Пожалуй, только роман «Упраздненный театр» избежал этого. Так это роман автобиографический. Между прочим, отмеченный в России престижной премией «Русский Букер». Что в случае с Окуджавой очень характерно — книга, конечно, интересная, но вряд ли у него самая достойная награждения. Просто современный читатель – да и критик тоже – хорошую литературу сегодня обходит стороной. Это происходит по двум причинам.
В нашем сознании существуют как бы две русских литературы. Если не брать поэзию,— это проза, условно говоря, дореволюционная и послереволюционная, или – Х1Х и ХХ века. Проза Х1Х века отличается своей простой, подчеркнутой реалистичностью. Она копирует жизнь. Переносит, вернее, отражает на бумаге повседневную обыденность того времени. Другое дело лучшие прозаики ХХ века. Они ничего не копируют, а как бы создают жизнь заново. Они играют жизнью, как жонглеры. Поэтому сегодня «новому читателю» так скучен Лев Толстой и напротив – по душе, скажем, поздний Бунин, или Булгаков, или поздний Катаев. Толстой буквально списывает ситуации с того, что с ним реально происходило, не отступая от жизни ни на шаг. Поэтому в нем нет иронии, а Бунин… он как будто записывает сны. Он фантазирует, играет ситуациями.
Если Толстой, Тургенев и даже Чехов пишут так, как пишется, преуспевая в точности, правдивости, искренности, то в ХХ веке мы считаем интересными писателями исключительно тех, кто выделяется чем-то особенным. Прозаики Х1Х века для современного читателя, говоря фигурально, все — Репины и Крамские. А в ХХ выдающимися становятся исключительно те, кто не малюет нашу жизнь с натуры, а как будто лепит ее заново, по-своему, словно видя ее через стеклянную призму. Как писал свои картины, например, Куинджи.
Вот и роман Окуджавы «Свидание с Бонапартом» — это те же будни войны и мира Льва Толстого, но как будто увиденные боковым зрением.
Мало того, у Окуджавы,— как, наверное, у всех более-менее интересных современных авторов-прозаиков — описываемая жизнь словно подправлена неким резким, сильным волевым жестом, экстравагантным усилием. Это не обычный реализм Репина, а уже фантастический реализм Дали. Поэтому литература современная отличается от старой, классической тем, что пишущий не просто фиксирует жизнь, а воспроизводит ее не так, как все,— не привычным способом, а в невидимом нам необычном спектре красок.
И отсюда главное, что, в отличии от беллетристики цениться в художественное литературе больше всего — художественная атмосфера и мелодика слова.
Классики не обращали на это внимания. О художественной форме, тем боле о ее роли в прозе, они не очень-то и задумывались. Поэтому и мы, на классике воспитанные, часто интересуемся только содержанием романа или рассказа. Тогда как сегодня литературный текст с примитивно, безвкусно организованной мелодикой слова и стиля больше относится к беллетристике, чем к настоящей литературе.
У Окуджавы как раз художественная атмосфера решает всё. Музыка фразы, скрупулезность языка поражают. Читаешь его прозу и как будто купаешься в литературном великолепии. Правда, современный читатель этого совсем не ценит.
Другая причина, почему романы Окуджавы не становятся топовыми, заключается в том, что живем мы всё еще одной ногой в эпохе постмодернизма. В литературе давно уже завершившемся Тогда усиленно распространялось мнение, что всё, что более-менее хорошо, на самом деле – плохо, и наоборот — всё посредственное и никудышное возводилось в ранг достойного внимания. Так, отвадив от высокого качества, всех нас приучили к ширпотребу самой низкой пробы. К тому, чтобы всё было как у всех. Как кем-то сказано, демократия предпочитает хоровое пение, солистов она не любит. А Окуджава был солистом. Поэтому его многие не привечали. Да и сейчас тоже – издают обильно, а вот знаком с его прозой мало кто.
4 октября 2017.
Я убежден, что миром и вселенной правит Закон хаоса как воплощения нерукотворной гармонии и порядка. Мы считаем, что космос пребывает в хаосе. Это верно, но при условии, что хаос – это саморегулирующаяся гармония и порядок (где гармония условно соответствует системе наших нравственных и эстетических понятий, а порядок – своду законов).
Если бы хаос был беспорядочным, во вселенной царила бы атмосфера перманентных катастроф. Но, как в полете не сталкиваются между собой птицы, мухи, пчелы и комары, так и планеты в пространстве космоса летают по организованным законом хаоса траекториям. Столкновений и разрушительных взрывов не происходит.
***
Загадка Большого взрыва, в результате которого образовалась наша Вселенная (где? по чьей воле?) может быть разгадана только после того, как мы разгадаем тайну [круговой] последовательной сменяемости жизни и смерти. Пока что понятно только одно, что «точка» (точка сингулярности в упорядоченном космическом пространстве!) взорвалась подобно тому, как весной на ветке распускается почка. Или подобно тому, как в живом организме просыпается ген.
И по сути дела этот взрыв мы называем Большим взрывом, тоже только потому, что не подобрали другого слова. И еще потому, что считаем его, т. е. процесс взрыва,- мгновенным, стремительным. На самом деле это могло быть упорядоченным (все тем же Законом хаоса) действием — развертыванием «бутона» нашей Вселенной, с упорядоченными последствиями. Как рождение ребенка – это же не взрыв, и развитие его предопределено природой.
Открытым и всеми игнорируемым остается вопрос – где произошел этот Большой взрыв? Хотя совершенно очевидно, что он случился тоже в каком-то пространстве.
А вот здесь уже напрашивается аналогия с картиной последовательной и, вероятно, круговой сменяемости нашей жизни и смерти. В основе фундаментальных процессов мироздания, как и в основе феномена последовательной сменяемости жизни-смерти-жизни одушевленных организмов, должно быть, лежит одна, общая для всего бытия парадигма закольцованности всего сущего.
Только так мы сможем объяснить бесконечность и безграничность пространства и времени. Кстати, почему мы всегда первым в этой дуальной паре называем пространство, а время — всегда вторым?
Вероятно потому, что пространство никогда не исчезает, а продуцирует себя во времени. Другими словами пространство постоянно поглощает само себя, чтобы вновь себя же воспроизвести в последующем времени. Если это предположение принять как гипотезу, не придется размышлять над тем, в каком пространстве расположена была «взорвавшаяся точка».
Правда, в таком случае, здесь придется говорить о том, что закольцованное пространство, репродуцируя себя во времени, из своей дуальности произвело нечто третье. То, что мы считаем взорвавшейся затем «точкой». Т.е. запрограммированый на последующее цветение бутон нашей Вселенной.
Но может быть, пространство, в котором находилась «точка», проще для нашего понимания сопоставить с нашим компьютером? Или с книгой? Имеющими множество виртуальных связей с множеством виртуальных миров?
6 октября 2017.
Об искусственном разуме человечество намечталось вдосталь. Одно странно, оно ни разу не задумалось всерьез — а действительно ли так уж нужен нам искусственный разум? Тем более, когда может статься, что уже имеющийся у нас разум – тоже ИСКУССТВЕННЫЙ. Тогда что же получается, что наш искусственный разум стремится воссоздать себя в искусственном разуме «следующего поколения»? Но в таком случае, зачем это делать, если…
Если придется допустить, что мы являемся плодом кем-то созданного искусственного разума, в результате чего этот кто-то нами совершенно забыт. Как это происходит с новорожденными — новорожденный ничего не помнит из того, что происходило до его выхода из лона матери!
Получается, что и мы, искусственно созданные, ничего не помним ни о своих создателях, ни о том, что происходило до нашего создания. Выходит, что, создавая искусственный разум, мы сами себя обрекаем на то, что созданный нами искусственный разум нового поколения начисто забудет всё, что ему предшествовало. Т.е. забудет про нас. В чём же тогда смысл? Зачем же нам создавать искусственный разум, если он забудет про нас? Это как компьютер – человек его создал, компьютер существует, мы им пользуемся, но он не знает, не понимает, что он – наше создание.
20 октября 2017.
Накануне юбилея революции семнадцатого года хочется задать вопрос. Не стоим ли мы на пороге нового общества как результата новой, скрытой революции, проведенной сразу после перестройки — в 90-х и нулевых годах? Подменив культ личности культом бизнеса, нынешнее бизнес-сообщество (как в свое время большевики) очень ловко подменило всё положительное отрицательным. Заметьте, и на бытовом, и на правовом уровне мы уже не осуждаем и не предаем остракизму повсеместный обман, жульничество, воровство, мздоимство, подмены, подставы, ложь и предательство. У нас складывается совершенно новая эпоха, когда бизнес делает всё, чтобы перечисленный мною негатив — узаконить и сделать нормой нашей новой жизни. Чтобы любой изворотливый, жуликоватый хитрец, а по сути — вор мог стать идеалом общества, тогда как человека честного все стали бы считать изгоем, городским сумасшедшим, клиническим идиотом. По сути дела бизнес выковывает сегодня нового человека с новой моралью. Который всё, что в советское время считалось аморальным и порицалось, станет почитать как достоинства человека и восхвалять. Многие уже теперь людей жуликоватых и вороватых предпочитают толерантно называть просто более хитрыми и более изворотливыми, чем другие.
30 октября 2017.
Гриша Никифорович прожужжал мне все уши Фридрихом Горенштейном – якобы лучшим из писателей-шестидесятников, незаслуженно забытом и в советское время не издававшемся. Признаться, я ничего о нем не знал. Наконец, я сдался и прочитал его гигантский роман «Место». Сказать, что роман мне понравился, не могу, но читал я его с интересом. Хотелось понять, что же Никифоровича в нем так привлекло. Местами просто просматривал — уж очень нравится автору потоптаться на месте. Скриптомании ему не занимать, что сильно вредит книге в целом.
Признаться, я ожидал от книги чего-то более значительного. Перехвалил его Никифорович. Говорил – талант, талант, а тут – по части литературного мастерства — и таланта никакого нет, и роман посредственный. Первая часть вообще самопал. Автор просто не справляется с текстом, текст у него расползается во все стороны, как тесто, вылезшее из квашни. Да и по части ума роман оставляет желать большего.
Думаю, читатель ничего не потерял от того, что эту книгу и вообще Горенштейна у нас так долго не издавали. Во всяком случае, я ее к обязательному чтению не отношу. Достоинств в ней – ноль, а недостатков много. Вообще, должен заметить, у нас в издательствах не дураки сидели. Мы привыкли кричать – цензура, цензура, а ведь почти всё, что в советское время не издавалось по цензурным будто бы соображениям (за исключением «Доктора Живаго» и романов Набокова с Газдановым), потом, когда, наконец, было издано, оказалось литературой второго и даже третьего ряда. Всё это совсем не обязательно было издавать. «Место» Горенштейна из этого числа.
Судьба романа печальна — с точки зрения литературы и писательского мастерства — в первую очередь потому, что ни один персонаж в нем не вызывает ни симпатии, ни сочувствия, ни интереса. Это серьезный минус. Мне лично читать было любопытно, потому что среда простых советских работяг и судьба детей репрессированных, описанные Горенштейном, мне совершенно незнакомы, а в третьей и четвертой части я пытался разгадать, кто ж такой фигурирующий там безымянный и таинственный Журналист, которого так стесняется назвать по имени автор. Эренбург? Но тогда надо было хоть полусловом обмолвиться о его великолепных мемуарах «Люди, годы, жизнь». Симонов? Не похоже. Катаев? Нет, совсем не то.
Так кто это? Если собирательный образ, то делается это иначе.
Кстати, о первой части. Несмотря на отсутствие положительного героя и некоторую архаику повествования, роман, мне кажется, мог быть издан в советское время без проблем, если бы Горенштейн сообразил сократить первую часть книги страниц до десяти. Первая часть не вяжется даже композиционно с остальной тканью романа. Не случайно этот текст под названием «Койко-место» издавался отдельным изданием. Это своего рода физиологический очерк, даже не повесть, тогда как «Место» в целом мне представляется социологическим романом. Не политическим, хотя автор и называет его «политическими записками», а именно социологическим. До политики Горенштейну далеко, его политические рассуждения в романе читать неинтересно, настолько они по-еврейски местечковы и субъективны. Наверное, по той же причине плохо получились в романе и все эпизоды с тайными организациями (неслучайно «Место» у меня много раз ассоциировалось с романом Кочетова 60-х гг. «Чего же ты хочешь»). Ну, а где Гоша заявляет, что хотел бы «возглавить правительство» России – это вообще какая-то гоголевщина…
Стоит посмотреть на роман Горенштейна несколько в ином ракурсе.
Кто такой его главный персонаж? В свои тридцать лет это всё еще не сложившийся мужчина, инфантильный тип, сильно пораженный комплексом неполноценности. Не помню уже у кого – у Аксенова или у Окуджавы в романах о своем детстве в те же годы — хорошо описана такая шпана. Гоша в общем–то, если не садист, то мелкий хулиган, готовый поднять руку и на женщину, и на старика, и на ребенка. Самоутверждаясь, он пойдет на любую гадость. Вызывает он у читателя только неприязнь и сожаление, что на «таких» трудно найти управу. Во многом его взрывоопасность определяется в его возрасте тем, что он не способен увлечь собой женщин и готов снасильничать, лишь бы утолить свою похоть. Ему кажется, что он семи пядей во лбу, а на самом деле глуповат, но с какими-то убеждениями (Гоша у Горенштейна — воинственный антисталинист!), что делает его опасным для общества. Горенштейн так и пишет – его Гоша «способен убить из убеждений». И – убивает…
Ну, да ладно. В «Месте» любопытно кое-что другое. Роман написан очень своеобразно. Марк Розовский говорит о «кристально чистом языке» романа — это верно, у автора, действительно, кристально чистый, но обычный РАЗГОВОРНЫЙ язык, местами не гнушающийся канцеляритом. (Тогда как кристально чистый ЛИТЕРАТУРНЫЙ язык мы находим у Бунина, у Ал. Толстого, у Катаева…) Несомненное достоинство Горенштейна в том, что он умеет внятно изъясняться. Но не это важно. Важно, что у Горенштейна – всё как будто списано с натуры. Где-то у него промелькнуло, что на память он не жалуется. Вот это настораживает. Прибавим сюда, что и канва романа – автобиографическая. Даже в деталях, в частностях… И в этих частностях Горенштейн необычайно подробен. Постоянно оперирует деталями, каких нарочно не придумаешь. Их можно только «списать» с действительности. Поэтому читателя,— меня, например,- неотвязно преследует мысль: не пережил ли он сам решительно всё, о чем пишет в романе «Место»?..
Но тогда это роман-исповедь! И,- судя по эпилогу,- роман-покаяние.
А еще это имя нарочито дурацкое — Гоша… Почему все-таки Гоша, если зовут Гошу вовсе не Георгием, а Григорием? Может быть, это не уменьшительное от имени, а лапидарная форма фамилии автора? Шифровка, подсказывающая читателю, что всё написанное автором – им же и пережито. Это Горенштейн-Гоша насиловал уборщицу, и избивал в подворотнях мнимых сталинистов, и выслеживал и предавал своих сообщников… И вообще вся-вся грязь в книге – это его рук дело – кагебешного стукача и провокатора. Он, в смысле Гоша (про самого Горенштейна таких сведений нет), даже числится в списке стукачей и сексотов КГБ, добытого в конце романа диссидентом Пальчинским. Уже не помню, у кого из рецензентов я прочел, что роман «Место» — это попытка автора разделаться, расправиться с самим собой. Горенштейн кается?
(Нет, наверное, неспроста Горенштейна сторонились писатели-шестидесятники. Что-то «такое» они, должно быть, предполагали, почему и в круг свой не приняли. Я специально пересмотрел в воспоминаниях шестидесятников кучу фотографий – нигде не промелькнул Горенштейн. Впрочем, и писал он иначе, чем шестидесятники, я бы сказал, в худших – не в лучших, а именно в худших — традициях русской литературы 19 века. Когда еще превалировала элементарно-повествовательная форма описания текущей жизни, и еще не знали, что литература – это не простое отражение действительности, а искусное, в лучших своих проявлениях даже филигранное создание ее заново).
Ну, и наконец – о чём этот роман? Конечно же, не о том, что «место в жизни» надо всегда выгрызать зубами, как считает вездесущий Дмитрий Быков, тоже восторгающийся романом.
Это роман, – почему его и стали теперь издавать,— о том, как те, кто больше всего кричит о сталинских репрессиях, потом сами же и становятся активнейшими сторонниками и организаторами таких репрессий. Поэтому не удивительно, что всех собак они, как правило, вешают лично на Сталина, старательно помалкивая при этом о «сталинских палачах и стукачах», как их называет в романе Горенштейн.
P. S. После этого романа (да, и руки помыть хочется тоже), наверное, надо заметить, что любое художественное творчество, и литературное в первую очередь,— есть самовыражение, самоутверждение. Но неверно было бы утверждать, что в нем не должно быть задано, заложено нравственно очищающее воздействие на читателя. Чем, собственно, и отличается художественное произведение от разных прочих текстов — оно призвано гармонизировать, приводить в норму душевное состояние читателя. Почему? Потому что творческое самовыражение, как и творческое самоутверждение состоит в гармонизации своих мыслей и эмоций и нацелено на упорядочивание душевного строя как самого автора, так и его читателя. Если ничего этого не происходит, значит… Значит, читать это произведение было необязательно.
11 ноября 2017.
Из письма Г. Никифоровичу.
Я спрашивал Вас, что Вы перечитываете, и то, что Вы назвали столпов русской классики меня обрадовало. Потому что сегодня со всех сторон только и слышишь, как образованные вроде бы люди отрекаются от русской литературы и в первую очередь, от русской и советской) классики.
Есть здесь свой феномен. Перечитывают русскую литературу — в основном именно те, кто клянет всё русское.
В связи с этим вопрос. Хочется узнать Ваше мнение. Вы в контрах со всем советским, и, наверное, к русским вообще относитесь точно так же, как Горенштейн. И, может быть, хотя стопроцентной уверенности у меня нет, точно так же, как его Гоша, ненавидите Россию. И должен сказать, где-то я его понимаю. Правда, ненависть его, Вы знаете, я не разделяю.
А вопрос такой — очень длинный. Вы любите читать русскую литературу — за что, кстати говоря, почему? И как произошло, что имея такую великолепную литературу с лучшими в мире образцами людей (очень русских по свой природе) и глубоким срезом социумных отношений,- впитавший в себя всё это советский человек, а сегодня уже и русский, стал всем ннавистен?
Как Вы считаете, по природе своей он всё тот же, что на страницах книг любимых Вами русских писателей? Или в начале прошлого века произошел катастрофический слом русского характера?
Или революция и сталинизм выбили старый русский ген и перекодировали его? Впрочем, Вы как ученый наверняка понимаете, что никакой генетической мутации за такой непродолжительный срок (собственно говоря, за 10—20 годы прошлого века) — никакой мутации произойти не могло.
Наверное, это чистая психология (что-то близкое к тому, как за те же годы резко сменился набор русских имен — в 19 веке преобладала народная, мужицко-деревенская краска, сменившаяся в начале 20 в. на урбанистическую, городскую). Психология, может быть, в том, что, как говорится, русский мужик долго запрягает, но запрягши, слишком быстро скачет. И эта бешенная скачка в 40—60 гг. всех перемолола?
Правда, я вижу причину — всему, и любви нашей к русской литературе, и причину перехода от человека русского из русской классики к человеку советскому — в том, что русская досоветская литература, как и культура в целом тяготела к (да и была по большому счету) дворянской.
Это к вопросу, почему нам нравится старая русская литература. И не только, между прочим, нам. Весь репертуар латышских театров (по крайней мере пока я был действующим критиком и писал о латышских спектаклях в среднем 2 раза в неделю) — латышский репертуар чуть больше чем на треть состоял из русской классики (в основном Чехов, Тургенев, Достоевский) и даже советской драматургии.
Что касается человеческого «слома» — по-моему, тут две причины. Во-первых, после революции деревня хлынула в город, а это всегда чревато. За что я люблю Шукшина, он в своих рассказах ненароком показал, как деревенский житель (даже человек идеальный), переезжая в город, совершенно по-дикарьски разрушает чуждую, непонятную ему городскую культуру и тем самым деморализует городского жителя.
И вторая причина, после событий 17-го года города заполонила и подчинила себе блатная толпа. Уголовный мир (на воле) перевернул лодку. Всё хорошее пошло на дно, а плохое всплыло (то же самое в 90-ых и в нулевых гг. случилось на всем постсоветском пространстве) Эта публика русскую классику не читала и ее уроков не проходила.
И тут же мне пришла интересная мысль. До конца 70-х гг. советская литература продолжала исповедовать художественные традиции русской (дворянской) классики. Мы ее, эту литературу, читали с большим интересом, она нами была востребована. А советская гопота эту литературу с дворянской «червоточинкой» отвергала, не хотела читать. Затем в литературу пришли «деревенщики», всё та же, но уже образованная русская деревня – Белов, Астафьев, Распутин и иже с ними. Они привнесли другую атмосферу, вытравили немногие остатки традиций дворянского мировосприятия и… И сегодняшних русских писателей стало невозможно читать.
16 ноября 2017.
Из письма Г. Никифоровичу.
А теперь снова о ФГ. Я делю читателей на две категории — на квалифицированных и на обычных. Вас я почему-то относил к первым, а Вы оказываетесь, хоть и начитанный и понимающий, но читатель обычный. Вот, например, что касается вашего скепсиса относительно стихов в прозе Тургенева — Вам не приходило в голову, что они просто не для Вас, в смысле не для вашего литературного слуха? Вы пишете, что Тургеневские стихи в прозе «сейчас нельзя воспринимать всерьез». Нельзя или Вам не хочется воспринимать их всерьез? И может, по той же причине слабого литературного слуха Вам кажется, что язык ФГ «оказывается достаточным, чтобы создать фигуру Гоши — персонажа, который навсегда останется в Вашей памяти при всем Вашем к нему отвращении»? (В моей памяти он вряд ли останется).. Да и по части созданного характера… Странно, ФГ так много понаписал о своем герое, а характер-то получился плоский и примитивный, чтоб не сказать ходульный. Односложный, о нем язык не поворачивается сказать — противоречивый. Вы и сами не сможете сейчас вспомнить, что в нем позитивного или обнадеживающего, что входило бы в противоречие с его пустозвонством и ничтожностью, с его какой-то мелочной подлостью.)
Интересно, Вы имеете привычку перечитывать любимые книги, или у Вас таковых нет? Вот Вы говорите о вызываемом героем книги ФГ ОТКЛИКЕ и о характерах как главных для Вас составляющих впечатления о прочитанном. Для меня и то, и другое мало что значат. Я читаю, чтобы погрузиться в художественную атмосферу, почувствовать настроение автора и генерируемую им радость — говоря банально — радость бытия. Ничего этого в романе ФГ нет катастрофически. Я даже не удивлюсь, если поэтому кто-нибудь вдруг вздумает назвать роман «Место» — постмодернистским.
Вы говорите, что роман приносит чувство удовлетворения. Я не ищу в чтении удовлетворения, мне желательней удовольствие. Я из тех, кто прозу читает, как иные читают поэзию. Музыка слов мне важнее игры мыслей. Мне, перечитывая Набокова, иногда достаточно абзаца, чтобы испытать чувство удовольствия. Вы спрашиваете, чем привлечет читателя спустя годы «Святой колодец»? Нет, конечно же, один язык Катаева ничего еще не значит. Я отвечу вопросом — а чем привлекает сегодня Шопен, Моцарт, Бетховен? А что такого необыкновенного мы с Вами находим сегодня в картинах старых мастеров? Ответ, наверное, должен быть таков — они приводят нас в некое особое состояние. Я бы сказал, в гармоническое состояние по отношению к окружающей среде. Они нас очищают. И именно в этом состоит сакральная, первичная терапевтическая функция литературы и искусства. Литература к тому же совершенно банальным образом заставляет думать — не в смысле, что она нас чему-то учит. Нет, она заставляет хаотично возникать в нашем мозге и «бегать» никак не связанные между собой мысли. В этом заключается то, что раньше называлось воспитательным (обращенным в будущее) значением литературы, а вообще-то это (взятый из прошлого!) «дидактический опыт». В литературе его роль велика. Но не как объекта для подражания, а для преклонения и восхищения.
У литературы есть разные предназначеиия, о которых мы и не задумываемся (об этом — не знаю, читали ли Вы,— я написал целый цикл статей под названием «Апология чтения», см. gailit.ru). В частности, литература незаменима для нас потому, что одна из ее функций — возвышать, окрылять, воодушевлять человека. (Почему, собственно, недавно умерший литературный постсмодернизм вызывает сегодня всё новые и новые вопросы). Вы говорите, что персонаж ФГ вызывает жалость и сочувствие. Может быть, Вы еще скажете, что этот образ возвышает Ваши мысли? Гриша, согласитесь, что это не так — хотя бы уже потому, что в 60-80-ых гг. такие типы как герой ФГ считались швалью и нерукопожатными людьми. Вы, должно быть, просто забыли, что к таковым в первую очередь относилась уголовная шпана, стукачи и сексоты КГБ. А Гоша Ваш — из их числа. Человек НИЧТОЖНЫЙ, душевно нечистоплотный, грязный, предающий и пресмыкающийся.
Вы в одной из своих статей писали о теории маленького человек. Да, русским писателям было свойственно возводить его на пьедестал. Но только потому, что маленький человек часто бывает более великодушен, порядочен и благороден, чем личности крупные и выдающиеся. А вы, сдается мне, маленького человека приравниваете к человеку ничтожному, как Ваш Гоша. И напрасно Вы сравниваете его с Раскольниковым. Это земля и небо. Раскольникова ницшеанский бес попутал. Но это не бандит, как Гоша, избивающий баб, пьянчуг, стариков и мнимых сталинистов. Раскольников… он раскололся (потому и Раскольников) надвое, раздвоился и, что важно, стремится к покаянию. а не — ха-ха-ха! — к долгожительству, как Гоша. Раскольников — человек сложный, противоречивый, тогда Гоша — инфузория.
Нет, мне трудно понять, чем Вас привлекло это ничтожество и создавший его ФГ. Вы пишете, что свойство ФГ — «понимать ВСЕХ людей». Входить в положение, верно? А что же он не понял и не пожалел пьянчугу, избитого Гошей в парке? Вы перечитайте этот эпизод, с каким пренебрежением ФГ нам сообщает об этом! Словно Гоша ничего страшного не совершил, просто сходил в парк помочиться за кустом. А что же ФГ не вошел в положение т. н. «сталинистов», которых Гоша тоже избивает, прямо на улице, хотя ни один из них, может, и сталинистом не был? Или в положение самого Сталина?
Выдающийся политический философ, каким ФГ выставляет себя в романе, не удосужился порассуждать о причинах репрессий — это, во-первых. А во-вторых, он мог бы поразмыслить и о роли личности в истории. Велика ли была роль Ленина, Сталина, Хрущева в происходивших при них событиях? Или они всего лишь пришлись «по размеру» для стихийно происходивших политических катаклизмов и в нужное время, в нужном месте сумели оседлать эти события?
Впрочем, я, кажется, догадываюсь, чем Вас и многих авторов, писавших о ФГ,— заметьте, как ни странно, все они нерусского происхождения – этот писатель привлекает. Да, конечно, Вам импонирует, что ФГ в романе без конца склоняет Сталина и репрессии, но главное для Вас, я думаю, что он осмелился открытым текстом написать, что ненавидит Россию. Да, есть такая категория людей — они и в хвост, и в гриву эксплуатируют русский язык, даже пишут книги на русском языке и «питаются» русской культурой, но страну и народ, всё это генерирующий, своими не считают и ненавидят. Печально, но это так.
Вряд ли я стану читать что-то еще этого автора. Не внушает он доверия. И я хорошо понимаю шестидесятников, почему они не приняли его в свою среду. Это был чужой им человек. Даже, несмотря на то, что почти все они потом тоже поуезжали на Запад. Он им точно также не внушал доверия.
18 ноября 2017.
…Ужасно, что ее больше нигде нет. Я смотрю на ее фотографии (абсолютно на всех она улыбается, чего при жизни я не замечал) и думаю об одном и том же: как тяжело, в полном сознании она умирала. Одинокая, хоть и в окружении всех своих близких… Зная, что ее часы сочтены; никто ведь не понимал, как ей страшно и что вообще всё это значит. Радует только одно – она умерла, как просила – в своей постели.
Неужели я никогда не забуду этого, чтобы думать о другом – о том, какая прекрасная у меня была жена!
20 ноября 2017.
Мы живем в то время, когда всё больше и больше людей осознает, что главная теза дня сводится к мысли, что всё узаконенное – не честно. А это значит, что жить надо не по законам, а по понятиям. И главное из них – справедливость. В каждого, кто с этим не согласен,— кинь камнем.
30 ноября 2017.
Современные умники (а тех из них, кто сыграл уже в ящик, почему–то называют даже гениями), считают прогрессом то, что они без конца совершенствуют прикладные приспособления типа смартфонов или, скажем, утюгов. Мне кажется, они противоречат сами себе – зачем совершенствовать смартфоны? И уж тем более — утюги? (Ну, разве что для того, чтобы поднимать на них цены и тем самым получать всё большую и большую прибыль?)
Этот же вопрос можно озвучить иначе, обобщеннее: в каком обществе мы с вами живем? В развитом или застойном? А может быть вообще в загнивающем? Я думаю – в загнивающем.
Вспомним, чем мы жили в ХХ веке? В ХХ веке человек буквально рвался к знаниям и стремился к прогрессу. Генеральным направлением было развитие космонавтики. Движение вперед фундаментальной науки окрыляло человека. Мы совершенствовали ракетостроение, развивали науки, связанные с космосом. Благодаря чему, кстати, тогда развивались и многие прикладные науки.
А сегодня? Мы совершенствуем утюги! Штампуем миллиарды утюгов! Придавая им всё новые и новые конфигурации и функции, при этом забывая, что функция у утюга — одна. Гладить бельё. Таким образом, мы не просто топчемся на месте – это не застой. Это загнивание, откат, потому что мы забыли о верховенстве фундаментальных наук. Мы заботимся только о науках прикладных.
Мы строим технически развитое общество, вредное для человека. Потому что оно превращает человека из одухотворенного существа в свинью с большой мошной. Это регресс. Это загнивание. И не потому, что регресс вреден человеку. Беда наша, еще не до конца осознанная, состоит в том, что технологизация разума всегда ведет к разрушению самой природы планеты. Мы дошли до того, что готовы окончательно ее разрушить и перебраться на другую планету. При этом – ха-ха-ха! — даже не задумываясь о том, как это сделать. И вообще – возможно ли это. И наконец — надо ли это.
***
В исторической науке принято различать цивилизацию и культуру. Предметный мир – это цивилизация, мир духовный – это культура. Например, США — страна с развитой цивилизацией и недоразвитой культурой. Развитию подлежит культура, цивилизации возникают и растут спонтанно. Произвольно. Как плесень. Цивилизации по большому счету и есть плесень на поверхности планеты. Поэтому некоторыми даже считаются злом. Тогда как культура всегда — благо. И развивается трудно.
G. G. 2012-2017